После бала

Митингуй не митингуй – все равно получишь прежнее соотношение сил. При котором девочка Света из Иванова, уверенная, что это благодаря Путину все стали «более лучше одеваться», свою точку зрения не изменит.


«Вы считаете, на митинги много народа теперь выходить будет?» – с надеждой спрашивают меня мои студенты.

Площадь – дело веселое, увлекательное, юное. Они там как Наташа Ростова на первом балу: не натанцевались, не наигрались. А ко мне обращаются потому, что видели мои выступления на питерских митингах. Я потом получал письма со словами: «Респект».

Нет, ребята. Разочарую, но на митинги выходить пока не намерен. Не то чтобы этот жанр себя исчерпал – напротив, многотысячный массовый митинг по конкретному поводу (против сноса старых домов, вырубки парков, принятия дискриминационных законов) будет и дальше крайне уместен. Просто диагностический и инструментарный лимит сегодняшнего митинга очевиден.

С одной стороны, акцию числом в десяток-другой тысяч людей трудно разогнать. Кроме того, митинг способен изменить если не суть власти, то форму: открыли окна, проветрили страну (этой весной будет, скорее всего, изменен закон о регистрации партий и восстановлены - впервые за 10 лет под общественным давлением! - выборы губернаторов и сенаторов) – дышать стало свободнее.

С другой стороны, в ответ на стотысячный митинг на Болотной легко организуется и стотысячный митинг на Поклонной, причем отнюдь не только из статистов. Владимира Путина (что бы под этим ни подразумевалось) искренне любит критически большая часть населения. То есть достаточная для того, чтобы, случись переворот – допустим, Путин со товарищи свержен, правителем стал Навальный – это был бы именно переворот, смена царя. А матрица скоро вернулась бы к режиму, знакомому до слез (во всех смыслах), то есть к восточной автократии, загримированной под западноевропейскую демократию. Потому что путь страны одобряет не Путин, а та самая критическая масса - по крайней мере, в условиях отсутствия репрессий. Уж на что Екатерина Вторая хотела отменить рабство, однако глянула на созванную ею всесословную Комиссию - и ограничилась «Наказом». Поняла, что ее личная Болотная проигрывает всесословной Поклонной. Признала реальность.

Вот и сейчас: митингуй не митингуй – все равно получишь прежнее соотношение сил. При котором ставшая известной благодаря телеку девочка Света из Иванова, уверенная, что это благодаря Путину все стали «более лучше одеваться», свою точку зрения не изменит.

Вы город Иваново себе представляете, где всю жизнь тусовочный молодняк одевался на завокзальном рынке? Нет? Город, в котором лишь при Путине закрывшуюся фабрику-автомат имени 8 марта перепрофилировали в шопинг-молл? А я в городе Иваново школу окончил. Истину Света глаголет: одеваться там стали более лучше. И так она будет думать до тех пор, пока однажды не поймет, какого сорта эта ее «более лучшая» жизнь по отношению к жизни, скажем, в Европе.

По-моему, очевидны две вещи.

1. Переформатирование русской матрицы, то есть настоящая социальная революция, невозможна без того, чтобы заметная часть приверженцев Поклонной не превратилась в приверженцев Болотной.

2. Митингами этого изменения не добиться.

А чем добиться?

У меня есть одна гипотеза (прибегаю к оговорке, потому что сходные идеи в русской истории не я первый выдвигаю, и доселе они проваливались). Суть в том, что Света стоит на Поклонной, пока она не видит и не знает ничего, кроме жизни в Иваново. И пока это так, Иваново для нее центр плоской Вселенной, держащейся на одном ките и слоне, имя которого я уже пять раз помянул. Причем в реальности, скорее всего, такой массовой Свете не 19, а 39 или даже 49 лет, она эдакая тетя в вязаной шапочке и толстых рейтузах над сапогами, которые крепко стоят на родной земле; у нее пьющий муж и балбес-сын, и надо делать ремонт в панельной «двушке», и она его сделает, увидите! Она ведь «более лучше» жить стала, даже плоский телевизор с большим экраном купила, чтобы смотреть про убийства по НТВ, Малахова по «Первому» и концерт-дивертисмент по «России», где поют-пляшут все те, кого она с детсада знает. И чур-чур эту радость спугнуть.

Хотите, чтобы Света пошла за вами, то есть на риск?

Тогда, во-первых, перестаньте относиться к Свете с презрением и начните с ней говорить. Во-вторых, сделайте так, чтобы Света выбирала не только между видами пропаганды.

Второй цели – массового просвещения, массового образования, массового доступа к информации – можно добиться посредством действия, которое Ксения Собчак определила фразой: «Короче, подросток, подари бабушке IPad!».

Вот свежие данные ВЦИОМ: если в 2010-м 60% россиян никогда не пользовались Интернетом, то сейчас таковых лишь 45%. Доля тех, кто пользуется ежедневно, выросла с 23 до 36%. В 2010-м социальными сетями были охвачены 52% юзеров, а сегодня - 82%.

Что, у 39-летней Светы в Иваново есть дома Интернет? А у 59-летней, не говоря уже про 69-летнюю? И она обновляет статус, ставит лайки, фоловится и френдится, качает торренты, сидит в ютьюбе, следит за ньюзрукомом, слоном и лентойру? И, отсмотрев «Минаев лайв», переключается на «Госдеп 2»? Да она ничего этого просто не знает! И даже приличная московская (петербургская, екатеринбургская) пенсионерка, то есть еще молодая женщина 55+ лет, часто не знакома с этим добром.

Итак, первая идея для неудовлетворенного революционера: подсади тетю Свету на Интернет. Отдай ей свой старый комп. Помоги выбрать тарифный план. Не дави, требуя немедленно отречься от любимых Петросяна, Степаненко, Баскова, Боярского и, опять же, Путина. Просто дай выбор. За это она уже будет благодарна революции, а не Путину. (Путину она останется благодарна за телевизор). Подари родителям, родственникам ридер. Опять же, отдай свой старый. Покажи сайты, с которых качаются книги. И не только Донцовой и Дашковой. Предложи свой список для чтения. Те же расследования «РОСПИЛа» или Немцова - это детектив еще тот! Предложи, черт возьми, почитать хотя бы «ФСБ взрывает Россию» Литвиненко и Фельштинского, посмотреть одноименный фильм или фильм «Ходорковский». Не занимайся пропагандой, не обманывай, просто предложи: пропаганда быстро схватывается, но при столкновении с реальностью разлетается вдребезги.

Эта идея – дать образование обществу, чтобы образовалось новое общество – повторяю, лишь гипотеза. Максим Горький, вон, ради такой идеи пошел на сделку с дьяволом, поклонился Сталину – рассчитывая взамен, что выпуск «Всемирной литературы» просветит массы, а уж просвещенные массы скинут рябого дьявола сами. Просчитался. Дьявол смел метлой и его, и массы. Но тогда у дьявола была железная метла, а сейчас ее нет, да и дворником работать ни у кого желания нет.

В Интернете пропаганда не столько работает, сколько разоблачается. Интернет – первый в истории человечества канал связи, не просто предусматривающий обратную связь, но и основанный на ней. Интернет – идеальная среда для общества без вертикали власти, без иерархии, с ограниченными возможностями для влияния денег. Может быть, он поможет такое общество и создать?

Есть смысл попробовать.

А выполнить первую задачу –перестать разговаривать со Светой через губу, признав ее равной себе и, тем самым, дав шанс измениться – расстроенный революционер может, на мой взгляд, другим способом.

Не удалось взять Кремль? Возьми районную управу. Узнай, для начала, когда у тебя муниципальные выборы, организуйся с друзьями и проводи их в муниципалитет. Обкатай на дворовой практике выборную тактику и стратегию. Узнай, кто те люди, что живут бок о бок с тобой: на что они надеются, о чем мечтают, чего страшатся. Добейся того, чтобы на уровне домов и дворов мы стали жить, как в Европе. Начни с контроля над бюджетом не «Роснефти», а садово-паркового хозяйства (о, вот где пилят как стригут и стригут как пилят, поскольку цветы по головам и голосам не пересчитать!) Права Латынина: это власть гниет с головы, а демократия создается с хвоста.

И это сейчас – главная тема. Вот и журнал «Афиша», славный длинным-длинным, как у Буратино, носом, вынюхивающим тренды времени, весь последний номер посвятил именно таким ребятам, пошедшим в «маленькую власть».

Это как начать преображать жизнь с мытья посуды.

За шесть лет можно многое перемыть в нашей стране, где предыдущие двенадцать лет занимались в основном тем, что отмывали.

Дмитрий Губин, Ъ

Перейти на страницу автора