Страна без посредников

Сегодня власть относится к оппозиции, как к террористам – никаких переговоров, только запугивание, устрашение, силовые меры. Протестующие сдаваться не намерены. А арбитра между двумя враждующими силами, к сожалению, нет.


© Фото Павла Волкова

Сначала хотел назвать эту статью «Что делать»? Действительно, что делать, когда в воздухе носится запах гражданской войны, когда зримо происходит раскол общества, когда власть и ее оппоненты не могут договориться, когда, что называется, нашла коса на камень? Оппозиция не уходит с улиц, не прекращает акции протеста, не отказывается от своих требований. Несмотря на репрессии, преследования, басманные суды, штрафы и «посадки», они смеются и даже больше того - они высмеивают тех, кто их преследует. И планируют новые массовые акции протеста.

Власть же с упорством камикадзе подает нам знаки. Вот один - назначение полпредом Холманских – болтуна, грозившегося приехать с мужиками из Нижнего Тагила и разогнать оппозицию. Смотрите - такие нам нужны! Следом еще намеки - Госдума приняла поправки в закон, ужесточающие ответственность за участие в митингах. Не важно, сколько в итоге будет этот штраф - 1,5 миллиона или 30 тысяч, важна тенденция. Мэр столицы Собянин вручает квартиры омоновцам, получившим царапины при разгоне «Марша миллионов». Жесть! Я вспоминаю своего приятеля Володю Усачева, офицера питерского СОБРа – несколько командировок в Чечню, прошел и первую и вторую компании, боевые награды, трое детей и… маленькая комнатка в общежитии. Чтобы его семья в итоге получила квартиру, ему нужно было не просто погибнуть в Чечне, (это увы, еще не повод выдать ордер на жилье), но еще и посмертно получить звание Героя России.

А тут на тебе - очень показательно: будете жестко разгонять «несогласных» - мы вам и квартиры, и премии, и повышенные зарплаты! Осталось только «боевые» платить, да объявить Россию зоной контртеррористической операции.

Да, похоже, время паники и уступок в Кремле после 100-тысячных демонстраций на Болотной и Сахарова прошло. Сегодня власть относится к оппозиции, как к террористам в Беслане или Норд-Осте – никаких переговоров, только запугивание, устрашение, силовые меры. Но и оппозиция не выкинет белый флаг (белые ленточки), как не двусмысленно это не звучит. Вместо сегодняшних десятков тысяч (после драконовских поправок в закон о митингах) завтра в знак солидарности с оппозицией белые ленточки наденут миллионы - как когда-то в 1943 году во время преследования евреев король Дании Кристиан Х и многие его соотечественники надели на руку повязку с шестиконечной звездой.

Чем это все может закончиться – вполне предсказуемо. Достаточно вспомнить даже не арабские революции, а нашу собственную вчерашнюю историю. Гасить недовольство людей ОМОНом - это все равно, что тушить огонь керосином. Любое насилие со стороны власти, которая, к тому же, в умах многих граждан не является честной и легитимной, оборачивается катастрофой именно для этой власти.

Я наблюдал события в Латвии и Литве в 1990-1991 годах, можно вспомнить конфликты на Кавказе, Приднестровье, Августовские события 1991 года. Мне довелось быть если не участником, то близким свидетелем всего происходящего, закончившегося развалом страны. Был в Вильнюсе, когда мирные демонстранты окружили и блокировали базу местного ОМОНа. И в Риге, где друг мой, командир Рижского ОМОНа Чеслав Млынник, тоже просто выполнял приказы (ничего личного) - разгонял мирные манифестации и митинги. Чем это все закончилось – известно. Потом Чеслав вместе с вильнюсским коллегой Болеславом Макутыновичем были попросту преданы теми, кто отдавал им приказы и долгие годы вместе со своими бойцами вынуждены были скитаться и скрываться от преследования не только латвийского следствия, но и родной российской Генпрокуратуры.

К чему все эти воспоминания? Да к тому, что бесполезно воевать с собственным народом, даже если на улицу выходят 1000 человек. Это шаг в сторону пропасти. В век информационных технологий уже не пустишь черные воронки, которые по ночам будут выхватывать всех недовольных и сажать сотнями тысяч и миллионами в ГУЛАГ. Лишить оппозицию лидеров – пересажать под надуманными обвинениями самых отчаянных и известных - тоже уже бесполезно. «Окупайабай», «окупайарбат» доказали, что для организации протеста уже не нужны лидеры, протест зарождается в сети, а затем из онлайна перетекает в офлайн. А далее - мы видим: уличные ассамблеи вполне успешно решают вопросы самоорганизации, финансирования, учебы, разрабатывают резолюции, планирует действия и регламент протеста.

Когда власть честна, легитимна и открыта – ей легко пойти на разговор хоть с оппозицией, хоть с чертом. Но когда оппонентов «терзают смутные сомнения: у посла – медальон, у Шпака - магнитофон»… Что-то в датском королевстве явно не чисто, коль скоро власть шарахается от самой мысли о диалоге и вынуждена прятаться за спинами и щитами ОМОНа и внутренних войск.

В чем кризис легитимности власти (здесь я имею ввиду не только президента, правительство, но, кстати, и Госдуму тоже), и можно ли его преодолеть? Путинское реформирование избирательной системы в попытках установления бесконечной централизации, жесткой управляемости и контроля над избирательным процессом логично выродилось в процесс обратный – отсутствие выборов как таковых. В нормальном, общепринятом смысле этой демократической процедуры. Например, 99% населения России по существу лишены пассивного избирательного права, то есть не могут быть избранными, так как не состоят ни в какой из семи действующих партий. Конечно, лазейка в законе оставлена – партия может взять в списки и беспартийного, но мы помним, что случилось, например, с Евгением Ройзманом, которого пригласил к участию в выборах Прохоров. Из процесса в результате был удален как Ройзман, так и Прохоров. Увы, не исключительный случай. Включение в списки беспартийных происходит под пристальным контролем администрации президента - проверил, кстати, на себе!

Но даже если бы и по этим убогим правилам власть играла честно, может, не было бы ни Болотной, ни площади Сахарова. Проглотили бы, как всегда. После 24 сентября, когда за нас решили, кто будет следующим президентом и кто премьером, гражданское общество всколыхнулось, тысячи людей стали наблюдателями на выборах, чтобы проверить: от нас-то что-то зависит?

А сам массовый протест родился позже как реакция на грубо искаженное чиновниками волеизъявление граждан. Ну, очень им хотелось получить пусть не конституционное большинство (это, к счастью не под силу сегодня даже волшебникам уровня Чурова), а хотя бы простое. Натянули «Единой России» 238 голосов. Казалось бы, ерунда? Но этим решением исказили не выборы, а историю России. И мы это еще ощутим спустя некоторое время. Вспомните недавнее голосование по кандидатуре премьера. Он прошел только за счет этого надутого большинства ЕР. И представьте, если бы подсчет в декабре был честным. Сегодня у нас в Белом доме уже был бы другой премьер, а возможно - и коалиционное правительство. А все то противостояние, что происходит сегодня на улицах, могло бы обрести цивилизованное обличие в виде жарких парламентских баталий и вынужденных внутридумских и внутриправительственных компромиссов. Кстати, будь в Думе честный расклад, никому не пришло бы и в голову предложить штрафы за митинги в полтора миллиона рублей.

Итак, с точки зрения активного гражданского общества или оппозиции мы имеем недолегитимную Госдуму - в силу как убогого выборного законодательства, так и нечестного подсчета голосов на выборах в декабре 2011 года. Соответственно, нелегитимный исполнительный орган власти – правительство РФ, как сформированное председателем, который утвержден в должности нелегитимной Думой. И, наконец, у нас не совсем легитимный президент, избранный на пост в результате массовых фальсификаций, вбросов – во первых, а главное – по духу и букве закона вообще не имеющий права баллотироваться на третий срок .

В общем, «царь-то – ненастоящий»!

Власть может спорить, игнорировать, не обращать внимания, но переубедить немалую часть общества (возможно самую активную, думающую, креативную) ей уже точно не удастся.

И как нам быть дальше? Как нам жить в одном государстве, если мы непримиримо разделились, как после революции? Вы планируете и дальше коррумпировать государство, разворовывать ресурсы, практиковать кумовство и распределение заказов по друзьям и родственникам, добивать армию, развращать и разлагать правоохранительную систему, командовать судебной властью и требовать от нас, чтобы мы с этим смирились и молчали? Штрафом в 1,5 млн рублей хотите нас остановить? Я провел тут мини-опрос среди коллег по оппозиции. Лейтмотив такой: платить сумасшедшие штрафы не будем. Продавать последнюю квартиру, имущество, машину, чтобы рассчитаться с государством за свое несогласие с властью? Если вынудят – продадим, но лучше купим на эти деньги оружие!

В общем, не дай Бог!

Разрулить эту патовую ситуацию мог бы серьезный авторитетный, уважаемый всеми посредник, способный вести диалог на равных с обеими сторонами. Беда только, что как и в 1917 году, такого посредника у нас сейчас нет. Представительный орган – Госдума - мало того, что представляет менее 1% населения, состоящего в партиях, так еще и криво выбрана, да и авторитета у нее среди граждан не больше, чем у девушки с Ленинградки. Общественная палата состоит из таких общественников, что хоть святых выноси (см. расследование «Новой газеты»). В другие времена на эту роль могла бы сгодиться РПЦ (помните, в октябре1993 года, после расстрела парламента, патриарх Алексий II достаточно успешно справился с этой задачей?). Но нынешний патриарх Кирилл после предвыборной агитации за одного из кандидатов, а главное - квартирных и прочих скандалов утратил не только некую сакральность, но и просто уважение большой части общества.

На Совет по правам человека при президенте тоже особых надежд возлагать не стоит.

В нормальной стране в подобной ситуации вообще не надо было никаких посредников – есть суд (выношу здесь за скобки определения - независимый, честный, непредвзятый, а каким он еще может быть в нормальной стране?), где можно отстоять законное право, восстановить нарушенные права. Но наше «басманное» и «хамовническое» правосудие на роль арбитра подходит еще меньше, чем патриарх!

Итак, констатируем: похоже, в России нет института посредников, способного вести переговоры с целью не допустить развала страны и скатывания к гражданскому противостоянию. Что остается? Векторов для развития мира в стране немного. К сожалению, у нас утрачен механизм референдумов, на который можно был бы вынести вопрос о реформе политической системы, реформе судебной власти, изменений в Конституцию. Возрождение плебисцита можно было бы начать с роспуска всех избирательных комиссий и создания новой сети избиркомов на паритетной основе – 50 на 50% от власти и оппозиции.

Еще вариант – принятие, наконец, закона о Конституционном собрании. Механизм выборов представителей, должен, на мой взгляд, опять же начинаться с роспуска дискредитировавшей себя существующей вертикали избиркомов. Задача Конституционного собрания – изменение Конституции, реформы выборного законодательства, политической и судебной системы. Итогом работы – референдум и выборы всех законодательных органов в течение одного-двух лет.

Наконец, еще один возможный вариант примирения и включения всех сил общества в реальную политику – до конца весенней сессии - изменение выборного законодательства, затем роспуск законодательных органов власти, проведение осенью новых выборов в Госдуму и в законодательные органы власти субъектов Федерации. Весной следующего года - выборы губернаторов и глав субъектов Федерации.

Список не исчерпывающий, наверняка, будут и другие предложения. Вот только времени на принятие решения остается все меньше.

P.S. Ну а суть предлагаемых реформ постараюсь подробнее изложить в следующих статьях.

Сергей Гуляев

Перейти на страницу автора