Следующий после Путина

Хотя путинское президентство только еще стартовало, толки о предполагаемых его преемниках не умолкают. Не выглядеть «хромой уткой» всегда было важнейшей задачей Путина. Сегодня он с ней не справляется.


Хотя очередное путинское президентство только еще стартовало, толки о предполагаемых его преемниках как начались чуть ли не в день инаугурации, так и не умолкают. Не выглядеть «хромой уткой» всегда было важнейшей задачей Путина. Сегодня он с ней не справляется.

Причина явно не в травмированном позвоночнике. Скорее уж наоборот. Представление о Путине как о человеке финиширующем нуждается в живом фактурном подкреплении, и любая болезнь, даже и такая, из-за которой в отставку не уходят, идеально ложится в образ стареющего и понемногу сходящего с дистанции вождя.

Повышенный интерес к любым путинским физическим проблемам станет теперь неиссякающим. И притом во всех слоях общественности, от верноподданно-номенклатурного до интеллигентско-оппозиционного. Примерно таким же порядком весь народ со вкусом толковал о здоровье Брежнева все последние 7–8 лет его правления.

Ожидания людей – огромная сила. Почему от Путина так ждут старческих хворей, причем ждут их с явным опережением обычного биологического графика? Да потому что больше не ждут от него чего-то нового. За 13 лет правления «президент надежд» превратился в персону, уход которой широкие массы примут с полным спокойствием, если и не с облегчением, но при условии, что найдется убедительный преемник.

По осеннему опросу Левада-центра, 49% россиян предпочли бы, чтобы через 6 лет, на следующих президентских выборах, Путина сменил «другой человек», и только 22% высказались за то, чтобы он стал президентом еще разок. 

Расклад мнений занятный, но опросы и вообще-то вещь условная, а уж касающиеся отдаленного будущего - тем более. А с Путиным сыграли дурную шутку как раз те манипуляции, которые вернули ему президентское кресло. И продление президентского срока до 6 лет, и рокировка с Медведевым, и выборы с коллективом конкурентов, которых он сам себе отобрал, и многое прочее, чем запомнился март 2012-го. При всей управляемости предыдущих президентских кампаний такой концентрации несуразиц в них никогда еще не было.

От этого в умах людей, даже и вполне правоверных, голосовавших за Путина по доброй воле, остался осадок. И главная мысль в этом осадке – что установленные законом формальные процедуры ни малейшего значения теперь не имеют – очень невыигрышна для всей последующей деятельности ново-старого президента. Ведь шестилетний срок – такая же формальность, как и все прочие. Значит, его тоже можно не рассматривать всерьез.

Соответственно, и дальнейшее правление Путина в глазах большей части номенклатуры, а равно и того простонародного «путинского большинства», которое поддержало его в марте, - это лишь вопрос целесообразности, а вовсе не священное предписание, высеченное на скрижалях.

Очевидна ли для них сегодня эта целесообразность? Далеко не факт. Путин – гарант растущего благосостояния простых людей? Уже нет, признаков роста этого самого благосостояния все меньше. Путин – гарант привилегий номенклатуры? Последние месяцы поколебали веру номенклатурщиков в то, что это так. Путин – властитель, держащий в руках все рычаги и внушающий поэтому страх? Относительно безраздельности его контроля над рычагами сейчас все больше сомнений.

Вынужденное уменьшение традиционных денежных раздач. Не совсем убедительные попытки держаться бодро при появлении на публике. Усталое повторение старых лозунгов и неумение сформулировать новые. Расплывчатость обещаний и неясность дальнейших намерений. Раздоры внутри ближнего круга и волны паники, которые прокатываются по всему бюрократическому аппарату. Растущий страх перед внешним миром. Преувеличенная нервозность в преследовании уличных оппозиционеров. А если коротко, то именно то, что еще недавно называлось «раскачиванием лодки» и запальчиво ставилось в вину другим. 

Все это, вместе взятое, резко повышает интерес к тому, есть ли у Путина в запасе преемник и кто этот человек. Речь, опять же, не о тех, кто декламирует: «Путина в отставку!», а именно о лоялистах на всех общественных этажах. О людях, которые высоко ценили «путинскую стабильность», и теперь, когда эта «стабильность» в их глазах иссякает, все живее интересуются перспективами стабильной передачи власти в какие-то другие руки.

Ситуацию дополнительно запутывает то обстоятельство, что в роли номинального путинского наследника по-прежнему пребывает премьер Медведев, у которого индикаторы доверия в массах терпят обвал, а авторитета в кругах руководящих не было изначально.

Тандем исчерпал себя давным-давно, но Путин все тянет с заменой его на что-то другое, и этим тоже ослабляет свои позиции. Хотя проблема, перед ним стоящая, и в самом деле не из простых. «Технический» премьер фрадковского типа не удержится на высоте сегодняшних задач и, пожалуй, дополнительно опозорит как систему в целом, так и лично Путина. А назначение премьера-харизматика станет первым в путинской карьере недвусмысленным сигналом о том, что он готовится к уходу.

Характерно, что все называемые молвой «кандидаты» - и Шойгу, и Собянин, и Рогозин – люди из 1990-х, стартом своей карьеры обязанные отнюдь не Путину. Уже само их недавнее выдвижение в первые ряды – признак кризиса личной путинской команды, а также и знак того, что сам он не сумел вырастить и вывести в публичные политики первого ранга какую бы то ни было новую фигуру. И это, конечно, тоже фиксируется номенклатурой и тоже засчитывается ему в минус.

До сих пор вся политическая стратегия Путина сводилась к поиску сиюминутных способов удержания власти и наращивания своих полномочий. Пикантность нынешнего момента в том и состоит, что все сколько-нибудь конвенциональные способы наращивания личной власти оказались исчерпанными уже в начале очередного путинского президентства.

И если отказаться от безответственных и никому ничего хорошего не обещающих способов неконвенциональных, то самая разумная стратегия, которую мог бы сейчас выбрать Путин, - это осознать факт своего выхода на финишную прямую и начать готовить свой уход не позже 2018 года, а если история ускорит свое движение, так и раньше.

Борис Ельцин в свое время переборол соблазн все продлевать и продлевать свое правление до последней крайности, но зато воспользовался возможностью выдвинуть преемника. Похожий выбор встает сейчас перед Путиным. Или скоро встанет.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора