Недремлющее око Путина

Инициатива российского президента по ужесточению ответственности за нарушение регистрационного учета граждан, помимо прочих опасений, приведет к тому, что право людей на свободное передвижение по стране для чиновников станет не более чем декларацией.

Как известно, Владимир Путин на этой неделе внес в Госдуму законопроект, с поправками в закон о праве граждан на свободу передвижения и выбор места жительства. Фактически эти поправки направлены на ограничение этого права. Эта законодательная инициатива сразу же вызвала массу споров и опасений, а кто-то начал даже говорить о том, что в Россию возвращаются «времена крепостничества».

Если разобраться, то у путинского законопроекта, который, можно не сомневаться, будет оперативно принят Госдумой, по-видимому, сразу несколько задач.

Основная состоит в усилении полицейского контроля за гражданами. В особенности, за неблагонадежными. Можно смело прогнозировать, что, став законом, эта инициатива ударит по миллионам наших сограждан, пытающихся как-то выживать в том мире, который в значительной мере и создан усилиями политиков, принимающих такие решения. В первую очередь, по тем, кто сдает имеющееся у него свободное жилье, и, в особенности, по тем, кто его снимает.

Путинский законопроект фактически отменяет в нашей стране уведомительный характер регистрации, действовавший (хотя и со множеством местных ограничений) ранее на территории РФ, и снова, как в позднесоветские времена, вводит обязательную прописку. И это при том, что все это напрямую нарушает 27 статью Конституции и идет в разрез с несколькими постановлениями Конституционного Суда. В частности, от 2 февраля 1998 года, в котором однозначно говорится об «уведомительном характере регистрации» в Российской Федерации.

Между тем в тексте президентского законопроекта написано: «граждане Российской Федерации обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства...».

Правда, сразу же за этим предложением следует другое, противоречащее первому: «регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан...».

Разница между этими взаимоисключающими фразами состоит в том, что для органов исполнительной власти первая носит директивный характер, а вторая — декларативный. Тем более, что новый законопроект ужесточает административную, а теперь еще вводит и уголовную ответственность за отсутствие регистрации по месту жительства или временного пребывания или за так называемую «фиктивную регистрацию».

Понятно, что словосочетание «фиктивная регистрация» сразу создает нужный настрой, и у законодателей, и у обывателей. В воображении тут же предстает образ мошенника, который, естественно, должен сидеть в тюрьме.

Законопроект, кстати, как раз предполагает максимальное наказание за это нарушение — три года лишения свободы.

Однако вчитаемся в текст документа. Под «фиктивной регистрацией» в нем подразумевается регистрация гражданина «на основании заведомо недостоверных сведений». Что это означает? На деле это означает, что теперь регистрация человека инкогнито будь то в гостинице, на частной квартире или в частном доме, как это практикуется во многих странах мира, когда приезжий может назвать любое имя и получить ключи от гостиничного номера, теперь будет исключена.

Понятно, что и силовики (в том числе, самый главный из них, сидящий в Кремле) в восторге от этого законопроекта. Глава ФМС Константин Ромодановский уже заявил, что он в его ведомстве давно ждали такого документа. Счастлив будет и ксенофобски настроенный обыватель, и отражающий взгляды этого обывателя политик.

Во-первых, потому что эти люди убеждены, что государство просто обязано держать под неусыпным контролем каждое телодвижение каждого человека, ибо это правильно. Во-вторых, они считают, что это технически возможно.

Заметим, что у множества нормальных законопослушных граждан есть масса отнюдь не преступных, а вполне человеческих поводов, чтобы не ставить государство в известность о своих передвижениях по стране.

Во-первых, у человека, приехавшего из одного региона в другой с деловой поездкой или в командировку, может просто не быть времени, чтобы сидеть в очередях местного отделения ФМС. Во-вторых, он не понимает, почему он должен регистрироваться в своей собственной стране, если приехал погостить к друзьям или к любимой девушке.

Еще одна трактовка понятия «фиктивная регистрация», имеющаяся в законопроекте, подразумевает регистрацию формальную, когда человек регистрируется в той или иной «резиновой» квартире не для того, чтобы в ней жить, а чтобы иметь «бумажку» о регистрации.

Таких случаев немало. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что в 2011 году таким образом было зарегистрировано почти 300 тыс. человек.

Но почему возникают такие «резиновые» квартиры и такая формальная регистрация? Этот вопрос инициатора законопроекта похоже совершенно не интересует.

Между тем, ответ лежит на поверхности — сами органы власти отказываются регистрировать граждан. То есть они могут их зарегистрировать, а могут и нет. По факту во многих регионах страны, как уже говорилось, регистрация имеет разрешительный, а не уведомительный (как это должно было бы быть) характер. Между тем без регистрации людей нередко людей не берут на работу, им отказывают в покупке или аренде жилья.

Что делать в этой ситуации человеку? Он имеет право хоть как-то выжить, когда государство загоняет его в угол или нет?

Могу сослаться на собственный опыт. Свою русскую жену, российскую гражданку, с которой у нас к тому времени было уже двое детей, я смог зарегистрировать в своей московской квартире только через суд.

Местные власти не регистрируют «иногородних» и иностранцев, потому что тогда на них должны распространяться хоть и весьма куцые, но какие-никакие социальные права. Чего доброго придется ставить на очередь на улучшение жилищных условий. А этого сейчас стремятся всеми силами избежать.

Во всяком случае, моей семье из пяти человек, зарегистрированной в моей, ставшей вполне «резиновой» однокомнатной квартире общей площадью 30 с половиной метра, муниципалитет в постановке на очередь на улучшение жилищных условий, отказал.

То есть, современное российское государство прекрасным образом умывает руки, когда дело касается его социальных обязательств перед гражданами, но свирепо следит за каждым их шагом.

И не дай бог вы сами без его помощи (к чему официальные представители на словах и призывают) попытаетесь решить свой квартирный вопрос. К вам тут же придет добрый дядя милиционер с не менее добрым дядей из ФМС и попросят очистить помещение или заплатить штраф в несколько тысяч рублей.

Теперь о том, что касается трудовых мигрантов, как внутренних, российских, так и иностранных. С одной стороны, правительство заявляет, что нам без мигрантов не обойтись — население стареет и сокращается численно, работать скоро будет некому. Дмитрий Медведев как-то говорил что-то о поощрении внутренней трудовой миграции.

Как будут мигрировать люди из одного региона в другой если им не просто негде жить (это одна проблема), но их еще и будут регистрировать или не регистрировать по усмотрению того или иного чиновника?

Именно поэтому многие из трудовых мигрантов, и внешних, и внутренних вынуждены жить в совершенно нечеловеческих условиях по 20-25 человек в одно или двухкомнатных квартирах, о чем уже приходилось писать неоднократно.

Теперь доблестные сотрудники миграционной службы вместе с представителями органов внутренних дел, на которых законопроект возлагает задачу по его реализации, на вполне законных основаниях придут и вышвырнут их на улицу.

Но дальше-то что?

Кто будет в городах России убирать улицы, возводить здания, работать в магазинах — ведь сейчас во всех этих отраслях трудятся мигранты.

Понятно, что гуманитарный аспект этого дела тут даже не рассматривается, поскольку за людей мигрантов просто не считают.

Похоже, что для того, чтобы угодить Европе, которая давно сигнализирует российским властям, что для отмены визового режима с ЕС России надо бы ввести таковой со своими соседями по СНГ, у нас решили наплевать не только на гуманитарный, но и на экономический эффект от этого законопроекта. А он обещает быть катастрофическим...

По большому счету, Путин этим законопроектом, похоже, решил убить как минимум, трех зайцев — с одной стороны, потрафить Европе, а с другой — националистам. С третьей-еще крепче взять под контроль оппозицию внутри страны, а заодно и расколоть ее.

Что он в общем уже и сделал. Националист, а по совместительству, участник протестного движения Дмитрий Демушкин уже поддержал эту гайкозавинчивающую и абсолютно антидемократическую президентскую инициативу. По его словам, которые цитирует РБК, он заявил, что националисты поддерживают президентскую инициативу, хотя и считают ее половинчатой.

Последняя оговорка понятна — они бы всех поганой метлой, и к каждому по автоматчику приставили бы...

Либеральной же и левой оппозиции из всего этого надо делать собственные выводы. Во всяком случае, если они и на этот раз пойдут в одной демонстрации с нацистами, то ни чем иным, кроме как предметом насмешек, ни первые, ни вторые больше уже не будут.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Путин: Закон о рынке доступного арендного жилья еще не принят