Образовательная катастрофа

Образовательная катастрофа

Последние двадцать лет мы привычно ругаем наше образование, говорим о его деградации, смеемся над невежеством выпускников школ и вузов. Но сейчас, похоже, подошло время, когда образование надо не просто реформировать, а спасать.


© Фото Евгения Евдокимова

Последние двадцать лет мы привычно ругаем наше образование, говорим о его деградации, смеемся над невежеством и безграмотностью выпускников школ и вузов. Но сейчас, похоже, подошло время, когда образование надо не просто реформировать, а спасать.

Основная проблема в том, что образование у нас сейчас не просто плохое или деградирует. Для миллионов обычных людей его скоро не будет вовсе. В прямом смысле этого слова.

То есть, внешне все еще остается более-менее как раньше - школьные здания стоят и туда вроде бы ходят дети, но их там не то что плохо учат (об этом уже говорено — переговорено), а практически не учат вообще.

Чтобы было понятно, о чем речь, несколько примеров из сегодняшней жизни. Вот что рассказала мне одна знакомая. На днях пересеклась на улице с мамой одноклассницы своего сына (тот сейчас учится в другой школе). Разговор, естественно, зашел о детях, о школе. Оказывается у бывших одноклассников ее сына, которые сейчас уже девятиклассники, полгода (!) не было уроков русского языка. Нет учителя. В промежуточном экзамене (что-то вроде ЕГЭ для неполной средней школы) по русскому класс не участвовал. Всем просто оптом поставили «тройки».

То есть детей уже не просто плохо учат, по какой-то неправильной или правильной системе. Нет! Их просто не учат вообще. И это не где-нибудь в глухой провинции, а в Москве.

В той же (в общем, самой обыкновенной) московской школе в начальных классах нередка ситуация, когда за неимением учителя-специалиста, детям вместо урока просто тупо включают мультик.

Другой пример, уже из системы высшего образования. Молодого преподавателя одного из известных солидных московских университетов вызвал к себе ректор. Претензия: «Вы слишком много им даете. Давайте минимум, а остальное пусть добирают дополнительными платными уроками».

И мы уже имеем соответствующий результат такого образования.

Некоторое время назад у моего младшего разболелось ухо. Вызвали неотложку. Врач сказал: «В больницу, пусть посмотрит специалист». Приехали в одну из самых известных московских детских клиник — Морозовскую больницу. Дождались врача, молодого, уверенного в себе плейбоя. Тот заглянул ребенку в ухо. Потом долго звонил кому-то, консультировался. И, наконец, выдал «диагноз»: «Какие-то пузырьки в ухе».

По-моему, без комментариев...

Еще пример, ярко характеризующий состояние уже нашего среднеспециального образования, а вернее его отсутствия. Знакомый, недавно работавший на заводе им. Хруничева в Москве, рассказал, что на предприятии, на котором пока еще трудятся несколько тысяч человек, не нашлось сварщика, который должен был изготовить какой-то особо сложный шов. Чтобы все-таки сварить нужные детали пришлось вспомнить об одном мастере, который уже давно ушел на пенсию. Старичка вызвонили по телефону. На счастье он оказался еще жив и не забыл, как производится эта сварка...

Вопрос, который сейчас наиболее уместен, состоит в том, как исправить существующее положение в народном образовании России и возможно ли это сделать, оставаясь в рамках существующей социально-экономической и политической системы страны.

При этом, по мнению политолога Павла Кудюкина, «просто увеличить финансирование сферы образования в целом, как это уже делалось с 2000 по 2008 годы, когда оно возросло в четыре раза, уже недостаточно. Тем более, что немалая часть бюджетных средств направлялась «на откровенно вредные вещи вроде ЕГЭ». Главная задача сейчас, не вливание финансов в «элитные университеты», а спасение общего образования», - полагает он.

Первый вопрос в этой сфере, считает Кудюкин «радикальное повышение материального положения учителя средней школы». По словам эксперта, нужно сделать так, чтобы учитель мог прожить на ставку.

Сейчас же говорит Кудюкин, российский учитель живет по поговорке, согласно которой «на ставку есть не на что, а на две — некогда».

Заведующая кафедрой социальных теорий и технологий Пензенского государственного университета Анна Очкина на этот счет говорит, что повышение зарплаты работников образования до средней по экономике региона, о чем не раз говорил Владимир Путин, никаких проблем, в том числе, и проблему материального стимулирования учителей и преподавателей вузов, не решит.

По ее словам, и сейчас цифры зарплат учителей в субъектах Российской Федерации, публично озвучиваемые главами регионов, в реальности не соответствуют действительности,

По данным Очкиной, несмотря на уверения губернаторов, для провинции обычной остается зарплата учителя в 7 тыс. рублей.

Во многих школах рост зарплаты учителя идет исключительно за счет увеличения его нагрузки. Растет количество учеников в классах, достигая сегодня 30-35 человек.

Большое количество учеников в классах возникает за счет объединения школ и сокращения учительских должностей в школах, отмечает Очкина. Учителя уже сейчас работают как рабы, говорит она. По ее данным, при ставке в 18 часов в неделю, меньше 25 часов учителя не работают.

Плюс к этому надо прибавить классное руководство, огромное количество бумаг, которые должен заполнять учитель, обязательные дополнительные занятия, отмечает она.

По словам директора Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Бориса Кагарлицкого, российское образование сегодня уже перешло точку невозврата.

«Ситуация в сфере народного образования в России вышла за рамки не то что нормы, но даже за пределы того, что вообще допустимо в современном обществе», - считает он.

Понятно, что те большие начальники, которые довели наше образование до того, что оно выдает такого уровня «специалистов», о которых было сказано выше, своих детей к ним не поведут.

А когда оставшиеся еще профи уйдут на пенсию или в мир иной, начальники знают, что и в этом случае с ними ничего плохого не случится - они поедут в те страны, где такого надругательства над образованием не было. А значит, и приличные специалисты в наличии.

А то что будет с Россией и ее народом в уже вполне обозримой перспективе, да, что в перспективе — уже сейчас творится со всеми нами, - их, конечно, совершенно не волнует.

Александр Желенин

Перейти на страницу автора

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.