Жалость и ирония против золотого кадила

Русская православная церковь завершила встраивание в систему государственного управления, и вернуть России прежний светский статус без революционной перестройки уже невозможно – добровольно от синекуры не отказываются.

Русская православная церковь завершила встраивание в систему государственного управления, и вернуть России прежний светский статус без революционной перестройки уже невозможно – добровольно от синекуры не отказываются. 

РПЦ вторглась во все сферы общественной жизни – от образования и искусства до пенитенциарной системы и армии. При этом всюду церковь выступает потребителем бюджетных и общественных средств – то есть не просто встраивается в чуждые ей по Конституции структуры, а активно потребляет финансовые и материальные средства, предназначенные для развития этих структур.

Наиболее яркой иллюстрацией процессов клерикализации является безвозмездная передача РПЦ государственного имущества – недвижимости и музейных фондов. Только в Москве РПЦ готовится получить 20 тысяч объектов, принадлежащих государству, а по всей стране количество объектов реституции исчисляется сотнями тысяч. Интересно, что РПЦ никогда не владела этими объектами, поскольку в дореволюционной России такой структуры как юрлица вообще не существовало, то есть РПЦ получает то, что ей не принадлежало. А в случае с католическими или лютеранскими храмами в Калининградской области это и вовсе выглядит нелепо и нагло, как всегда выглядит рейдерский захват.

При этом передача в собственность зданий во многих случаях не предполагает ответственности РПЦ за их содержание и сохранность – государство продолжает нести эксплуатационные и коммунальные расходы или в значительной степени дотирует их, даже передав в собственность церкви. Так, лоббисты РПЦ смогли внести поправки в закон «Об образовании», согласно которому бюджет теперь обязан выделять субсидии религиозным школам наравне с государственными. Другие поправки, уже в Гражданский кодекс, позволяют не распространять на религиозные организации общие требования к юридическим лицам, в частности, обязанность платить налоги на недвижимость и прибыль.

Список преференций от государства, которые уже получила крупнейшая в мире религиозная корпорация, касается всех сфер нашей жизни. И, кстати, не только нашей – огромные бюджетные средства сегодня непринужденно расходуются на финансирование религиозных объектов, расположенных за рубежом, и Счетную палату это нецелевое расходование средств не удивляет.

Вообще, отсутствие контроля общества за финансовой стороной деятельности РПЦ – самое удивительно обстоятельство массированной клерикализации. Согласно законодательству, РПЦ является некоммерческой организацией (НКО). При этом религиозные организации в России, особенно РПЦ, являются самым массовым получателем финансовой помощи из-за рубежа - более 23 млрд рублей против 9 млрд рублей для остальных НКО в прошлом году. Однако из нашумевшего закона об иностранных агентах религиозные НКО были благоразумно выведены поправками еще во втором чтении. То есть крупнейший в России иностранный агент не должен называться иностранным агентом, а благотворительная организация, помогающая, скажем, инвалидам за счет иностранных благотворителей – обязана.

Финансовая непрозрачность РПЦ выглядит вызывающе на фоне массовых прокурорских проверок благотворительных и просветительских тысяч НКО по всей стране. Впрочем, это касается не только РПЦ, но и других религиозных корпораций – мусульманских, иудейских, буддистких и прочих. При этом прямое участие государства в финансировании всех этих религиозных корпораций не считается основанием для публичных отчетов перед обществом за расходование бюджетных денег. Священнослужители на роскошных иномарках с роскошными гаджетами в руках давно уже норма светской хроники России, но почему государство должно оплачивать тягу этих людей к роскоши, неясно. Про фарисейство этих лиц, надсадно проповедующих в своих обращениях к пастве воздержание и скромность, говорить тем более не приходится – ханжество российской элиты давно уже стало банальностью, не достойной обсуждения.

А вот что действительно заслуживает внимания, так это другое, более опасное следствие клерикализации – вмешательство церкви в правоохранительную и законодательную сферы. Законопроект «О защите чувств верующих», предусматривающий административные и уголовные кары за богохульство, завершает стремительное превращение России из светского авторитарного государства в теократическую феодальную республику, где религиозная и сословная принадлежность будет определять не только статус, но и судьбу любого гражданина. 

Нет никаких сомнений в том, что этот законопроект в той или иной форме будет принят. Также вполне очевидно, как он будет использоваться. Тысячелетняя практика доказывает, что РПЦ всегда поддерживала в России любую власть, какую бы форму та ни принимала – царское самодержавие, коммунистический тоталитаризм или современную автократию. А власть всегда использовала церковь как самый удобный и легальный инструмент подавления инакомыслия. 

Так было в России тысячу лет и так будет, пока образование и здравомыслие не распространятся среди россиян настолько, чтобы надувная церковь, десантируемая на поле боя, бюджетное освящение космического старта или охрана ФСО для человека, якобы искренне верующего в божественный промысел, не вызывали ничего, кроме иронии и жалости.

И вот тогда никакие законы о защите чувств верующих уже не помогут. Ирония и жалость, господа – вот лучшее лекарство от возвращения в Средневековье.  

Евгений Зубарев  


Ранее на тему Депутаты в Новосибирске отдали РПЦ здание детсада