Госдума как агент американского капитала

Наши власти, вопреки обыкновению, резко солидаризировались с США. И погнали российских интернет-пользователей в рабство. Просто потому, что у "антипиратского" закона есть конкретные лоббисты.


© Карикатура Александра Сергеева, из архива газеты "Час пик"

Новости, генерируемые Государственной думой, я второй год прилежно заношу в файл с названием «Хроники пикирующего идиотизма». В этом году там оказались и «закон Димы Яковлева», и закон об «оскорблении религиозных чувств».

Последнее мое обретение – законодательная борьба с интернет-пиратами. Здесь есть один любопытный момент: четкое влияние real politics, что обычно является синонимом конкретных коммерческих интересов. В случае «закона Димы Яковлева» таких интересов не было. Просто «один идиот» в администрации президента (фамилию мне называли) предложил такую меру в ответ на «список Магницкого» - и делу сдуру был дан ход. А когда спохватились (в этот момент против закона выступил даже всегда лояльный глава МИДа Лавров) – подавать назад было поздно.

Так вот: у "антипиратского" закона есть конкретные лоббисты. Это российский крупный кинопроизводящий и кинопрокатный бизнес, который, похоже, сумел убедить первое лицо страны, что все зло от торрентов, от бесплатных скачиваний фильмов – и пошла писать госдумия. Желающих узнать позицию лоббистов отошлю к интервью с Анатолием Максимовым в 22-м номере журнала «Власть». Максимов – продюсер «Ночного дозора», «Высоцкого», «Иронии судьбы-2». По его мнению, главные пираты - даже не владельцы «пиратских» сайтов, а провайдеры, обеспечивающие высокоскоростной доступ в Интернет. Потому как иного смысла у «быстрого» Интернета, кроме как потырить фильмы, нет. То есть за техническим прогрессом, по мнению Максимова, стоят пираты. А при слове «пираты» с Максимовым происходит примерно то же, что с Милоновым при слове «гомосексуализм», или с Мизулиной – при слове «секс». Достойное и поучительное для студентов медицинских вузов зрелище!

Госдума, выливая свою воду на мельницу лоббистов, пребывает в убеждении (возможно, святом - сейчас это модно), что в Интернете обмен информацией можно отрегулировать законами. Хотя увы и ах. Можно прикрыть доступ к бесплатным медиатекам или файлообменным сайтам (вроде «Флибусты» или «Рутрекера») – но те, кому очень надо, начнут выходить на эти сайты через анонимные прокси-серверы. Сами сайты создадут «зеркала», которые, как говорит наш президент, «замучаешься пыль глотать», закрывая. «ВКонтакте» (это происходит уже сейчас) mp3 и avi-файлы будут выкладывать «под псевдонимами», на советский манер, когда Леонида Ильича называли «Кузьмичом», но всем все было ясно.

В России всюду забор, но у нас нет заборов без дырок.

Впрочем, дело даже не в технических деталях обхода.

А в том, кому принадлежит действительно грандиозная коммерческая мельница, грозящая в порошок смолоть всех, кто прочитал книгу, прослушал музыку или просмотрел фильм, но не заплатил.

Эта мельница – транснациональные и американские компании, обладающие правами на музыку, кино, книги. Они добились закабаления мира нынешним законом о копирайте, частью которого являются сроки действия авторских прав в их сегодняшнем наглом и постыдном виде. И Россия, дура дурой, влезла в эту кабалу.

Суть имущественных прав в том, что без разрешения нельзя тиражировать произведение не только при жизни автора, но и в течение 70 лет после смерти (первый закон о копирайте, «статут королевы Анны» 1710-го года, закреплял за автором лишь 14-летние права с момента публикации – а после музыка или текст становились общественным достоянием). Это значит, что стричь купоны за, условно, Love Me Do будет всю жизнь не только Пол Маккартни, но и его внуки и правнуки. С какого, спрашивается, дуба?! Но 70-летние посмертные права владения на самом деле поощряют паразитизм не детей и внуков (хотя и это отвратительно), а права концернов Sony, Universal или Warner, или кому там сэр Пол продал свою бессмертную душу. И компании-мейджеры делают (и сделают) все, чтобы никто не смел бесплатно слушать «Сержанта Пеппера» или смотреть «Тома и Джерри». Это реально жирные коты, которые не хотят ничего менять (кроме, пожалуй, продления срока копирайта до 90 лет), поскольку не хотят меняться.

Колоссальный удар по жирным котам был нанесен компьютерами - когда копирование стало дешевым, быстрым и легким, поскольку информация перестала быть привязана к носителю. А затем – Интернетом. Торренты, позволяющие автоматически разделять файлы на тысячи кусков и копировать распределенно среди тысяч пользователей, лишь следуют этой тенденции.

И выяснилось, что пользоваться услугами жирных котов неинтересно: это дорого и неудобно. Зачем тащиться в магазин, покупать дорогой диск (которого может еще и не оказаться), где-то хранить все эти коробки, если в три секунды можно скачать у друга ту песню, что нужна? Тем более что Интернет изменил само понятие друзей-приятелей: у меня в Твиттере и ЖЖ тысячи фоловеров и френдов. Если друг дал тебе ту книжку, что прочел сам – это что, воровство?

Новый порядок массового обмена информацией вообще перевернул все рынки. Например, музыканты не могут зарабатывать, как прежде, на диске (а писатели – на книге), но зарабатывают на гастролях (а писатели, например, – на лекциях). Для чего, правда, нужно выпустить диск или написать книгу. Этот новый рынок осваивает и новое финансирование: добровольных интернет-платежей (так поклонники платили за диск Radiohead) или авансированных платежей (так финансируется программа Леонида Парфенова на «Дожде»).

Но коты и котятки, вроде Максимова, спешат объявить людей, которые бесплатно делятся текстами, музыкой или фильмами (а также тех, кто обеспечивает им эту техническую возможность) пиратами, преступниками.

Хотя пираты, не кладущие себе денег в карман – это, скорее, Робин Гуды. А Госдума в этих стычках в Шервудском лесу – скорее, гнусный шериф. Начальство которого, к тому же, сидит за океаном.

Я редко ругаю цивилизацию Запада. Она построена на логике и расчете, и ругают ее обычно те, кто чужд логики и не умеет считать. А русская цивилизация устроена на комплексе неполноценности и связанном с ним пускании пыли в глаза (Госдума ведь – та же потемкинская деревня, долженствующая доказать, что «и у нас демократия»).

Но вот в том редчайшем случае, когда США и Запад занимаются мерзостью, а наше обычное идиотское «Баба Яга против» является конструктивным, когда наша родная babushka-ягушка может и должна ввести собственный порядок действия авторских прав (ограничив их, например, 25 годами при жизни автора и 10 годами после смерти), - вот тут Россия и Госдума резко солидаризируются с самым отвратительным, что есть в США, и гонят российских интернет-пользователей в американское рабство.

И совершенно не важно, какая реальная политика за этим стоит. Важно, что получается объективно. А объективно получается, что депутаты являются агентами финансового империализма.

Дмитрий Губин, обозреватель «Огонька»-Ъ

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Мизулина недовольна сериалом "Физрук"