Призрак нового кризиса

Назначение министром экономического развития Алексея Улюкаева, который был верным соратником Егора Гайдара, означает, что правительство готовится к непопулярным мерам в экономике и уже осенью нам придется вспоминать, как затягивают пояса.

Алексей Улюкаев возглавит министерство экономического развития и будет в правительстве тем самым антикризисным менеджером, которому придется первому броситься в пламя надвигающегося экономического пожара.

Как настоящему либеральному экономисту (российского образца), именно Улюкаеву предстоит обосновывать резкое снижение социальных выплат, закрытие градообразующих предприятий и другие неприятные «мелочи», которые могут ждать страну уже осенью 2013 года.

«Это непростая ситуация - одно дело принимать вахту, когда 7% роста, другое дело, когда 3% с трудом наскребаем. Поэтому, я думаю, что есть задачи краткосрочные и среднесрочные. Краткосрочные - это не допустить рецессии, это обеспечить выполнение обязательств государства перед обществом, перед гражданами, а затем закладывать основы серьезного, существенного долгосрочного экономического роста. Так, чтобы эти обязательства обеспечивались не авралом, штурмовщиной и не зависели от того - повезет, не повезет, будет нефть хорошая или не будет, а были гарантированы диверсифицированной структурой экономики, понятными стимулами, работающими эффективными механизмами» - рассказал свое видение задач правительства Алексей Улюкаев во время встречи с Владимиром Путиным.

На рассуждения о среднесрочных задачах, впрочем, вряд ли стоит обращать внимания. Они звучат как традиционные пожелания «бороться за все хорошее, против всего плохого», которые раздает уже не первое поколение российских министров, обещая снять страну с «нефтяной иглы».

Гораздо интереснее задачи краткосрочные, которые поставлены перед Улюкаевым. Они, в целом, тоже традиционны для предкризисной ситуации: не допустить рецессии и, одновременно, – выполнить обязательства государства перед гражданами.

Однако очевидно, что первая часть краткосрочной программы явно противоречит другой. В случае, если у государства не будет хватать средств, придется выбирать: или граждане, или борьба с рецессией. И если в 2008-2009 годах правительство Владимира Путина встало на сторону граждан, то теперь выбор вовсе не так очевиден.

Экономическая ситуация заметно изменилась. Денежные запасы правительства и золотовалютные резервы ЦБ не безграничны, российская промышленность так и не оправилась до конца от предыдущего кризиса.

Тревожные симптомы налицо: резко снижаются в последние месяцы продажи автомобилей, а безработица, напротив, растет.

Увеличивается и денежная масса, что означает активную работу «печатного станка» и попытки Центробанка насытить экономику деньгами. Однако одно дело свеженапечатанные рубли, которые раскручивают инфляцию, не остановившуюся даже с началом лета. И совсем другое – бегство частных капиталов, которое после 2009 года так и не удалось остановить, и оно лишь месяц от месяца нарастает.

Все это признаки очевидного системного кризиса в экономике. Причем кризиса сугубо российского, а вовсе не позаимствованного из Европы или США, как будут уже осенью уверять населения госпропагандисты.

«Залить деньгами» этот кризис, как это было в 2009 году, уже не получится. А значит, придется принимать системные решения. Чтобы они не казались чересчур пугающими, эти решения можно бы принять так, чтобы страдания рядовых граждан растянулись на максимально долгий период. А можно «махнуть шашкой» по-гайдаровски, видя, что отрубание хвоста по кускам чревато, в конечном счете, только углублением существующих проблем.

Здесь выбор российскими властями формально еще не сделан. По крайней мере, так можно подумать, если поверить словам Алексея Улюкаева. Но если посмотреть на его личность, оценить биографию нового министра экономического развития и вспомнить о том, что он был одним из самых верных соратников Егора Гайдара, то всякие сомнения должны отпасть.

Власти готовятся к резкому кризису, ответом на который будут такие же радикальные реформы, сопровождаемые масштабным урезанием расходов. По российской традиции – даже не на армию или, скажем, полицию, а на образование, медицину, социалку и ЖКХ.

Для подготовки на осень какой-то другой экономической политики позвали бы в правительство и другого министра экономического развития. Улюкаев же может считаться столь же верным признаком надвигающегося кризиса, как и, скажем, рост безработицы или спад в обрабатывающих отраслях российской промышленности.

Так что остается только вспомнить выражение, приписываемое сразу нескольким президентам постсоветского пространства: «Жить мы будем плохо, но недолго».

Причем закупать спички и соль в данном случае бессмысленно – они не пропадут из продажи. Просто уже к концу года на них может не найтись денег.

Иван Преображенский

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Путин потребовал быстрого принятия решений по стимулированию российской экономики

Улюкаев: России надо максимально стимулировать несырьевой экспорт

Делягин: Либералы приведут Россию к экономической катастрофе