Быть нелегалом выгодно

Я тот, кого принято называть легальным мигрантом. У меня есть разрешение на работу, в налоговую уходит каждый третий начисленный мне рубль. И именно таких, как я, назначают на роль жертв бюрократические инквизиторы.


© Фото Дарьи Мироновой

Каждый раз, когда я слышу о драке русских с кавказцами, мне становится не по себе. Потому что, вопреки логике, виноватыми сделают нелегалов. А отдуваться по-настоящему будут те, у кого все документы в порядке.

Вьетнамцы вряд ли знают, за что их отправили в лагерь в Гольяново. У них нет времени следить за новостями и им невдомек, что предвыборной кампании Сергея Собянина нужен «козел отпущения». Их согнали в резервацию после того, как один гражданин России проломил голову другому – находящемуся при исполнении. Но власть взялась за самых безответных.

Лента Фэйсбука недвусмысленна – москвичи устали от приезжих. От смуглых лиц, незнакомой речи, изолированной непонятности тех людей, родные страны которых олицетворяют женские фигуры в фонтане Дружбы народов. Но телевизор, который транслирует в дома и души «коренных жителей» реальность, обладает прекрасным свойством менять реальность. И социальным плацебо сыплются на обитателей метрополии обещания навести порядок. Выслать, не пускать и наказать.

Однако, как и в случае с вьетнамцами, чиновники идут по самому легкому и безопасному для себя пути.

Я тот, кого принято называть «понаехавшим». В моем личном деле лежит разрешение на работу, а в налоговую ежемесячно уходит каждый третий начисленный мне рубль. В миграционной карте стоит штамп о временной регистрации, а недостаточное знание русского языка исчерпывается «четверкой» по диалектологии на третьем курсе университета. Но именно таких, как я, всякий раз назначают на роль жертв миграционные инквизиторы.

Система легальной трудовой миграции в России усложнена именно для того, чтобы быть кормушкой для коррупционных прилипал. Начиная с 2009 года физическое лицо самостоятельно получить разрешение на работу не может – это способна сделать только компания, подав в ФМС до мая месяца соответствующую заявку.

Если фирма решила пригласить иностранца на работу во втором полугодии (когда квоты уже получены и распределены), то единственный способ трудоустроиться – идти на поклон к посредникам.

Посредники получают квоты практически в режиме конвейера (как им это удается – додумайте сами). Годичное разрешение они продают за 25-30 тысяч рублей (при официальной «таксе» в размере двух тысяч). Не знаю точно, какая часть этого чистого 22-тысячного навара идет сотрудникам ФМС, а какая – контрагентам, но понятно, что никто из них не заинтересован в упрощении процедуры трудоустройства.

Еще в прошлом году услуги посредников избавляли от необходимости проходить обязательную медкомиссию. В этом году – в свете выборов мэра – гайки прикрутили: сбор справок обязателен, как и дактилоскопия. Но подмигивающие контрагенты дают понять, своим клиентам что реальное состояние твоего бренного тела – явление второстепенное.

Помимо разрешения на работу, легальному мигранту нужна еще временная регистрация. Оформляется она сравнительно быстро. Единственная неприятность – необходимость общаться с чиновными тетеньками, у каждой из которых черный пояс по бюрократии и седьмой дан по бытовому хамству. При этом регистрация обнуляется всякий раз при пересечении границы – даже суточная служебная командировка заставит тебя вновь улыбаться кабинетным наполеонам.

При этом обходные пути давно проторены и широко известны – за три тысячи рублей посредники принесут тем, кто решит воспользоваться их услугами, готовую годовую регистрацию, оформив "клиента" в каком-нибудь офисе (на десяти квадратных метрах которого, подозреваю, «живут» человек эдак тридцать).

По идее, спустя 182 дня проживания в РФ, трудовой мигрант получат статус налогового резидента России: ставка налогообложения снижается с 30% до 13%, а переплату предыдущего периода тебе возвращают. Его либо освобождают от уплаты налогов на несколько месяцев, либо (если срок контракта закончился) – в налоговой единовременно возвращают переплаченную сумму.

Только второй вариант – из области фантастики. Хорошо, если человек въезжал по загранпаспорту, в котором остались документальные подтверждения о пребывании в России. Если же он  пересекал границу по внутреннему паспорту (в который штампы не ставят), то доказать налоговикам свою «резидентность» шансов немного.

Само разрешение на работу выдается строго на осуществление одного вида деятельности. Любое повышение или понижение по карьерной лестнице обяжет получать в ФМС новую запаянную в пластик карточку (очередные 25-30 тысяч рублей). При этом, если контракт продлевают еще на год, то получить новое разрешение на работу без «разрыва» в трудовой деятельности не получится. Человек обязан выехать за пределы страны, вернуться, и лишь затем подавать документы на новое разрешение. Его оформление занимает порядка трех-четырех недель, что вынуждает на месяц переходить в статус временного безработного.

Причем разрешение оформляют с даты последнего въезда в страну, так что фактически мигрант получает право работать в России не 12, а 11 или 10 месяцев.

К тому же депутаты разных провластных партий соревнуются друг с другом в остроумных инициативах. Депутат Рашкин, например, предложил облагать трудовых мигрантов 56%-м налогом. Честно говоря, в тот момент я начал понимать, что чувствовал по отношению к Франсуа Олланду почетный гражданин Чеченской республики Жерар Депардье.

А когда узнал про инициативу о продаже мигрантам обязательных «миграционных векселей» за 30 тысяч рублей – для оплаты услуг принудительной депортации – я даже как-то растерялся.

Потому что и дворник в моем дворе, и женщина, которая убирает мою квартиру, всей этой радости общения с российским государством лишены. Они не платят налоги и не сдают справок об отсутствии у них болезни Гансена, туберкулеза, сифилиса, хламидийной лимфогранулемы, шанкроида и ВИЧ-инфекции. Они не проходят дактилоскопию и не обивают пороги районных управлений МВД и ФМС.

Вместо них это все делаем мы – легальные сотрудники не менее легальных российских компаний. В нашей среде тоже есть каста неприкасаемых – те, кто зарабатывают в год от двух миллионов рублей, получают избавление от бюрократических процедур. Но весь остальной «средний класс» трудовых мигрантов остается наедине с бурлящей энергией законотворчества российских депутатов.

И наивно думать, будто, ограждая нас красными флажками контролирующих инициатив, чиновник расчищает дорогу для трудоустройства россиян. Легальный мигрант в любой момент может уйти в «удаленку», лишив себя необходимости вообще платить какие бы то ни было налоги. Или перейти на «нелегальное» положение, избавив себя от необходимости общаться с многоликой гидрой низового чиновничества. И что вы в этом случае будете делать? Кому начнете рассказывать о преимуществах легального трудового оформления? Почему государственная машина делает все, чтобы нарушение закона было выгодным и удобным, а не наоборот?

Но это риторический вопрос. В конце концов, вьетнамское гетто в Гольяново тоже создали именно после того, как один гражданин России проломил голову другому…

Павел Казарин

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Из-за падения курса рубля из России уедут трудовые мигранты