Ходорковский: тайная спецоперация

Без преувеличения волшебное освобождение экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского невозможно объяснить одним только «приступом гуманизма» российских властей. Здесь есть тайна, связанная с личными интересами сильных мира сего.

Западные средства массовой информации, а также группа российских сторонников бывшего собственника небезызвестных банка «Менатеп» и нефтяной компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского, благодарных бывшему работодателю и спонсируемых им, так и не успели захлебнуться от путинской новости о готовности помиловать «политзаключенного». Их почти сразу накрыла вторая, более мощная, волна цунами: оказывается, «диссидент» уже в Берлине, и надо срочно катить туда – кто скорее добежит, тот получит приз в виде интервью. И вот уже сразу несколько либеральных изданий объявляют: нам, именно нам первым, Ходорковский поведал о своем чудесном освобождении.

А оно и впрямь оказалось волшебным. И чем больше мы узнаем деталей об этом чуде, случившемся в день святого Николая, тем больше возникает вопросов и догадок, на которые пока нет точных ответов. Все они сводятся к одному: это было не простое помилование, это была настоящая спецоперация. Первым об этом рассказал прессе известный в политических и журналистских кругах немецкий политолог русского происхождения Александр Рар. В общем-то, цитата из его прямой речи звучит так: «Освобождение Ходорковского — дело немецкой тайной дипломатии». Мол, есть еще в Германии такие закрытые каналы с Россией, которых у других европейских стран или США уже нет, и которые в таких ситуациях могут сработать.

Меня, честно говоря, это признание удивило. Слава Богу, мы живем не при царской охранке и не в сталинскую эпоху, а в Германии и во всем мире давно уже осудили документ секретной сталинско-гитлеровской дипломатии – так называемый «Пакт Молотова-Риббентропа». Да и уровень уголовного, подчеркну, дела Ходорковского, как и его фигура, вовсе, по моему мнению, не дотягивают до того, чтобы им занимались, да еще тайно, серьезные дипломатические службы.

Кто такой Ходорковский? Достаточно заглянуть в досье публикаций серьезных авторов и аналитиков 1997-2000 годов (к тому времени Михаил Борисович уверовал в свою исключительность), чтобы убедиться в том, что икона, которую десять лет лепили прикормленные им либеральные «богомазы», имеет вовсе не сусальный вид. Скорее – наоборот. Я намеренно не вспоминаю даже про решение российского суда, которое хор лоббистов все это десятилетие пытался дискредитировать и придать ему в глазах общества уничижительное значение. Но я хочу напомнить, что даже Европейский суд по правам человека не признал его политическим заключенным.

«Грязные» схемы сколачивания «грязных» капиталов в обескровленной России, отбора, передела собственности, использования векселей, залогов, ГКО, скупки чиновников, партий, депутатов и т.д. и т.п. – все это самому «политзаключенному», разумеется, известно лучше, чем кому бы то ни было из журналистов или аналитиков.

Так почему же российская и немецкая дипломатия, по словам активного ее участника, целых два с половиной года так тайно работали на освобождение уголовника, что даже и сейчас об этом нельзя поведать ничего не подозревающим гражданам? Особый вопрос – к нашей отечественной дипломатии. Что же такого выдающегося сделал Ходорковский для страны, для людей, что российские дипломаты втайне от всех нас делали нечто, чтобы освободить вора? Возможно, слишком резко. Однако – это именно так.

Ходорковский при попустительстве российских властей, с помощью экономических и политических наперстков, в те роковые 1990-е годы сосредоточил в своих руках большую часть народного достояния, к созиданию которого он лично, активный ленинец и строитель коммунизма, во времена советской конъюнктуры, не имел никакого отношения. А позже с экрана гусинского телевидения (такого же «коллеги», заочно осужденного и «мающегося» на испанских золотых песках) стал важно объяснять нам, как надо жить и работать. (Развалясь в кресле, с шашлыком в руках, вещал: денег для себя и своей семьи я уже заработал…)

У рядовых граждан России, узнавших про чудесное перемещение зэка на частном самолете прямо из колонии («концлагеря», как сказал Александр Рар, и «лагеря», как заметил сам Ходорковский в одном из интервью) в пятизвездочный отель в Берлине, тоже случился шок. Меня знакомые спрашивали: а что - у нас уже зэкам выдают сразу вместо справок об освобождении внутренние паспорта, а в придачу к ним - и для поездок за рубеж? А как же с выдачей шенгенской визы?

Ясно, что все эти чудеса не столько от святого Николая-чудотворца, сколько лично от Владимира Путина. Только по его распоряжению все это и могло произойти. Больше того, из рассказов самого бывшего сидельца следует, что это не он сам выразил желание написать бумагу о помиловании, а его попросили. Неслабо, да? Сидит человек серьезный срок за преступления, как много раз уже объявлялось его адвокатами, писать челобитную своему главному врагу - Путину - вовсе не собирается. Потому что в ней надо признать вину. Это то, чем бы в Кремле были очень довольны и чего добивались. Мол, повинись, и мы тебя милуем.

Что же такое должно было произойти у Путина или с Путиным, чтобы к Ходорковскому, по его словам, «пришли и сказали, что надо написать о помиловании, но в этот раз сказали, что про вину писать не надо»? То есть, понимаете, власть, получается, сама попросила Ходорковского, чтобы его помиловать! И не он, а она, власть, в лице несгибаемого чекиста Владимира Путина, выполняла его, зэка, условия – он не будет писать о признании своей вины.

Как сообщил Путин уже после пресс-конференции (хотя во время нее почему-то не решился объявить на всю страну), он решил помиловать Ходорковского «по гуманитарным основаниям», потому что у него очень больна мать. Конечно, гуманно, и это можно бы было только приветствовать. Однако как-то слабо верится в такой накативший на президента гуманизм - буквально за семь месяцев до окончания тюремного срока Ходорковского.

И знаете почему? Потому что буквально в начале сентября этого года участника «болотного» дела Михаила Косенко власть не выпустила не то что к больной матери в районную больницу, а не в немецкую клинику «Шарите», но и к умершей – в гробу, на похороны. При этом Косенко сидел не в Карелии, а в Москве в СИЗО «Бутырки». Вот это, видимо, и есть настоящий, а не придуманный в лабораториях «тайной немецкой дипломатии» «гуманизм» российской власти.

Еще одна популярная версия – Путин выпустил Ходорковского из-за боязни бойкота Олимпиады, которая уже на носу, ее открытие намечено на 7 февраля 2014 года. Отчего же здесь никак не сработала российская дипломатия? Взять бы, да и провести какую-то «тайную» операцию и с Обамой, Олландом, Грибаускайте и прочими «отказниками» от Олимпиады? Или, может, чудесное «похищение» ночью из карельской колонии Ходорковского с его доставкой на Запад и было этой тайной операцией? Ну, тогда, похоже, она провалилась. Уже после того, как он приземлился в Берлине, на Олимпиаду отказался ехать также и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

Очевидно, что все это – только поверхностные и малосерьезные отговорки для обывателей. На самом деле есть здесь тайна, о которой мы вряд ли скоро узнаем. И эта тайна связана каким-то образом с чем-то, что лично или почти лично имеет отношение если не к Владимиру Путину, то к самым высокопоставленным его коллегам и друзьям. Как сказал знакомый американец, близкий к их истэблишменту, «это была операция спецслужб». И посоветовал внимательно следить за пресс-конференцией Ходорковского, «которому нужно будет говорить, а подписка о неразглашении наверняка существует, равно, как и «шарфик Березовского». (Тут вспомнилось, как ярый критик Советского Союза Александр Солженицын, поселившись после высылки из СССР в американском Вермонте, обнес свое поместье колючей проволокой.)

«Похоже на то, - сказал мне пожелавший остаться инкогнито американский политолог, - что наконец-то произошел обмен Ходорковского на кого-то из россиян, сидящих в западной тюрьме, которые очень важны для Путина и его ближайшего окружения». Такие переговоры, отметил американец, об обмене Михаила Ходорковского, велись и с американской стороной неоднократно. В них участвовал на уровне советника президента США по правам человека и сам этот американец, и адвокат из России Шмидт. Однако все якобы упиралось в нежелание сидельца писать покаянное прошение.

Обмен или торговля людьми вовсе не новость – именно в «тайной дипломатии». Самый известный пример времен СССР – вы нам Луиса Корвалана, а мы вам – Владимира Буковского. Из западной, в основном, печати известно, что якобы в 2010 году предпринимались попытки обмена близкого к властям предпринимателя Виктора Бута, осужденного на 25 лет американской тюрьмы за нелегальную торговлю оружием, на Ходорковского. Но, как писало тогда одно из российских изданий со ссылкой на СВР, «обменный фонд» уже исчерпан: отдали за Анку (Анну Чапман) трех предателей-полковников и одного «сутягу-ботаника». Речь идет об обмене задержанных в США десяти российских разведчиков на четверых россиян, осужденных ранее в РФ за шпионаж.

В этой связи вспоминается и совсем недавнее «шпионское дело» в Германии. Не далее, как прошлым летом, завершился суд над двумя российскими шпионами, которые работали на страну 20 лет - некие Хейдрун и Андреас Аншлаги, которые в ходе процесса признали вину, и, в конце концов, с этим фактом пришлось согласиться и СВР России. (Предполагается, что их настоящие имена Александр и Ольга, фамилии до сих пор общественности неизвестны.)

Возможно, абсолютно гипотетически, именно это «шпионское» дело (Бута вряд ли сдадут сами США – даже за Ходорковского, слишком ценен и слишком много знает этот «кадр») и явилось настоящей причиной приступа гуманизма в Кремле.

И последнее. Как бы ни относиться к Ходорковскому, надо отдать ему должное: он никогда не строил из себя смертельно больного, чтобы раньше освободиться, не жаловался, не взывал к помощи – ни к властям, ни к кому-либо другому. Из тех записок, которые он иногда публиковал, сидя на зоне, иногда казалось, он что-то понял о жизни не только воров («бизнесменов» такого же пошиба) от власти, но и простого люда. Понял, что такое хорошо и что такое плохо. Или это, все же, так только кажется? Увидим.

Алла Ярошинская

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Германия освободила "русского шпиона" и выслала его на родину

Судебные приставы по-прежнему намерены взыскать с Ходорковского 17 млрд рублей

Ходорковский может поселиться в Швейцарии