Здравствуй, новый темный год!

Россия впервые со времен Петра I отказалась от соревнования с Западом, оставив себе только функцию поставщика энергоносителей и потребителя продукции. Идея такова: «Денег у нас хоть залейся, так что все, что надо, лучше просто купить».


© Фото Евгения Евдокимова

Я знаю новогодние правила.

Жанр обозрения уходящего года может включать элементы ужастика, но с непременным ми-ми-ми в качестве шила в мешке Деда Мороза. Типа – да, друзья, и пусть в прошлом году кое-что шло не так, но Новый год пока еще как чистый лист, и давайте не будет оставлять на нем дурацких записей!

Хосподи-ж-боже-ж-мой…

Я не против идеи чистого листа. Просто в индивидуальном порядке это реализуемо, а на уровне группы практически нет: группа в размере от семьи до страны всегда продолжает вчерашний сюжет.

Сюжету-2013 я присвоил бы хэштег #NewDarkTimes, #НовыеТемныеВремена.

В России это был год нарастающей кичливости в невежестве.

Я даже не про известные опросы, фиксирующие запредельный и все растущий процент соотечественников, верящих в то, что Солнце вращается вокруг Земли или что от радиации можно избавиться посредством кипячения, (а также не знающих разницы между бактериями и вирусами и верящими, что от гриппа помогают антибиотики. Кстати: вы – знаете? Вы - верите?).

Я про то, что идея «ну это же очевидно!» стала в России преобладающей, облекающейся в закон, причем все чаще репрессирующий тех, кто знает, что жизнь устроена парадоксальнее, сложнее, противоречивее, неочевиднее.

Попробую объяснить.

В 2013-м умер (и смерть прошла не замеченной среди, что называется, широкой общественности) замечательный ученый, петербуржец Виктор Дольник. Я дико себя корю, что так и не познакомился с ним. Дольник был биолог, этолог, орнитолог. Битов посвятил ему своих «Птиц», и я как-то приводил цитаты из Дольника по поводу отношений внутри стаи приматов (в частности, макак: у них доминантный самец, не имея физической силы для подавления соперника, спускает на него всех низкоранговых макак, - и те, разряжая подавленную агрессию, «мочат» его всем своим коллективом). Книга Дольника «Непослушное дитя биосферы», написанная еще в 1990-х, содержит тьму поучительных рассказов о биологических программах, сходных у человека с животными. Например, рассказ о том, что случайность, приводящая в доминантные самцы незаслуженную особь (скажем, непримечательного коротышку, третировавшегося в подростках) делает его правление особо жестоким (хотя бы потому, что в ближайшее окружение комплексующий тиран набирает серятину и подонков; «подонок» в данном случае термин).

Или рассказ о том, что детенышам приматов (и не только приматов, - детенышам вообще многих животных!) необходимы знания о сексуальном поведении взрослых и, более того, его игровая имитация, - иначе, повзрослев, они столкнутся с проблемами и при размножении, и при выхаживании собственных детей. Почитайте такие главки этой книги, как «О происхождении государства», «Блеск и нищета империй», «Какая форма брачных отношений естественна для человека»!

Однако полное ощущение, что никто из тех, кто принимает в стране решение – на любом уровне! – Дольника не читал. Ни его, ни Еськова, ни Циммера, ни Докинза, ни Александра Маркова, ни – меняю ряд с эволюционистов на нейробиологов – хотя бы Рамачандрана (последний – известнейший когнитивный психолог, его книги весьма страстно рассказывают о том, из чего состоит и как функционирует то, что мы называем «душой», включая разъяснения того, как сейчас свыше 30 отделов вашего мозга обрабатывают картинку на мониторе перед вами, и как минимум 3 отдела обеспечивают понимание моих слов. Или не обеспечивают…).

Нет, людям, принимающим решения – включая невежественных стайных из законодательных сборищ всех уровней, - «все ясно» и без тех знаний, которыми обладает к сегодняшнему дню человечество. А человечество вообще-то все послевоенные годы активно занималось изучением себя самого. Но нас это обошло стороной, и я, например, опасаюсь за судьбу только что вышедшей в петербургском издательстве Ивана Лимбаха книги нейробиолога Дика Свааба «Мы – это наш мозг» (с его объяснениями различных типов сексуальности или утверждениями, что большинство безжалостных психопатов находятся не тюрьме или клинике, а в руководстве компаниями и странами).

Впрочем, тиражи научно-популярных книг у нас в сотни раз меньше европейских и американских: мы реально катимся в Средневековье.

Наша ситуация не просто плоха, а очень плоха. Еще и потому, что уход от знаний, от проверяемых концепций и фактов, - это, увы, не только российская тенденция. Тот же Ричард Докинз начинает одну из своих последних книг, «Самое грандиозное шоу на Земле», с тезиса о заметном росте сил «неграмотной оппозиции». Причин тому несколько, назову основные.

- Объем знаний возрос настолько, что быть энциклопедистом теперь почти невозможно: в нашем образовании стали появляться лакуны, заполняющиеся чушью «очевидностей».

- Сами знания стали слишком сложны, чтобы дилетант смог их усвоить интуитивно. Попробуйте интуитивно принять идею пространства-времени как единого целого!

- Более того: новые факты нередко стали противоречить и «здравому смыслу», и «здоровой морали». Возьмите хоть законы генетического поведения Туркхеймера (опровергающие эффективность модели семейного воспитания) или переадресации агрессии в коллективе (тут отсылаю и к автору знаменитой «Агрессии» Конраду Лоренцу, и к тому же Дольнику).

- К тому же выяснилось, что все классические дисциплины (физика, математика, биология и т.д.) в «чистом» виде больше не работают. Грубо говоря, сегодня есть одна сверхнаука – Большая История (то, что называется Big History, начинающаяся с Большого Взрыва), а все прочее – от палеогенетики до биоэтики – лишь инструментарий.

Это многих ставит в тупик, заставляет чувствовать себя голыми на ветру – и, в поисках спасительной защиты, прибегать к «проверенным временем ценностям», типа религии (не замечая, что сегодня человечество практикует около 10 тысяч различных вероисповеданий).

Вот почему книга типичного мистика о. Тихона Шевкунова (Раманчандран или Свааб могли бы нам многое порассказать о работе теменных долей его мозга, «ответственных» за мистицизм!) расходится тиражом свыше миллиона экземпляров, несмотря на полный (пусть искренний) бред автора, убеждающего, что сочетанные множественные травмы исцеляемы без хирургии посредством молитвы (полагаю, приход о. Тихона с проповедью в отделение военно-полевой хирургии ВМА был бы посильнее Pussy Riot в храме).

К сожалению, Новые Темные Времена в России куда более очевидны, чем где-либо еще. По той простой причине, что в 2000-х Россия впервые со времен Петра I отказалась от соревнования с Западом. Мы оставили себе только функцию поставщиков энергоносителей – и потребителей продукции. Ничто из собственно российского – от самолетов, автомобилей и поездов до, не знаю, пошива белья, не просто неконкурентоспособно, но и не собирается становиться таковым. С 2000-х годов русская идея такова: «Денег у нас хоть залейся, потому что нефти залейся, так что все, что надо, лучше просто купить».

Вот и покупаем – от смартфонов до труда дворников.

Китай, по крайней мере, копирует у Запада, и разница между Китаем и нами, как между студентом, пишущим для экзамена шпаргалки, и студентом, сдающим экзамен за взятку.

#НовыеТемныеВремена. Сон разума. Все это мрачно, поскольку энергичные чудовища рано или поздно сжирают тех, кто спит. Да и бодрствующих, но не готовых к вызовам нередко сжирают тоже (на эту тему много что понаписано – от более чем популярной «Судьбы цивилизатора» Никонова до скрупулезного «Коллапса» Даймонда).

Единственное утешение, что семена передовой цивилизации прорастают в желудке у варваров так, что поглощают варваров: моя любимейшая, нежнейшая Европа тому свидетель.

Да и у нас прорастают, пусть и явочным порядком – посмотрите, как увеличился спрос на публичные лекции и открытые лектории (я надеюсь, кстати, что такой лекторий начнет действовать в Петербурге в следующем году во дворце Белосельских-Белозерских при музее Собчака).

И это, безусловно, ми-ми-ми.

Вы же хотели? – получите: новогодний жанр соблюден.

Дмитрий Губин, обозреватель журнала «Огонек»

dimagubin.livejournal.com

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Из событий 2013 года россиянам больше всего запомнилось наводнение на Дальнем Востоке

Год отмененных сенсаций

Духовные скрипы кремлевской стратегии