Кроме Минздрава и правительства

Лекарств для онкобольных у нас в стране не хватает, а льготных – и подавно. Причем речь идет не только об обезболивающих, но и о тех, которые могут помочь справиться с болезнью или хотя бы дольше пожить.

За бурными инфоповодами последних дней: Майданом, Олимпиадой и колебанием курса рубля, прошло практически незамеченным одно событие. Быть может, на него и я бы не обратил внимания, если бы речь не шла о человеке, с которым я лично был знаком, а мои родители даже знали его довольно близко.

В четверг застрелился контр–адмирал Вячеслав Апанасенко.О том, кто он такой, чем занимался и какие имел регалии – можете прочитать по ссылке. А вот о том, почему он так поступил, я хотел бы рассказать, благо знаю из первых рук, да и семья его из этого секрета не делает. Мне кажется, это важно.

Вячеслав Михайлович тяжело болел. Рак поджелудочной железы в четвертой стадии. Думаю, все тут немаленькие и понимают, что это такое. Это, помимо всего прочего, адские боли. Ну, и практически никакой надежды. Обычно с таким живут где–то полгода. Он прожил с этим полтора.

Как вы понимаете, человеку с таким диагнозом положено получать болеутоляющее, причем это не анальгин, а такие вещества, которые выдаются не просто так. Но «не просто так» бывает разное. В нашей стране оно, к сожалению, приняло просто кафкианский характер. Чудовищно то количество подписей и разрешений, которые нужно собрать, чтобы умирающему человеку получить лекарство, способное сделать последние месяцы его жизни менее мучительными. Причем про запас его, естественно, не выдают (а вдруг торговать начнет!), и после исчерпания каждой пачки этот издевательский квест нужно начинать заново.

Вячеслав Михайлович страдал не только от физической боли, но и от боли душевной, которую испытывал глядя, на то, как его близкие бьются головой о стену, пытаясь облегчить его участь. За день до того, как все случилось, его супруга, потратив целый день на обивание порогов, не смогла приобрести лекарство. Потому что на бумажке не хватило одной подписи – тот, кто должен был ее поставить, уже ушел домой.

А теперь немного о том, почему такое происходит. В нашей стране есть такая организация – Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Название свое она оправдывает на сто процентов, потому что практически весь оборот наркотиков в стране контролируется ею. Если вы забьете в Гугл запрос «сотрудник ФСКН передозировка», то убедитесь, что это едва ли не самая распространенная причина смерти среди служителей этого ведомства. Как говорится, что охраняешь, то и имеешь.

С теми, кто ворочает мешками героина, эта славная организация практически не борется, потому что бороться с самим собой тяжело и неинтересно. В силу этого, ее главные враги – это бабушка, вырастившая на клумбе мак; студент, покуривший с товарищами конопли и врач, прописавший смертельно больному морфин, при наличии только тридцати девяти подписей из необходимых сорока. Именно на них эта служба зарабатывает «палки», по которым потом отчитывается наверх о своей чудовищной эффективности в борьбе с мировым наркобизнесом.

Подобное состояние дел приводит к тому, что врачи панически боятся сделать шаг в сторону от многостраничных инструкций, даже когда пациент лезет на стену от нечеловеческой боли. А кто этот шаг делает, оказывается на скамье подсудимых.

Есть и еще одна причина – лекарств для онкобольных у нас в стране не хватает, а льготных – и подавно. Причем речь идет не только об обезболивающих, но и о тех, которые могут помочь справиться с болезнью или хотя бы дольше пожить. Поэтому для их приобретения искусственно создаются бюрократические препятствия, потому что всем все равно не хватит, а прямым текстом отменять льготы чревато. Так и живем.

В своей последней записке Вячеслав Михайлович написал: «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и Правительства». Что тут еще добавить? Можно только пожелать всем нам крепкого здоровья, потому что болеть в нашей стране нельзя.

Marcus_Octavius

Прочитать оригинал поста блогера Marcus_Octavius с комментариями читателей коллективного блога d3.ru можно здесь.


Ранее на тему ФСКН против врачей: бой с тенью

Голодец: Онкологи должны выписывать обезболивающие безо всяких бюрократических процедур

Выстрел вместо лекарства