Книги для взрослых

Годам к 30-35, когда приобретен основной бытовой и деловой опыт, русский человек вдруг обнаруживает себя дурак-дураком. Как правило, он не может ответить на простейшие вопросы о том, как устроен мир. Вот почему нужно читать non-fiction.


© Фото Ксении Булетовой, ИА «Росбалт»

Российский ребенок проводит перед телеком 3,5 часа в день, а надо не больше 15 минут; компьютер и гаджеты не способствуют развитию; исследование 11 тысяч пятилетних британских детей показало, что те, кто смотрел телевизор в течение 3 или более часов ежедневно, получили поведенческие проблемы; как сделать так, чтобы дети читали?!

Собственно — а зачем вам нужно, чтобы ваши дети читали?

Ведь книги, которые читают дети (кроме учебников), — это худлит, fiction, вымысел. Их функция — развлекать. Функция книг про Гарри Поттера ровно такая же, как фильмов про Гарри Поттера или компьютерной игры. Просто фильм развлекает эффективнее, но в течение лишь пары часов, а книга менее эффективно, но в течение нескольких дней. Себестоимость часа чтения ниже — очень удобно в бедных, социально либо технологически неразвитых обществах.

Да, в СССР читали все. Но, как заметил гебраист Семен Якерсон, «мы в детстве читали на кухне под столом, пока бабушка пекла пироги, только потому, что у нас не было возможности, как у американского мальчика, кататься по ранчо на пони, подаренном на день рождения».

Функция худлита близка к наркотической: сменить психологическое состояние, создав иную реальность. По сравнению с героином расходы невелики, вред здоровью мал (так, близорукость), а ломка не сильна (хотя и не без нее).

Все, других функций у худлита нет. Книга никакой не учитель жизни (учителя жизни — приятели-одногодки, которые диктуют, что можно или нельзя говорить, делать, носить). Какой такой жизни может научить «Каренина», сюжет которой построен на том, что открыто изменившая мужу по любви женщина отвергается обществом? Сегодня второй, третий, четвертый брак, а также брак без регистрации общеприняты и общепризнанны. Ныне учить надо налаживанию, говоря словами Улицкой, «отношений между бывшими супругами, между детьми и ушедшими из семьи родителями, между полубратьями и полусестрами».

Ах да! (Мне тут из-за спины подсказывают). Знание классики создает систему культурных кодов, распознавания «свой-чужой». Ну, так и телевизор ее создает не хуже, и многое другое. «Тетрис» и Warсraft; вкладыши в жвачку; кассеты с «Томом и Джерри»; крашеные серебряной краской гремучие железные солдатики в картонной коробке — они тоже создают коды: и национальные, и поколенческие. К тому же культурные коды определяются не содержанием книг — они лишь маркировка. Были Пушкин, Толстой, Чехов. Написали «Онегина», «Войну и мир», «Каштанку». Мы это знаем, поэтому мы русские…

В школах детей русскими делают вполне успешно, не волнуйтесь!

Разумного взрослого должно напрягать другое: если не читает он сам.

То есть если не читает худлит — бог с ним. Худлит — это, повторяю, легкий наркотик. Взрослый человек много чего из меняющего состояние может любить: сентиментальные романы, алкоголь, спорт, отдых на море, квартирный дизайн, китайскую кухню, «Игру престолов» — выбор есть.

Плохо дело, если взрослый человек игнорирует non-fiction. Проблема в том, что годам к 30-35, когда важнейшие жизненные игры сыграны, материальные вопросы вчерне решены, а первый брак вошел в накатанную колею (возможно, даже приведшую к следующему браку) — в общем, в момент, когда приобретен основной бытовой и деловой опыт, взрослый человек (по крайней мере, русский) обнаруживает себя в мире дурак-дураком. К этому моменту у него связей с миром тьма, но, остановившись в беге на минуту, он осознает, что не понимает главного: «Как это все устроено? Кто мы, зачем, и куда мы идем?».

Школьные и университетские знания подзабыты, а если и нет, то устарели. Взрослый русский, как правило, не может ответить на простейшие вопросы о месте человека в сегодняшнем мире. Произошли ли мы от обезьяны, а если нет, то от кого и когда? Каким образом в мозгу существует «я»? Когда добыча нефти упрется в тупик? Почему Россия 500 лет ходит по кругу? Каким образом в нас формируется сексуальность? Почему у одних всё, а у других — ничего?

Художественная литература ответов на эти вопросы не дает. А non-fiction — дает. Более того, на Западе общество, культура и наука только тем и занимались 60 лет после войны, что ставили такие вопросы и искали на них ответы. У нас же был сначала железный занавес, потом необходимо было выживать, а потом оказалось, что утрачена привычка к чтению. (Ах да, смысл детского чтения все же есть. Оно учит складывать буквы в смыслы — в детстве в этом особого смысла нет, зато потом важно).

Сегодняшний взрослый русский, может, и хочет получить ответы на вопросы — но не понимает, где лежит знание, и кого слушать, а кого нет. Альтернативная история Фоменко — на нее стоит тратить время или же ерунда?

То есть взрослый русский не знает элементарного: что читать. Этим он сильно отличается от западного человека, потому что у того есть поводыри: литкритика, обзоры, чарты. Там выход каждой книжки — событие, и Фоменко был бы участником ток-шоу, и ему бы публично перемывали кости. А у нас на телеке когда вы последний раз видели ученого или автора книги? Там Соловьев, Киселев, там наши против фашистов (и кто не наш, тот фашист) — игры детсада.

В качестве информационного источника для взрослого русского могу порекомендовать библиотеку фонда «Династия», помогающего популяризации науки в России. Его основал Дмитрий Зимин: в СССР он был специалистом, затем стал бизнесменом, а потом продал бизнес за хорошие миллионы и создал фонд. Так вот, «Династия» спонсирует выпуск non-fiction книг. На сайте фонда есть не только их список, но и возможность по главке прочесть. Книг много, тем тоже, почти все авторы — западные. Это важно. Современная российская научно-популярная литература находится в положении русской литературы времен Сумарокова и Тредиаковского, когда читать следовало французов: у них была эпоха Просвещения.

А еще можно просто задать поиск по словам «10 non-fiction книг» — тогда обнаружатся списки чтения, составленные писателем Быковым, историком Лурье, философом Секацким, экономистом Гуриевым, журналистом Кашиным, социологом Дубиным, миллиардером Гейтсом и т. д.

Какой источник предпочесть для старта — все равно.

Человек, подсаживающийся на non-fiction, быстро понимает, что в мире тасуется колода из примерно из полусотни авторов, способных невероятно увлекательно писать о достижениях науки. Ричард Докинз, Стивен Хокинг, Ноам Хомский, Даниэль Ергин, Стивен Пинкер, Джаред Даймонд, Нил Шубин, Малкольм Гладуэлл, Роджер Пенроуз, Митио Каку, Фрэнсис Фукуяма, Карл Циммер, Александр Маркова — все друг друга упоминают: так в читательский оборот вводятся очередные имена.

Опыт (а я многих на нон-фикшн подсадил) показывает, что результат подобного чтения ошеломляет. С одной стороны, взрослый, знакомясь, например, с законами генетического поведения Туркхеймера, испытывает потрясение от того, что наше влияние на собственных отпрысков ничтожно, — но с другой стороны, испытывает катарсис от понимания, что именно так складывалась его судьба. «О, господи! Так вот как оно, оказывается, на самом деле! А я-то все глупости какие-то повторял…»

В общем, выбирайте книги, покупайте или скачивайте (лично я не считаю бесплатное скачивание преступлением, иначе преступлением следует признать существование библиотек) — и наслаждайтесь знанием. И заканчивайте шпынять детей, что они с книгой не дружны.

Толковее будет, если они, играющие, увидят читающими папу-маму. А если дети, вошедшие в возраст подростков, увидят маму-папу читающими, например, «Почему нам так нравится секс» Джареда Даймонда, то, быть может, и пристрастятся к чтению раньше, чем к сексу.

Дмитрий Губин


Ранее на тему Зачем читать худлит?