Стефан Гаскин: Проще быть Богом

Стефан Гаскин, Иисус Христос американских хиппи в 1970-е, первый лауреат премии The Right Livelihood Award, умер в возрасте 79 лет в созданном им более четырех десятилетий назад уникальном экопоселении The Farm близ городка Саммертаун.


Стефан Гаскин, Иисус Христос американских хиппи в 1970-е, автор нескольких книг о жизни в гармонии с собой и природой, первый лауреат премии The Right Livelihood Award (известна как Альтернативная Нобелевская), умер на днях в возрасте 79 лет в созданном им более четырех десятилетий назад уникальном экопоселении The Farm (Ферма) близ городка Саммертаун, что в штате Теннеси.

Стефан Гаскин был незаурядной личностью – о его жизни и смерти написали все мировые издания. Только в России – ни слова. Со Стефаном и его женой Иной Мэй мы познакомились около двух десятков лет назад в Европе – на одной из встреч лауреатов этой международной премии. У меня на полке стоит подписанная им книга – философские размышления о жизни, человеке, обществе, основанные на собственном беспрецедентном опыте поиска альтернативного пути развития человечества, которое упорно пытается само себя уничтожить, исповедуя тупик войны, беспредельного потребления и разрушения окружающей среды. Именно против этого и протестовал странный для американского общества капитала один из лидеров американских хиппи и доктор искусствоведения Гаскин, положив на алтарь идеи всю жизнь.

Как рассказывал о том времени сам Стефан в своей лауреатской лекции в Шведском парламенте, «мы выехали из Сан-Франциско 10 октября 1970 года, путешествовали: 23 или 30 автобусов с 250 хиппи. Эти люди прибыли в Сан-Франциско из США и всего мира в шестидесятых годах, следуя призыву, что у нас здесь происходит нечто такое, что приведет к новым духовности, отношениям между людьми и переменам всего человечества».

При этом замечу, его хиппийному периоду предшествовал «традиционный» - родился в простой рабочей семье в Денвере, штат Колорадо, затем с родителями переехал в Калифорнию, ходил в школу, но бросил ее и записался служить в Морском корпусе США – прошел через Корею. После службы в армии поступил в университет Сан-Франциско, факультет искусствоведения, и даже получил научную степень.

В Америке это было время разброда и шатаний – миллионы людей выходили на демонстрации против войны во Вьетнаме и политики правительства: моральный и идеологический кризис накрыли страну. Возникшее в то время движение хиппи, яростно выступавшее против войны («Make love, not war!» - «Занимайтесь любовью, а не войной!»), за что многие из них оказались в тюрьме, исповедовавшее свободу личности, справедливость, духовность и лозунг «все люди – братья», стало для студента, а затем и преподавателя доктора Гаскина – естественной средой.

Как говорил он в своей речи в Шведском парламенте, «это было время, когда студенты, вышедшие на демонстрацию, были расстреляны Национальной охраной Кэнтского государственного университета. Американская молодежь пребывала на грани того, что могла бы прибегнуть к насильственным действиям».

Как писала в те годы газета Тhe New York Times, в течение трех лет на лекции Гаскина, которые были похожи скорее на спиритические сеансы, собиралось по полторы тысячи «настоящих хиппи». Эти лекции вошли в историю хиппи-движения США как «Monday Night Class» («Ночные проповеди по понедельникам»).

Вызывая на себя огонь «традиционного» сообщества, образованный хипстер-проповедник собирал тысячные аудитории, заявляя ни больше ни меньше: «Вы не можете определить (define) Бога. Легче самому быть Богом, чем увидеть Бога». С благословения Американской академии религии он в течение семи месяцев ездил с лекциями по церквам 42 штатов, а также проповедовал в школах США.

Интересно, что, как сообщала газета The Los-Angeles Times, во время этих поездок родилось девять малышей – роды прямо в полевых условиях принимала Ина Мэй Миддлтон, впоследствии четвертая и последняя жена Стефана. (В 2011 году они, кстати, приезжали в Москву с лекцией известной во всем мире бывшей хиппи и акушерки Мэй о том, как женщины могут рожать естественным путем – дома. Ее книга на эту тему стала бестселлером.)

«Когда мы вернулись в Сан-Франциско, - рассказывал Стефан, - мы уже не могли существовать, как караван автобусов в городе, власти не позволили бы нам это. Мы не могли пойти в парк «Золотые ворота» с 250 хиппи и там начать культивировать землю». Но и просто разойтись они тоже не могли. Это уже было общество с глубоко приникающей идеей. Думаю, ничто так не воодушевляет и не соединяет людей, как общая идея. (Однако не все битвы за нее имеют счастливый конец и такое же продолжение после них.)

«На нашем пути по штатам мы встретили прекрасных фермеров в Теннеси и решили туда вернуться. Первую нашу землю – 1000 акров – мы купили по 70 долларов за акр. Сейчас у нас – 1750 акров, опоясывающих горы. Это около 5-6 квадратных километров, – делился своим опытом в 1980 году Стефан Гаскин в Шведском парламенте. – У нас есть теперь и другие экофермы и экопоселения - в Калифорнии, в Нью-Йорке и т.д. У нас сейчас проживает 1600 человек на первой ферме около Теннеси».

Вспоминая трудное начало воплощения идеи экожизни, Гаскин говорил: «Когда мы пришли на свою землю, мы были похожи скорее на пляжных бичей, которые копают яму в песке и пытаются выжить. Нам надо было отказаться от значительного количества собственного эго: требования большой жилой площади, владение каждым из нас автомобилем и т.д.». Достаточно сказать, что через четыре года после начала строительства коммуны у них накопилось 400 000 долларов долгов. Но общая идея и воля к жизни в заданных параметрах экопоселения оказались сильнее препятствий.

В своих интервью, тогда и позже, Стефан подчеркивал: «Мы содержим всю собственность сообща. Ничего хитрого в этом нет: справа по фронту мы пытаемся построить альтернативную культуру». В экопоселениях не продается спиртное, запрещено оружие, синтетическая психоделика. Если ты не терпишь какую-то работу – не делай ее, однако найди себе другую - по душе. А в общем, живи по заповедям Христовым: люби ближних, всем помогай, размышляй о жизни. И еще – из морального кодекса строителей коммунизма: один за всех и все – за одного.

Однако «мы, - рассказывал Гаскин, - никогда и никому не позволяем называть это коммуной, потому что люди, которые живут в коммунах, - коммунисты». Родоначальники экопоселения – хиппи – это не коммунисты, а скорее либералы. (Правда, не в нынешнем смысле этого слова и вовсе не так, как понимает его российская бизнес-верхушка, спринтерски и фантастически обогатившаяся за счет разворовывания страны и снисходительно поучающая ограбленных, как надо работать, чтобы хорошо жить.)

В этом самодостаточном организме есть все необходимое – больницы, школы, детсады (хотя предпочтительнее, считают в поселении, чтобы мама больше занималась ребенком), почтовое отделение, магазины и т.д.

Трудно в это поверить, но экопоселение со временем стало настолько «самоокупаемым», что после получения престижной премии Right Livelihood Award Гаскин сотоварищи открыли еще одну «дочку» - благотворительную организацию «Plenty International». Бывшие хиппи и их последователи построили в Гватемале после разрушительного землетрясения 1200 домов. В Южном Бронксе «фармисты» оказывают безвозмездно помощь бедным слоям населения, которые не имеют медицинской страховки.

Сегодня, отмечает американская печать, несмотря на то, что эра хиппи давно в прошлом, экопоселения живут и здравствуют. Правда, по гуманистической идее обобществленной жизни ударяет другая жизнь – индивидуалистическая. Соблазны ее (особенно -  американские), как написали бы в советских газетах, развращают неокрепшие души. Сегодня большинство экопоселенцев, которые ежемесячно платят взносы в общий «котел» «Фермы», имеют работу за ее пределами, и в противовес их зачинателям-хиппи распоряжаются своими собственными деньгами сами. Кроме того, сами поселенцы все больше заводят свой бизнес, включая производство радиоактивных детекторов, которые используются во всем мире. Комментируя несколько лет назад эти перемены, Гаскин сказал журналу The Times: «Мы сейчас - хай-тех-хиппи».

Бывший хиппи, доктор наук и писатель Стефан Гаскин в 2000 году решил попробовать себя и на политической ниве, выставив свою кандидатуру на съезде Партии зеленых США для участия в президентских выборах. Однако проиграл праймериз Ральфу Надеру.

Как отмечает газета The Los-Angeles Times, у Стефана Гаскина было одно не реализованное на сто процентов желание: организовать на ста акрах земли экопоселение для хиппи-ветеранов. Он называл это «Росинант». «Это имя лошади Дон Кихота и пикап Джона Стейнбека, - говорил он, - так что это - транспортное средство для неизлечимого идеалиста».

Наверное, в эти дни душа старого хиппи Гаскина, считавшего в молодости человека Богом, встречается с Ним. Жаль, что мы вряд ли узнаем, что легче – «быть самому Богом или увидеть Бога». Но, может, Стефан подаст нам оттуда какой-то тайный спиритический знак?

Алла Ярошинская

Перейти на страницу автора