Сталин Физтех больше не защитит

Начались протесты преподавателей в Московском физико-техническом институте – элитном вузе, который всегда находился на привилегированном положении. Это говорит о системном кризисе в российской науке и образовании.


© http://mipt.ru

Начались протесты против низкой оплаты труда среди преподавателей Московского физико-технического института (МФТИ, Физтеха), который считался жемчужиной отечественной системы высшего образования. Преподаватели, в частности, считают, что в коллективный договор нужно внести пункт о том, что зарплаты в институте не могут быть ниже, чем в регионе, где зарегистрирован вуз (то есть в Москве).

Сам факт того, что недовольство проявилось в элитном вузе, который всегда находился на привилегированном положении, говорит о том, что положение дел в российской науке и образовании иначе, чем системным кризисом не назовешь.

Корни конфликта уходят в сталинскую эпоху, когда создавалась знаменитая «система Физтеха». Этому вузу на роду было написано служить разменной монетой в интригах чиновников. С момента создания в XVIII столетии Академии наук и первых университетов образование и наука в России шли независимыми курсами. Академия наук в России прописалась в Санкт-Петербурге, а крупнейший университет – в Москве. В Европе же наука традиционно развивалась в университетах. О пагубности такого разрыва говорили многие светлые умы, начиная с Ломоносова. Решительную попытку исправить положение сделал Петр Капица, который в 1946 году изложил свои соображения в личном письме Сталину. Идея Капицы состояла в учреждении нового вуза, где студенты с первых же курсов совмещали учебу и исследовательскую работу на базовых кафедрах в академических и оборонных НИИ.

Будущий Нобелевский лауреат предлагал назвать новый вуз «Физтехом», подчеркивая его духовную связь с Физико-техническим институтом в Ленинграде, откуда вышли сам Капица, практически все руководители Атомного проекта, а также большинство советских Нобелевских лауреатов. Без сомнения, Капица испытывал тоску по Кембриджу, в который Сталин запретил ему возвращаться, заперев в золотой советской клетке. Но Капица был человеком государственного масштаба и постарался создать элитный вуз в родной стране. Идея была поддержана будущими Нобелевскими лауреатами Николаем Семеновым и Львом Ландау, а также академиком Сергеем Христиановичем, которому суждено было стать первым ректором Физтеха

Чиновники советского Минвуза, руководствуясь бюрократической логикой, встали на дыбы, поскольку такое учебное заведение ограничивало бы их влияние. Сам по себе этот факт говорит о том, что и при жестоком тоталитаризме чиновничество не столько преследует общественные цели, сколько борется за ведомственные интересы. Во главе Минвуза стоял непотопляемый при всех режимах Сергей Кафтанов, который, в числе прочего, руководил и Гостелерадио и Минкультом СССР.

Сталин благосклонно отнесся к идее Капицы, поскольку отчетливо понимал, что без ярких ученых техническое отставание от Запада не преодолеть. Но и ломать позвоночник Минвузу Сталин тоже не хотел. Поэтому было принято половинчатое, в традициях бюрократизма, решение. Физтеху – быть, но не в Ленинграде, рядом с научным Физтехом, а на базе МГУ.

Постановление о Физтехе вышло в 1946 году. Уже в 1947 году в бывшем общежитии Московского авиационно-технологического института в подмосковном Долгопрудном начались занятия. Кстати, Долгопрудный – место для науки знаменательное. В 1930-х годах здесь жил знаменитый итальянский воздухоплаватель Умберто Нобиле, который участвовал в строительстве дирижаблей, летавших во время парадов над Красной площадью. Тогда поселок назывался Дирижаблестрой, переименован был в 1938 году, когда рядом открылся куда более значимый объект – вырытый зэками канал Москва – Волга.

Спираль противостояния Физтеха с чиновниками раскручивалась. Капица отказался работать с Берией в Атомном проекте, находился под домашним арестом и не мог преподавать в Физтехе. Без Капицы, единственного ученого, к которому прислушивался Сталин, пришлось туго. В стране поднималась новая патриотическая кампания по борьбе с безродным космополитизмом. Причем МГУ не только был в ее фарватере - он был ее флагманом. В архивах сохранились доносы профессоров Московского университета о «порочной практике» поиска «сверхгениальных студентов» на Физтехе, о беседах молодежи с академиками Ландау, Ландсбергом, Леонтовичем, что «нетерпимо», поскольку «ничему хорошему эти люди научить не могут».

В итоге в 1950 году Физтех был распущен. Член Политбюро и секретарь ЦК Георгий Маленков не мог остаться равнодушным к сетованиям своей супруги Валерии Голубцовой, которая была ректором МЭИ, где сокрушались насчет оттока в Физтех лучших студентов. На страже интересов МЭИ стоял также академик-старец Глеб Кржижановский, один из авторов плана ГОЭЛРО, который, как старый большевик, имел доступ к Сталину.

Казалось, песенка Физтеха спета, чиновники показали науке ее место. Но более всего Сталин прислушивался к мнению ученых, которые укрепляли оборонный комплекс. Уже в 1951 году был открыт независимый Московский физико-технический институт в Долгопрудном. С тех пор система Физтеха стала набирать обороты, ее стараются внедрить в самых амбициозных университетах России. Но, что принципиально, только не в МГУ, с которым связан не самый светлый период в истории Физтеха.

КПД по части взращивания дарований зашкаливает. 150 академиков, в том числе президент РАН Владимир Фортов и три вице-президента. 6 тысяч докторов наук и 17 тысяч кандидатов – для небольшого вуза удивительная плодовитость. В ведущих НИИ «физтехи» (как называют выпускников вуза) на первых ролях. Обидно, но факт: в последние годы «физтехов» скопом перекупает Запад, как случилось с Андреем Геймом и Константином Новоселовым, которые в 2010 году получили Нобелевскую премию за открытие  графена (двумерной модификации углерода), а раньше – с Владимиром Пентковским, который в корпрорации Intel создал семейство чипов, один из которых был назван в его честь «Пентиумом». Кстати, Гейм и Новоселов первые работы по графену сделали на базовой кафедре в Черноголовке, что подтверждает эффективность системы Физтеха.

«Утечка умов» - следствие кризиса и ослабления нашей науки. И власть, в отличие от «проклятой эпохи тоталитаризма», ничего не делает для укрепления пошатнувшихся позиций, но, напротив, проводит странную реформу Академии наук, которая грозит окончательно обрушить остатки интеллектуального потенциала. Во главе реформы стоит Минобрнауки, и стенания ученых ему нипочем, на кону иные ценности.

Разругавшись с академиками и сократив финансирование РАН, Минобрнауки нашло поддержку у ректоров вузов, куда были направлены щедрые денежные потоки. Идет разрушение системы Физтеха. Провозглашен тезис: науку следует перенести в вузы, как в передовых странах. Обрываются связи с академическими НИИ, Физтех присваивает статьи, выполненные на базовых кафедрах, хотя никак не финансирует эти работы. Не надо быть Капицей, чтобы понять: это приведет к тому, что будет разрушена система, которая работала десятилетия, но на пустыре не вырастет ничего нового.

Лаборатории Физтеха, которые только формируются, еще долго не смогут обеспечить доступ к современной науке. Физик Андрей Старинец, который работает в Оксфорде, говорит: «Идиотизм начинания просто завораживает, серьезная попытка его реализации приведет к гибели как высшего образования, так и академической науки в России».

Показательно, что скандальную реформу Академии наук поддержали ректор МГУ академик Виктор Садовничий и ректор МФТИ член-корреспондент Николай Кудрявцев, который прямо сказал, что Физтех в результате реформы РАН выиграет. Отец-основатель МФТИ Петр Капица ужаснулся бы от таких слов.

Московский физико-технический институт включен в государственную программу, согласно которой к 2020 году пять российских вузов должны войти в число ста лучших университетов мира. На реализацию программы МФТИ получил из казны на 2013-2014 годы полтора миллиарда рублей. Однако на оплату труда преподавателей эти средства расходовать нельзя, чего не скажешь об административных работниках. Профессора Физтеха утверждают, что теперь они получают меньше секретарш. А ректор Николай Кудрявцев, согласно сайту Минобрнауки, зарабатывает по 11-14 млн рублей в год, не являясь самым высокооплачиваемым сотрудником Физтеха. Зарплата ректора – это первый показатель, где российский вуз сравнялся с показателями лучших мировых университетов.

Когда-то Минвуз проиграл битву за Физтех. Но теперь Минобрнауки берет блистательный реванш. Ученые и профессора – это пыль на долгой дороге бюрократа.

Сергей Лесков

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Сотрудники МФТИ требуют повышения зарплат

Элита без интеллектуалов

Собянин: Физтех в Москве может стать одним из крупнейших научно-исследовательских комплексов в мире