Наш путь - варваризация

Модернизировать Россию не получилось. Вместо этого на всех фронтах побеждает архаика. Все новые успехи в строительстве феодализма и массовое приобщение к невежеству складываются уже в целостную и зрелую систему.


© СС0

Модернизировать Россию не получилось. Вместо этого на всех фронтах побеждает архаика. Все новые успехи в строительстве феодализма и массовое приобщение к невежеству складываются уже в целостную и зрелую систему.

Вот как новости последних дней и недель отобразились в нашей духовной и интеллектуальной жизни.

Президент России в беседе с министром обороны намекнул на возможность применения ядерного оружия, и это сообщение не возбудило никакой общественной тревоги.

Одномоментное превращение Турции из сердечного друга в исконного врага прошло без проблем. Широкая публика переместилась в новую реальность если и не с восторгом, то с пониманием.

Очередные коррупционные разоблачения, призванные вроде бы посеять панику в верхах и праведный гнев в низах, встречены и теми, и другими с философским спокойствием.

Грандиозная государственная скорбь по двум убитым в Сирии военным и почти полное отсутствие таковой в связи с гибелью 220 гражданских во взорванном террористами самолете почти никем не были сопоставлены и явно не вызвали вопросов в массах.

Нормально ли все перечисленное? Смотря в каких координатах. «У нас сейчас происходит широкая нормализация всех сторон жизни», - так говорил 20 лет назад выдающийся медиа-менеджер 90-х годов. Сейчас он живет в другой стране и о старой родине отзывается крайне скептически.

Об успешно идущей вперед, пускай и с некоторыми зигзагами, модернизации России много рассуждали в девяностые и отчасти даже в нулевые годы. Мне тоже нравился этот термин, но еще больше - вышеупомянутое слово «нормальность». Казалось, именно к ней мы идем, понемногу избавляясь от советских выдумок и бзиков.

Ну вот и пришли. Теперь у нас нормальность – это именно то, что раньше считалось помешательством. Объяснять сегодняшнее состояние умов одной только работой пропагандистской машины как-то наивно. Казенной монополии на информацию нет. Интернет пока открыт, каждый может им пользоваться - было бы желание. И почти каждому еще недавно было по карману съездить за границу, посмотреть на мир. Опять-таки, при желании, конечно.

Дело явно не сводится только к тому, что людей оболванила госагитация. Перемены лежат глубже и образуют цельную систему.

Признаки феодализма, с его монархическим духом, разгулом начальства всех калибров и превращением остальных людей в массу приниженного простонародья, были видны уже давно. Но сейчас феодализм победил еще и в душах. Надолго или нет, но пока это так.

Рядовой человек видит в себе простолюдина, а в верхних классах – своих господ. Ему это почти не навязывают. Он сам знает.

Именно поэтому он почти не чувствителен к рассказам о бизнесе сыновей генпрокурора, о веселой и роскошной жизни президентского пресс-секретаря и любым прочим произведениям разоблачительного толка. Ну да, большие люди - не то что маленькие. Они и должны жить шикарно. А как еще? Им можно то, что нам нельзя. Это само собой разумеется.

А с кем воевать и чем воевать, решает царь. Не нашего ума дело. И гибель воинов – это совсем не то что гибель простых людей. И в самом деле, нельзя сравнивать.

Но сказать «феодализм» - значит сказать далеко не все. Движение назад, в архаику, идет по более широкому фронту. Его уже можно, по-моему, назвать варваризацией.

«Варваризация (книжн.). Обращение в некультурное, варварское состояние». (Толковый словарь Ушакова).

Просвещение у нас не то чтобы полностью отменено, но его ценность радикально пересмотрена. Престиж невежества резко вырос, а уважение к какому бы то ни было профессионализму все время убывает.

Шарлатаны во всех сферах знания, точных и гуманитарных, приравнены в правах к специалистам обычного типа. Или, если угодно, специалистов обычного типа считают такими же шарлатанами.

Индикатор качества массового образования – замеченное многими резкое сокращение среди молодежи, желающей устроиться за границей, доли тех, кто верит, что его квалификация достаточна, чтобы найти приличную работу.

Примитивность народных телезрелищ находится в полной гармонии с упадком так называемых высоких жанров искусства. Убожество и заскорузлый агрессивный провинциализм культивируются и в архитектуре, и в кино, и в литературе. Среди советских министров культуры попадались и более невежественные, чем человек, занимающий сейчас этот пост. Однако с той существенной разницей, что они, как умели, скрывали свои особенности, не выставляя их сознательно напоказ.

Смеются над темнотой «экспертов», кочующих с одного телеканала на другой. Но ведь «эксперты», привлекаемые Кремлем к проработке политических решений, - те же самые или еще хуже. А часто обходятся даже и без таких. Потому что больше не нужны. Как емко сказал глава нашего государства, «мы вообще не делаем разницы между шиитами и суннитами». То есть вообще нет потребности в людях, которые могут про эту разницу что-нибудь сказать.

И только в эпоху варваризации Академию наук могли не просто «реформировать», а демонстративно унизить, официально поставить над ней каких-то бюрократов-начальников разной степени полуграмотности. Мало у нас учреждений, которые имели бы такие гигантские заслуги перед страной, как РАН, при всех ее слабостях. Большевики тоже зажимали ее в кулак, но не делали это так открыто и с таким показным размахом. Ее статус в их иерархии был чрезвычайно высок. Вид нынешнего президента РАН, публично заискивающего перед крупными, средними и мелкими чиновниками, многое говорит о нашем времени, вовсе не повторяющем советское.

А вот, для наглядности, еще один пример торжества варваризации, с ее объединяющей верхи и низы языческой верой в колдовство и конспирологию.

Важной частью представлений нашего правящего круга о внешнем мире и уж точно ключом к политике Соединенных Штатов является так называемое высказывание Мадлен Олбрайт, госсекретаря США в конце прошлого века. «Они (США — ред.) очень хотели бы, чтобы России не было вообще. Как страны. Вы, наверное, помните высказывание экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт, что России не принадлежит ни Дальний Восток, ни Сибирь», - это из довольно недавнего интервью Николая Патрушева, секретаря Совета безопасности РФ.

О том же (и не в первый раз) говорил Владимир Путин год назад: «Ведь мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России».

Впервые «высказывание Олбрайт» появилось как сетевой фейк около 2005 года. Кто-то «процитировал», не ссылаясь, естественно, на источники.

Но это была только присказка. Потому что в 2006-м появилось авторитетное обоснование. Официальнейшая «Российская газета» обнародовала интервью с отставным генералом ФСО под выразительным заголовком «Чекисты сканировали мысли Мадлен Олбрайт». Оказывается, с помощью экстрасенсов, медиумов и прочего волшебства «в мыслях мадам Олбрайт мы обнаружили патологическую ненависть к славянам…»; «Еще ее возмущало то, что Россия обладает самыми большими в мире запасами полезных ископаемых. По ее мнению, в будущем российскими запасами должна распоряжаться не одна страна, а все человечество под присмотром, конечно же, США…»

Вот отсюда все и выросло. Сведения о мыслях американского политика, давным-давно пребывающего в отставке и никогда не бывшего первым лицом, но зато полученные с помощью такого бесспорного способа, как чародейство, усвоены российской властью в качестве стопроцентной истины и уже десяток лет раз за разом и притом с растущим нажимом повторяются со всех трибун.

Так надо ли удивляться всему прочему, что творится сегодня в головах? Да, варваризация. Хоть и не поголовное, но массовое бегство в архаику. Не единственное в мире в XXI веке, но явно самое грандиозное из всех по масштабам. Это наш новейший коллективный вклад в копилку опыта человечества.

Можно ли вернуться обратно? Надеюсь, что да. Про модернизацию тоже ведь когда-то говорили, что обратного хода у нее нет.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора