Анатомия протеста дальнобойщиков

Один из координаторов акций протеста грузоперевозчиков Сергей Гуляев подсчитал, сколько олигархи смогут заработать на системе "Платон", и объяснил, почему в России нельзя вводить "налог на расстояние".


Протест дальнобойщиков против системы © Фото Дениса Гольдмана

На итоговой пресс-конференции 17 декабря 2015 года президент РФ Владимир Путин дал довольно пространный ответ на вопрос о дальнобойщиках. Проанализируем его по пунктам.

Путин: «Теперь что касается других составляющих автомобильного бизнеса. Да, но самое главное - здесь упоминался младший Ротенберг. Что я хочу сказать, и что является важным? Нужно все-таки смотреть в суть проблемы, не пытаться использовать ту или иную сложную ситуацию в каких-то квазиполитических целях, а смотреть вовнутрь. А что внутри? Все сборы, которые поступают от так называемой системы "Платон", все сто процентов, идут не кому-то в карман - они идут сто процентов в Дорожный фонд Российской Федерации, до последней копейки, и оттуда все эти сборы до последней копейки поступают на дорожное строительство в регионах Российской Федерации. Хочу, чтобы вы это услышали. Первое».

Берем Распоряжение правительства РФ от 29.08.2014 №662-р, смотрим пункт 8 Условий: «Базовый размер платы концедента по концессионному соглашению составляет 10,610 млрд рублей (без учета НДС) в год и состоит из неиндексируемой и индексируемой частей». В пункте 2 того же распоряжения прописано, что концедентом является государство в лице Росавтодора: «Установить, что полномочия концедента при заключении, исполнении и изменении концессионного соглашения от имени Российской Федерации осуществляет Росавтодор». Далее берем справку Минтранса, которую представили прессе на встрече Максима Соколова с грузоперевозчиками: там значатся плановые цифры сбора от системы «Платон»: «Поступления могут составить около 40 млрд руб. в год. Собранные средства пойдут напрямую в Дорожный фонд». То есть на содержание ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» Игоря Ротенберга будет потрачена четверть сборов с дальнобойщиков (10 млрд 610 млн руб.).

Но и это еще не все. Минтранс, похоже, на порядок занизил цифры реальных сборов с дальнобойщиков. Простая арифметика: делим 40 млрд руб. на 2 млн автомобилей грузоподъемностью более 12 тонн и получаем, что каждый владелец грузовика должен в среднем заплатить около 20 тыс. руб. в год. Второе действие: делим 20 тыс. руб. на тариф 3,06 руб. за километр и получаем 6 тыс. 472 км годового пробега. Это меньше месячного пробега фуры, в среднем дальнобойщик в год проходит гораздо больше - 100-120 тыс. км.

Чтобы узнать, сколько реально получит ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы», 100 тыс. км ежегодного пробега умножаем на 3,06 руб. тарифа за км и еще раз умножаем на 2 млн грузовиков. Получается примерно 612 млрд руб. Вычитаем 40 млрд руб., которые компания направит в Дорожный фонд, начисляем Ротенбергу 10,61 млрд руб. из бюджета за обслуживание системы. Чистыми в год остается около 582 млрд руб. Для примера, приблизительно такова стоимость пакета 19% акций «Роснефти», которые предлагают продать китайцам в следующем году за $7,5 млрд. То есть, теоретически, за 5 лет ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» может получить доход, равный стоимости крупнейшей нефтяной компании России.

Это если смотреть в суть проблемы - «вовнутрь», как призывает президент.

Путин: «Второе. Откуда получает средства это совместное предприятие между "Ростехнологиями" и фирмой, которую представляют частные лица? Они получают эти деньги из бюджета напрямую, по-моему, там сумма где-то 10 миллиардов. На что? На ремонт этой системы, на поддержание ее в работоспособном состоянии, на развитие. Но что это значит, что они получают деньги из бюджета? Это значит, что все может быть проверено, в том числе и общественностью, и Счетной палатой, что чрезвычайно важно. Если кто-то считает, что эти расценки на содержание, на развитие завышены, пусть посчитают и предъявят, и это будет правильно - посчитать и предъявить. Это можно сделать, деньги и доходы от "Платона", компании, в которой находятся частные инвесторы и "Ростехнологии", они туда не поступают. Я хочу, чтобы это было услышано».

Во-первых, президент называет ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» совместным предприятием между «Ростехнологиями» и фирмой, которую представляют частные лица. На самом деле, это общество с ограниченной ответственностью. А совместное предприятие – это форма участия страны в международном разделении труда путем создания юрлица на основе совместно внесенной собственности участниками из разных стран. Тут либо мы чего-то не знаем про возможных офшорных участников схемы, и это, что называется, оговорка по Фрейду, либо президента не проинформировали, что это за компания-оператор получила такие эксклюзивные права – осваивать без конкурса 10,61 млрд руб. ежегодно в течение 13 лет.

Теперь о стоимости самой системы. Ни обществу, ни госорганам не был предоставлен текст концессионного соглашения Росавтодора и ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы». Не было обоснования суммы расходов на создание и обслуживание «Платона». Допустим, на начальный этап – закупку оборудования, терминалов, передвижных пунктов контроля - нужны сопоставимые средства (хотя конкурса не было и, возможно, цифры завышены в десятки раз). Но почему на дальнейшую эксплуатацию системы - это, по сути, только бумага для чеков в терминалах, да арендная плата офисных пунктов и персонала – будут тратиться те же 10,61 млрд? Опять же - где альтернативы, конкурсы? Очень непрозрачным и потенциально коррупционноемким выглядит это распоряжение правительства РФ от 29.08.2014 N 1662-р. А по поводу вопросов общественности или Счетной палаты можно вспомнить крылатую фразу: «Если вам не нравятся наши законы – идите в наш суд!» Кто же будет проверять ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы», если за ним стоит Аркадий Ротенберг…

Путин: «Вообще, откуда взялась сама идея? Идея взялась от того, что правительство в свое время генерировало эту идею. Почему? По двум соображениям. Первое: потому что, смотрите, во всех транспортных отраслях - авиация, река, море, железнодорожные перевозки - участники экономической деятельности платят налоги и плату за инфраструктуру, в том числе и на железной дороге. В автомобильной отрасли налоги платят отчасти только за инфраструктуру, если так можно сказать, через акциз на бензин. Но только отчасти. А в других отраслях - полноценная уплата за инфраструктуру. Это привело к тому, что часть грузов, скажем, с реки, с моря и с железной дороги начала перекочевывать на автомобильные дороги. Возникло огромное количество грузовиков, которые негативно влияют на эту инфраструктуру. А транспортный налог все платят одинаково: что легковушка, что грузовик в 12 тонн и больше. Я знаю, там мужики говорят: что легковушка, что тяжелая машина - все равно. Но это не совсем так. Эксперты все считают, что при разгоне и при торможении все равно разрушительное влияние на полотно грузовиков в 12 и больше тонн, конечно, больше, чем легковушки. А платят одинаково. И для того чтобы поставить все отрасли транспорта в одинаковое положение, это и предложили сделать».

Для начала напомним, что идея закона о плате за дороги для 12-тонников, скорее всего, возникла после нашумевшего ареста итальянских вилл Ротенбергов на Сардинии. 30 сентября 2014 года «Единая Россия» внесла в Госдуму скандальный проект Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок". Этот проект больше известен как "закон Ротенберга", по которому из средств бюджета олигархам выплачивалась бы компенсация за конфискованную в ходе «санкционной войны» недвижимость. «Закон Ротенберга» вызвал настолько негативную реакцию общества и полемику в Госдуме, что «единороссы» сочли за лучшее отозвать проект после первого чтения. Но на смену ему явились Федеральный закон №257-ФЗ «Об автомобильных дорогах» и Распоряжение правительства №1662-р, вводящие плату за пользование дорогами для 12-тонников, которые с успехом компенсировали семье Ротенбергов потери от санкций.

Между тем, владельцы большегрузов уже платят за инфраструктуру - причем дважды! Во-первых, это транспортный налог (который для грузовиков, вопреки утверждению президента, вовсе не такой же, как для легковушек, а в несколько раз больше), а во-вторых - повышенный топливный акциз, который идет целиком на развитие дорожной инфраструктуры (когда его вводили, обещали убрать транспортный налог, но, как всегда, обманули). Поэтому очень удивляет пассаж про акциз на топливо: «налоги платят отчасти только за инфраструктуру, если так можно сказать, через акциз на бензин». Да одни только дальнобойщики (2 млн машин), расходуя каждый по 30 тонн топлива в год, вносят, таким образом, в качестве акциза в Дорожный фонд порядка 420 млрд рублей в год. А есть еще 48 млн транспортных средств другого назначения, которые также используют топливо. Где, спрашивается, дороги, построенные на эти деньги?

Наконец, президент говорит, что именно потому, что автомобилисты якобы чуть ли не бесплатно используют дороги, грузы перекочевали с морского, речного и ж/д транспорта на автомобильный. Речной и морской транспорт не конкурент автоперевозкам, а вот идею загрузить железную дорогу за счет перераспределения грузов с автотранспорта, говорят, активно лоббировал еще бывший глава РЖД. Несколько цифр: внутренним водным транспортом у нас в 2015 году (на октябрь) доставлено 13,3 млн тонн грузов, морским – 1,9 млн тонн, железной дорогой – 107 млн тонн, а автотранспортом – 472 млн тонн. Представляю, как эти цифры печалили Якунина.

Таким образом, президент еще и признает, что «Платон» - это система влияния на сложившийся рынок грузоперевозок не рыночными, а административными методами управления.

Путин: «У нас в 2008 или 2007 году отменили лицензирование этого вида деятельности в борьбе за разбюрокрачивание. Вроде бы хорошо, но к чему это привело на практике? Это привело к тому, что появилось большое количество людей, которые просто покупают эти большегрузы и пользуются этим. Но это абсолютно "серая" схема экономики. Они не регистрируются даже в качестве индивидуальных предпринимателей. Вы знаете, я сам все-таки из рабочей семьи, и я понимаю, что эти мужики вкалывают, они работают, за рулем сидят, но надо выходить все‑таки из "серых" схем. И мне хочется их поддержать, поверьте. Ко мне Памфилова приходила, говорила: знаете, я с ними встречалась, там такие работяги, они вызывают у меня симпатию. Но надо выходить из этих "серых" схем».

Это тоже миф, который используют чиновники Минтранса. Практически никто из дальнобойщиков давно уже не работает по «серым» схемам. Кто тебе доверит для экспедирования груз стоимостью в сотни тысяч, а то и миллионы рублей, если у тебя нет счета в банке, если ты не зарегистрирован как ИП или ООО? Так можно навоза с соседнего совхоза бабе Маше на огород привезти в качестве халтуры, или песка с карьера на стройку - и то приходится выписывать маршрутные листы, отчитываться перед массой проверяющих органов. И потом, если есть какие-то «серые» схемы, пусть налоговая ими занимается - причем здесь «Платон»? Работа дальнобойщика - это предпринимательство, самозанятость населения, организация дополнительных рабочих мест. В отличие от чиновников, которые только проедают и разбазаривают бюджет, эти люди создают прибавочную стоимость, кормят свои семьи, семьи смежников, да еще обеспечивают важнейшую функцию экономики – развивают ее транспортную составляющую.

Путин: «И здесь спрашивали у меня, доволен я правительством или нет. Здесь надо бы некоторые вещи доработать. Но как это сделать: и из схемы вывести их, и в то же время не перегрузить различными поборами, платами и налогами? Есть простой способ: дать им возможность приобрести недорогой патент. Есть проблема. Она в чем заключается? В том, что патенты выдают на год, а там, может быть, сезонные перевозки. Но пусть правительство подумает заранее об этом и сделает это».

Если бы правительство думало о наполнении бюджета Дорожного фонда, а не о пополнении счетов Ротенбергов, не нужно было бы сочинять сложные схемы по очередному «сравнительно честному отъему денег у населения». Вы хотите получить с 12-тонников дополнительные 40 млрд руб.? Выше мы подсчитали, что с каждого дальнобойщика таким образом получается по 20 тысяч руб. в год. Введите патент на эту сумму, рассчитайте поквартально его стоимость (5 тыс. руб.) и напечатайте 2 млн бумажек на гербовой бумаге. Себестоимость - копейки, и деньги пойдут прямиком в Дорожный фонд, без посредников и фирм-прокладок! Так, кстати, сделали в Болгарии: напечатали виньетки на лобовое стекло - купил, наклеил и катайся год! Ничего сложного. Только вот гешефт Ротенбергов тут не учтен. Но ведь Госдума же не для них пишет законы, так?

Путин: «Мы в свое время обсуждали с правительством возможность введения такой либо похожей системы. А ведь за километраж для большегрузных машин платят в очень многих странах мира. В Белоруссии в семь раз больше, чем предложено в России. В семь раз больше за километраж платят! Но все равно мы говорили о том, что при переходе на эту систему может быть отменен транспортный налог. Не отменили. Кстати говоря, по настоянию региональных руководителей, потому что транспортный налог идет в региональный бюджет. Но хотя бы для большегрузов, которые должны платить за пробег, надо это сделать. Я очень рассчитываю на то, что правительство в самое ближайшее время - в начале года - это сделает».

В Белоруссии проезд грузовых машин до 3,5 тонн, зарегистрированных в странах ЕАЭС, бесплатный. Для стран ЕС проезд на легковой от Бреста до границы РФ за 610 км пути будет стоить 24,39 евро (примерно как на М11 от МКАД вокруг Химок до Солнечногорска – чуть более 50 км). Дороги в РБ не все платные, можно и объехать. От Минска самая дальняя точка - 280 км. Налог на большегрузы не в семь, а всего в 3,5 раза больше, чем у «Платона» - 0,115-0,145 евро/км. И, кстати, дороги в Белоруссии почти идеального качества, почему-то не разрушаются как наши через год после постройки. Может, надо обратить внимание не на тех, кто ездит по ним, а на тех, кто строит?

И еще. Транспортный налог не отменили якобы по настоянию региональных руководителей. Можно назвать их имена, чтобы в следующий раз знать, за кого голосовать? Транспортный налог нужно отменять для всех автомобилей, а не только для большегрузов, как и обещали, вводя дополнительный акциз в топливо. Но, если с дальнобойщиков все же будут взимать дополнительные сборы (не через «Платон», конечно), то уж точно - хотя бы для них - можно сделать исключение по транспортному налогу.

Путин: «Знаю, что есть беспокойство по поводу того, что нужно покупать различные приспособления. Это тоже стоит денег. Здесь тоже надо внимательно разобраться, кто, за что должен платить. Например, тахограф - прибор, который определяет, сколько времени человек за рулем находится. Послушайте, в конце концов, за него надо заплатить. И во всем мире за это платят. Это надо сделать и для обеспечения безопасности самих водителей большегрузов, и для обеспечения безопасности других участников движения. Потому что когда человек перерабатывает, по 20 часов за рулем сидит, он создает угрозу и себе, и всем остальным участникам дорожного движения. Да, за это нужно заплатить. Не помню, сколько, но за это заплатить надо».

За тахографы всех дальнобойщиков в России заставили заплатить еще несколько лет назад. Это устройство с установкой обошлось каждому водителю в 45-50 тыс. руб. Сейчас большинство про них и не вспоминает - показатели ведь никто не контролирует. Потому что это было изначально не про контроль, а про то, как с помощью административного ресурса впарить чью-то продукцию. Потом таким же образом хотели навязать ГЛОНАСС, но оснастили им частично пока только общественный транспорт.

Путин: «Есть еще два прибора. Этот так называемый "Платон" - он должен бесплатно всем предоставляться, и вторая система - это система "ЭРА-ГЛОНАСС" (или SOS, что называется), которая дает сигнал в случае аварии. Этот прибор должен быть запрятан так глубоко, чтобы не страдал при аварии. Поэтому первая и вторая системы (тахограф и "Платон") могут быть объединены в одну коробочку, а третья система пока должна быть отдельно и спрятана подальше вовнутрь всей этой машины. Кстати говоря, она тоже должна предоставляться бесплатно. Кто-то говорит, что на новые грузовики надо ставить это бесплатно, а на те, которые уже куплены, в употреблении находятся, за это требуют деньги. Не должны требовать денег. Их уже произведено, по-моему, 2 миллиона штук».

Никаких 2 млн штук нет и в помине - чтобы убедиться в их дефиците, достаточно позвонить в ближайший офис «Платона». На декабрь 2015 было выдано 170 тыс. приборов. До сих пор нет на наших дорогах достаточного количества рамок системы стационарного контроля проезда, которых должно быть 481, как и передвижных мобильных комплексов (по плану - не менее 100).

Еще важный момент – почему, собственно, учитывается километраж, а не весовой контроль? Практически все перевозки у нас осуществляются с загрузкой в один конец. Контейнеровозы, бортовые, самосвалы, автовозы, фуры с тентованными прицепами, когда не загружены, весят менее 12 тонн, - но платить, опять же, приходится за пробег туда и обратно. Что, в общем, незаконно.

Путин: «Вообще, это инициатива "Ростехнологий", а не каких-то частных лиц. Почему? Потому что, во‑первых, "Ростехнологии" предложили это техническое решение, загрузили свои предприятия, обеспечили рабочие места, это их интеллектуальный продукт. Зачем там нужны частные лица? Как инвесторы. Они проинвестировали 29 миллиардов рублей, и проинвестировали (кстати говоря, насчет элит, которые могут что-то сделать, и их дети, или не могут) в Россию эти 29 миллиардов, а не в США, не на Кипр, не куда-то в другое место. Другое дело, что система должна быть отлажена. Это правда. Надеюсь, что все эти решения, о которых я сказал, в том числе и по налогу на транспортные средства, в ближайшее время правительством Российской Федерации не позже, чем в первом квартале, будут приняты».

Таким образом, президент еще раз проговаривается, что это уже инициатива не правительства, а «Ростехнологий» - агентства, которое возглавляет г-н Чемезов. «Они предложили техническое решение». Дальнобойщиков, которые держали в руках коробочки с прибором «Платон», удивило, что ни на самой упаковке, ни на приборе нет никаких данных о производителе, сертификации, месте выпуска, сроках эксплуатации. Не исключаю, что собран этот прибор полностью из китайских комплектующих и стоит не дороже флешки. А может, опять же, нужно было провести исследование рынка технологий, найти лучшее и самое оптимальное решение? Допускаю, что в открытом конкурсе мог победить проект не Чемезова-Ротенберга, а «Сколково», МИФИ, МАДИ или любого другого российского технического университета или НИИ. И стоил бы он, возможно, не 29 млрд руб., а гораздо меньше, - как и обслуживание всей этой системы. Кстати, откуда взялись 29 млрд руб. инвестиций, которые как утверждается, «дети элит вкладывают не в США или на Кипр, а в Россию»?

Отметим для порядка, что все наши «успешные менеджеры» и видные «единороссы» уже давно и основательно вложились в недвижимость и разнообразные проекты на Западе. (Молчу о том, что Стабфонд и Фонд национальной безопасности Россия держит в облигациях США, и наши деньги исправно работают на американскую экономику). Так откуда же Игорь Ротенберг и компания ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» привлекли 29 млрд руб.? Неужто продали виллы на Сардинии и вывели деньги на Родину? Как же. Все гораздо проще. Согласно открытым данным, 27 млрд руб. - это кредит на 12 лет от «Газпромбанка», принадлежащего «Газпрому», контрольным пакетом которого, в свою очередь, владеет государство. Зампред «Газпромбанка» Алексей Матвеев отметил, что банк рассчитывает получить рефинансирование в ЦБ по этому проекту. И 20 млрд руб. Центробанк уже выделил «Газпромбанку» под 9% годовых - с условием, что тот выдаст ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» заем не более чем под 11,5%. Получается перекладывание из одного (по сути, государственного) кармана в другой – частный, с оплатой процентов и прочих расходов за счет «Росавтодора» (госкомпании). В каком бюджете прибавилось от этой операции? Точно не в государственном. Плюс ко всему «Газпромбанк» заработает еще и на эквайринге – платежах, которые будут идти через терминалы этого банка.

И в заключение. Вред закона «Об автомобильных дорогах» для национальной экономики (помимо коррупционной составляющей) состоит еще и в том, что «налог на расстояние» между городами разрывает единое экономическое пространство России. Накопление транспортных издержек при удалении от центра становится серьезным экономическим фактором, влияющим на один из главных критериев оценки транспортной отрасли – доступность транспортных услуг. И разрыв в развитии субъектов Федерации становится тем более высоким, чем дальше регион от центра, чем больше издержек на доставку грузов. Именно поэтому против «Платона» поднялись в первую очередь дальнобойщики Дагестана, Сибири, Дальнего Востока.

Увеличение транспортных издержек, приводящее к дальнейшей экономической дискриминации регионов, губительно как в отдаленной, так и в краткосрочной перспективе. Нельзя разрывать единое пространство страны, которая простирается на тысячи километров, поборами за километраж при доставке грузов. Так мы не увидим в центральной России множества товаров из российских регионов, - а то, что завезут издалека, будет стоить бешеных денег.

К тому же возмещение вреда от использования дороги теми, для кого она построена, не может быть правовым обоснованием для введения закона — оно ничтожно по сути. Федеральная трасса обеспечивает экономическую связь регионов автомобильным транспортом, грузоперевозки автотранспортом осуществляют дальнобойщики, и теперь они подвергаются дискриминации по принципу профессиональной или отраслевой принадлежности. Таким образом, закон о возмещении вреда за пользование автодорогами (в законодательстве это квалифицируется как «правомерный вред») создает опасный прецедент: с людей начинают брать деньги за то, что они выполняют свою работу.

Учитывая все вышеприведенные аргументы, ссылки на то, что закон якобы поддержан общественными объединениями, прошел все необходимые согласования и содержит общественную пользу, можно считать несостоятельными. Очевидно, что принятый закон несправедливо перераспределяет доходы в пользу узкой группы лиц и наносит вред единству национальной экономике. А потому его следует отменить.

Сергей Гуляев, член координационного совета дальнобойщиков Санкт-Петербурга

Перейти на страницу автора


Ранее на тему Росавтодор на 30% сократил расходы на строительство дорог в 2016 году

Из-за нехватки средств Росавтодор не планирует строить новые дороги в 2016 году

Петербургские дальнобойщики не вышли на акцию протеста, потому что у них закончились деньги