Страна теряет сознание

Высказывания официальных лиц по поводу кризиса весь год напоминали то, что родственники говорят смертельно больному, чтобы не расстраивать его перед неизбежным концом.


© СС0 Public Domain

Такое уже происходило год назад: рубль упал до отметки 80 за доллар, а затем снова «отжался». Кто-то тут же побежал покупать доллары, кто-то наоборот - сдавать, кто-то оформил рублевый кредит на очередной телевизор, а кто-то ничего не успел сделать. Всех этих людей сейчас объединяет одно желание - узнать, выиграли они или проиграли и что ждет их впереди.

Чтобы это понять, для начала нужно хотя бы ненадолго забыть об эмоциях и разобраться - чем нынешняя ситуация отличается от того, что было в прошлом году.

Пора делить наследство

Высказывания официальных лиц по поводу кризиса весь год напоминали то, что родственники говорят смертельно больному, чтобы не расстраивать его перед неизбежным концом: все в порядке, самое плохое позади, ты уже идешь на поправку, вот-вот станет легче, держись. Что происходит потом - мы знаем: больной теряет сознание, аппарат искусственного дыхания отключают, родственники смахивают слезы, одного (кто порасторопнее) отправляют готовить похороны, а остальные начинают шумно делить наследство.

Вот и нам сначала ежемесячно, а потом чуть ли не еженедельно сообщали о том, что дно кризиса пройдено и вот-вот наметится «замедление ускорения падения экономики» и жить станет лучше, жить станет веселей. А тут - раз, и чиновники один за другим начинают резать правду-матку: дескать, бюджет нужно резать, перспектив подорожания нефти не видать, мы - страна-дауншифтер и ждет нас 98-й год во всей своей чарующей красе.

И чем же они занимались весь этот год, эти мудрые государственные мужи? Ведь, как вы помните, вся антикризисная программа правительства сводилась к тому, что «пока резервы позволяют, мы будем ждать подорожания нефти». Сидели и дружно, всем кабинетом министров медитировали на баррель?

К правительству можно относиться по-разному. Кто-то считает их дураками и клоунами, кто-то - просто вредителями, но будем реалистами: при всей дикости и отсталости их экономических взглядов это довольно ушлые и энергичные ребята, которым хватило хитрости, упорства, умения интриговать, цинизма, прагматизма и чутья для того, чтобы забраться на самый верх своего гадюшника.

Странно при этом было бы предполагать, что они никоим образом не готовились к острой фазе кризиса. Но вот что именно они делали - широким кругам неизвестно и, вероятно, когда мы это узнаем - нам оно не понравится. На нас с вами им, понятное дело, плевать, но о своем личном будущем они точно побеспокоились.

И, судя по смене риторики, ждать сюрприза осталось не очень долго: похороны уже заказаны, осталось только отключить больного от аппарата.

Насколько все плохо

А, может быть, паниковать еще рано? Да, кризис, да, непростые времена, да, нужно затянуть пояса - и что? Переживали годы и похуже. Кто-то стал покупать меньше сосисок из собаки с будкой, кто-то - реже летать в Милан за новыми шмотками, но жизнь-то продолжается.

Вообще-то да - действительно все могло быть и хуже. После столкновения с айсбергом "Титаник" тонул почти три часа, а мы получили отсрочку на целых восемь месяцев, когда цены на нефть вернулись с отметки $47 за баррель к $67.

Благодаря этой отсрочке золотовалютные резервы остались практически на том же уровне, что и год назад, население немного адаптировалось к падению рубля и.. на этом хорошие новости заканчиваются.

Вы помните, что благосостояние жителей РФ зависит от трех вещей:

- цен на нефть;
- западных санкций;
- общего состояния экономики.

Чтобы ситуация начала улучшаться, нужны положительные изменения как минимум в двух из них. К сожалению, на всех трех фронтах сейчас неспокойно.

Нефть будет дешевой

Среднегодовая цена нефти в 2015 году была $51,23 за баррель, а в этот год мы вошли на отметке $30 и перспективы у цен на нефть, мягко скажем, так себе.

Против повышения цен на нефть играет долгосрочный цикл, согласно которому нас ждет 10-15 лет дешевой нефти - в пределах $30-40 за баррель. И вообще, $30 - это вполне себе справедливая цена, которая вплоть до 1975 года держалась десятилетиями и дает хорошую маржу производителям.

То, что нефть стоила дороже, - незаслуженный подарок судьбы, благодаря которому арабы вместо того, чтобы пинать верблюжий навоз по всему аравийскому полуострову, построили небоскребы, насыпали искусственные острова и накопили огромные фонды, которые неплохо разместили на западных биржах, а мы.. Гм.. В общем, арабы оказались умнее нас.

Сверху, как каменное надгробие, рынок нефти придавливает себестоимость сланцевой нефти. Стоит ценам подняться выше $60 - и нефть начнут добывать чуть ли не в каждой песочнице, так что про $90 можно забыть навсегда. Внукам будете рассказывать: «когда-то, внучок, когда нефть стоила больше $100 за бочку..»

А дети будут смеяться и спрашивать: «что такое нефть, дедушка?», потому как бурное развитие альтернативной энергетики ставит под серьезное сомнение, что через 10-15 лет спрос на нефть все еще останется высоким.

Тот же Китай, на рост потребления которого мы так надеялись, вложил за год в «зеленую» энергетику $54 млрд и планирует к концу 2016 года выйти на 230 гигаватт установленной мощности из возобновляемых источников плюс 330 гигаватт в гидроэнергетике. Это - очень много, в 2,5 раза больше, чем мы производим вообще всей энергии. А ведь они еще и атомные электростанции строят ударными темпами.

Видя это, крупнейшие игроки нефтяного рынка продолжают лихорадочно наращивать добычу, пытаясь потеснить конкурентов и успеть заработать хоть что-нибудь, пока лавочка не закрылась навсегда.

Выглядит это все крайне забавно - нефтедобывающие компании визжат, как поросята, что справедливый уровень цен это минимум $40, но тут же наперебой предлагают покупателям скидки в $5-7 за баррель и заявляют, что не собираются снижать добычу даже при $20.

Разумеется, такие вещи не проходят для рынка бесследно и цены просто обязаны опуститься до $25 и ниже хотя бы на несколько месяцев, так что пусть вас не обманывает очередной «отскок» нефти. Прежде, чем рынок найдёт точку равновесия, его встряхнет еще не раз.

С учетом этих тенденций, в нынешнем году средняя цена нефти точно будет ниже $50. Лично мне кажется наиболее вероятным среднее значение в $30, с кратковременными отклонениями до $45 и $15. Единственное, что может этому помешать - война между Саудовской Аравией и Ираном, но она маловероятна.

Одним словом, ситуация с нефтью вероятнее всего будет не лучше, а существенно хуже, чем в прошлом году.

Санкции надолго

Тем, кто верит в возможность быстрого снятия санкций, я напомню историю со знаменитой поправкой Джексона-Вэника, которая запрещала США предоставлять режим наибольшего благоприятствования в торговле, государственные кредиты и кредитные гарантии странам, которые нарушают или серьезно ограничивают права своих граждан на эмиграцию, а также другие права человека.

СССР попал под действие этой поправки в 1974 году. В 1991 году СССР закончился, а санкции - остались. Только в 2002 году президент США Джордж Буш предложил Конгрессу поправку отменить, но на это ушло еще ровно десять лет. Десять!

Иран, с которого в этом году частично сняли санкции, находился под ними за разные шалости с 1979 года. Так что санкции - это надолго.

Тем не менее, совсем недавно госсекретарь США Джон Керри заявил буквально следующее:

Я верю, что при наличии достаточных усилий и добросовестного, законного стремления решить проблему с обеих сторон, в течение ближайших нескольких месяцев возможно выполнить минские соглашения и подойти к тому моменту, когда санкции могут быть сняты.

Провластные СМИ тут же снабдили эту новость оптимистичными заголовками типа «Санкции США, введенные против России, могут быть сняты в течение нескольких месяцев». Да вы что, люди? С таким же успехом можно утверждать вообще все, что угодно, ничем не рискуя. Вот, например:

Я верю, что при наличии достаточных усилий и добросовестного, стремления решить проблему всех стран, в течение ближайших нескольких месяцев возможно подойти к тому моменту, когда человечество станет готово к полету на Марс.

Вы вчитайтесь внимательно: «Верю, что при выполнении кучи трудновыполнимых условий можно подойти в моменту, когда что-то может произойти». Это классический образец дипломатии - ни одного обещания, ничего конкретного, зато звучит красиво и обнадеживающе.

В переводе на русский это означает: «Хотите снятия санкций - пошевелите задницей и выполните, наконец, то, о чем мы договорились еще год назад, и тогда мы посмотрим, стоит ли снимать с вас санкции». Только и всего.

Мало того, истории Юкоса, малайзийского "Боинга" и убийства Литвиненко еще далеко не исчерпаны, так что нам следует готовиться не к снятию санкций, а к их усилению.

Экономика в штопоре

За 2015 год при более-менее приличной средней цене на нефть в $51 за баррель мы потеряли около 4% ВВП, а падение экспортной выручки за три квартала 2015 года превысило $120 млрд, что эквивалентно почти половине от всех золотовалютных резервов страны. Дело могло бы кончиться совсем плохо, но курс рубля поддержало то, что импорт упал на 40%, а экспорт «всего» на 30%. Антисанкции в этом смысле оказались очень кстати. Но снизить уровень потребления наиболее качественных товаров почти в два раза это, на мой взгляд, очень неприятно само по себе.

Торговые компании тоже это почувствовали: товарооборот розничных сетей упал минимум на 16%, за ним упали арендные ставки и до рекордных значений выросли объемы незанятых торговых площадей. Все это - недополученные доходы, зарплаты, налоговые поступления.

За собой падение торговли всегда тянет снижение спроса на транспортные услуги. Вообще, этот год был непростым для дальнобойщиков. Цены на импортные запчасти выросли вместе с курсом доллара, и отечественный бензин, как это ни странно, тоже подорожал. Нефть упала в цене на мировых рынках почти в три раза, а в рублях - с 3800 до 2500 за баррель, а цены на бензин в нефтедобывающей Тюменской области, например, выросли за тот же год на 7%. Парадокс, да? Этого правительству показалось мало, и оно решило окончательно добить отрасль введением новых поборов с помощью системы «Платон».

Банковский сектор потерял более 100 кредитных учреждений за год. Это новый печальный антирекорд, который уже привел к полному исчерпанию средств Агенства Страхования Вкладов, так что теперь компенсировать потерю средств вкладчикам разорившихся банков будет напрямую Центробанк из своих (то есть государственных, то есть из наших средств).

А их потребуется очень много, потому что уже случилось знаковое для отрасли событие - начали падать банки из первой сотни и первым в этом году стал Внешпромбанк (34-е место по активам и дыра в капитале размером в 187,4 млрд руб.).

Вкладчикам Внешпромбанка планируется выплатить около 30 млрд руб., причем вклады по валютным депозитам будут компенсироваться по курсу на 22 декабря 2015 года, то есть долларовые - по 71,25. Сами посчитайте, сколько они теряют. Ну и поделом вообще-то - я же предупреждал.

Но это, на самом деле - цветочки. После отмены льготных правил расчета достаточности капитала, действовавших весь 2015 год, около 25% всех банков оказались под угрозой закрытия. А закрытие нескольких крупных банков это уже выплаты под триллион рублей и паника, которая может уничтожить всю банковскую систему.

ЦБ ничего не может с этим сделать, поэтому собирается опять плюнуть на нормативы по достаточности капитала, но тогда банковские вклады окончательно превратятся в подобие русской рулетки: вложил деньги и гадай - обанкротится твой банк или нет. Впрочем, когда курс доллара вырастет до 100, даже гадать будет не нужно - в одно мгновение, как в сказке, банки превратятся в финансовые пирамиды.

Между тем, банки - это локомотив, который обеспечивает экономику кредитами. Нет кредитов - нет новых производственных мощностей, не на что закупать сырье, разрабатывать новые продукты и развиваться. Эту функцию после запрета на внешние заимствования они выполнять не могут. Поток иностранных инвестиций в страну снизился с $70 млрд в год практически до нуля.

Поэтому вся идея импортозамещения превратилась в пшик, а объемы промышленного производства за год не только не выросли, а наоборот - упали примерно на 3,5%.

Резко упало и качество отечественных продуктов питания, до трети производится с грубыми нарушениями. За 10 месяцев 2015 года ввоз пальмового масла в РФ вырос на 25,1% и составил 702 тыс. тонн, которые мы с вами съели в отечественных молочных продуктах. В 70% торговых марок Росконтроль выявил замену молочного жира - растительным. Точно такая же ситуация с колбасами, хлебобулочными изделиями и так далее. И всю эту дрянь мы покупаем по значительно выросшим ценам.

Инвестиции в недвижимость по сравнению с прошлым годом упали на 38%, а по сравнению с максимумами 2012-1013 годов - примерно в 3,5 раза в долларовом эквиваленте. Помашем ручкой строительным компаниям и парням в касках - их ждут трудные времена.

Автомобильный рынок упал на 35%, несколько крупных автодилеров (Лаура, Балтавтотрейд, СТК, РРТ) уже разорилось, оставшиеся пытаются распродавать автоцентры, но кому они сейчас нужны? Кстати, еще один показатель здоровья экономики - возросшее почти на 30% число рассмотренных в первом полугодии 2015 года арбитражными судами дел о банкротстве. Еще больше дел было принято к производству, но еще не рассмотрено, так что судьям безработица не грозит.

А вот у остальных перспективы не такие радужные. По данным Минтруда, на конец декабря 2015 года 60,4 тыс. организаций заявили о состоявшихся и предстоящих увольнениях работников, а с начала 2015 года уже было уволено 633,3 тыс. человек в связи с ликвидацией или сокращением компаний. В 2016 будет сокращено еще больше, а в ожидании этого они могут развлечься игрой в Крайзис-бинго.

За год средней стоимости барреля в $51 наша экономика значительно ослабела, а теперь ей предстоит прожить еще несколько лет с баррелем по $30. О каких предпосылках для роста можно говорить?

Привет, 90-е!

То, что падение экономики в 2016 году продолжится - очевидно. Вопрос только в том, будет ли этот спад сильнее, чем в 2015 году. Я склоняюсь к тому, что будет.

Рухнет ли все к чертовой бабушке? Теоретически, на год резервов должно хватить. Первыми пострадают экспортеры, которых опять вежливо попросят совершенно добровольно продавать свою валютную выручку по согласованному с ЦБ графику, возможно, что-то из госсобственности продадут (скорее всего - китайцам) по бросовой цене, что-то урежут в бюджете и экономика еще поскрипит.

Это позволит удерживать рубль от слишком резких падений, но все равно потребует его плавной девальвации. В общем, политика валютного курса будет сводиться к «рубль упал - подняли, отряхнули, подержали, плавно опустили».

Параллельно для поддержания курса правительство может вводить различные административные ограничения - начиная с запрета на закупку медицинским учреждениям импортных лекарств, если у них есть российские аналоги (и неважно, насколько они хуже) и заканчивая ограничениями на покупку валюты населением. В думе уже начали обсуждать введение фиксированного курса рубля, обязательной продажи валютной выручки и прочих мер такого же свойства.

Все эти затеи и выдумки сводятся к одному: к попытке оплатить неэффективность сложившейся системы управления страной и ошибки правительства чем угодно - деньгами экспортеров, здоровьем людей, ростом рисков, будущим страны.

Однако с каждым месяцем запас прочности экономики падает и становится все страшнее и страшнее, потому что очередная ошибка правительства, падение крупного банка или резкое падение цен на нефть могут спровоцировать панику. Если ее не удастся быстро погасить, то возникнет эффект падающего домино и вся сложившаяся экономическая система может пойти вразнос и - привет, девяностые! А так как кризис обещает быть затяжным и глубоким, то рано или поздно это неприятное событие произойдет. В 2016 году с вероятностью около 20%, в 2017 - 50%, в 2018 - 80% и так далее.

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста Вадима Жартуна можно здесь.


Ранее на тему Предприниматель: Увеличение страховых взносов приведет к росту протестных настроений

Штрафы за организацию «финансовых пирамид» возрастут до 1,5 млн рублей

СМИ: В случае провала переговоров по ядерной программе США устроили бы кибератаку на Иран