Карабах: кровавый распад СССР продолжается

Виселицы для азербайджанских коммунистов подтолкнули Москву к жестокой военной операции в Баку в январе 1990 года.


Война снова пришла в Нагорный Карабах. © Фото с сайта Минобороны НКР

Как сообщило управление ООН по координации гуманитарных вопросов, за прошедшие выходные в зоне азербайджано-армянского конфликта в районе Нагорного Карабаха не менее 33 человек были убиты (30 солдат и трое мирных граждан) и более 200 – ранены (и военных, и гражданских). Впрочем, как отмечается в отчете, «число раненых еще официально не подтверждено». По данным управления ООН, в населенных пунктах, затронутых боевыми действиями, проживают 14,4 тысячи человек. «Со стороны Армении, - отмечается в отчете, - 50 человек попросили временное убежище в Ереване. Оба правительства объявили, что не нуждаются в международной гуманитарной помощи».

Несмотря на сообщения азербайджанской стороны о прекращении огня в одностороннем порядке, в ночь с воскресенья на понедельник боестолкновении продолжались с новой силой. Впрочем, ничего неожиданного в разгоревшемся после нескольких десятилетий затишья региональном конфликте нет. Ружье, выстрелившее в ночь с 1 на 2 апреля в районе самопровозглашенной республики Нагорный Карабах, висело на «стене» (по Чехову) со времен СССР. Прошли десятилетия, но распад Союза и кровавый его раздел все еще продолжаются.

Многие полагают, что первой кровью, которая должна была подтвердить нерушимость СССР времен горбачевской перестройки, стал разгон митинга с применением военными танков и саперных лопаток против демонстрантов в Тбилиси 9 апреля 1989 г. Однако это не так. Первыми в ряду укрощения вырвавшегося из бутылки джинна национально-освободительных движений в республиках СССР стали события, связанные именно с Нагорно-Карабахской автономной областью (НКАО) в составе Азербайджанской ССР, завершившиеся немыслимыми по тем временам кровавыми столкновениями. Но если о попытке руководства ЦК КПСС образумить Грузию в Тбилиси и Литву в Вильнюсе известно достаточно много, то о событиях вокруг Нагорного Карабаха – значительно меньше. А есть и просто секретные для исследователей страницы этой истории.

Как отмечают очевидцы, трения между «советскими братьями» - азербайджанцами и армянами – начались исподволь в 1987 г., и этому способствовало общее горбачевское послабление в стране. Точкой бифуркации стала автономная область Нагорного Карабаха, в которой испокон веков проживало подавляющее большинство армян, которые полагали несправедливым, что волею большевиков в начале ХХ века оказались в составе Азербайджанской ССР.

Первые забастовки с требованием отделения Карабаха в октябре 1987 г. провели в НКАО студенты, которых поддержало армянское население как в самой области, так и в Армении. Речь о независимости тогда вообще не шла: 20 февраля 1988-го сессия областного Совета НКАО обратилась в ВС СССР и ВС АзССР с просьбой передать область в состав Армении. В тот день в Степанакерте и Ереване прошли многотысячные митинги в ее поддержку. Уже тогда начались столкновения между армянами и азербайджанцами. При этом большинство азербайджанцев, проживавших в Армении, вынуждены были бежать. В ответ начались армянские погромы в Сумгаите - тысячи армян в страхе направились на свою историческую родину.

Ситуация развивалась стремительно: локальная, казалось бы, проблема НКАО превратилась в глобальную не только для региона, но и для слабеющего СССР. Для армян республики возвращение Нагорного Карабаха стало, по сути, национальной идеей, за которую они готовы были биться до конца. Москва, посылавшая своих ходоков из ЦК КПСС в Ереван и Баку с увещеваниями жить дружно, оказалась беспомощной перед национальной (зачастую националистической) стихией. Между Степанакертом, Ереваном, Баку и Москвой началась законодательная дуэль.

В июне 1988-го ВС Армении принял решение о вхождении НКАО в состав Армянской ССР, а азербайджанский ВС — о сохранении области в своем составе с последующей ликвидацией автономии. В ответ 12 июля 1988 г. Степанакертский облсовет принял решение о выходе из состава Азербайджана. А через неделю президиум ВС СССР постановил, что НКАО остается в его пределах - все остальное стало бы нарушением Конституции СССР. В Ереване были арестованы члены «Комитета Карабах» во главе с Левоном Тер-Петросяном, будущим президентом Армении. (Вызволять его вскоре взялась Галина Старовойтова, ставшая народным депутатом СССР от Ереванского-Советского национально-территориального округа.)

В январе 1989 г. Москва создала Комитет особого управления во главе с Аркадием Вольским, секретарем ЦК, выведя НКАО фактически из-под управления Азербайджана. Однако это не очень помогло: эскалация – политическая и гражданская – катилась, как снежный ком. И 28 ноября 1989 г. вместо Комитета особого управления был создан Оргкомитет, подчиненный ЦК КП Азербайджана: уже 15 января 1990 г. в регионе было введено ЧП.

С этого момента и начинаются самые трагические страницы распада СССР, связанные с потерей контроля партократами Азербайджана не только над Нагорным Карабахом, но и над всей республикой. Некоторые из этих страниц до сих пор неведомы широкой публике.

Как народный депутат СССР 19 февраля 1990 г. я принимала участие в закрытом заседании третьей сессии ВС СССР – на ней обсуждалось кровопролитие в Баку в январе 1990 г. Центральная власть и депутаты из Азербайджана перетягивали канат. Тогда председатель Совета Союза ВС СССР Евгений Примаков заявил: «В Баку 18 января Народным фронтом было объявлено особое положение. На следующий день 25-тысячная толпа не давала войти членам ЦК в здание. Они выставили три виселицы». Народофронтовцы предъявляли властям счет, в том числе, и за практически потерянный Нагорный Карабах.

Однако ЦК КПСС, вместо того чтобы просто сменить опостылевших народу местных партократов, упорно продолжал спасать их. Погромы в Баку в связи с конфликтом вокруг Нагорного Карабаха, прошедшие накануне, как оказалось, не очень обеспокоили Москву. И только угроза падения здесь власти КПСС заставила центр действовать. Вот это и было главное, что волновало Кремль: три виселицы, заготовленные горячими южными парнями из НФА для азербайджанского филиала ЦК КПСС. Это был «вариант Чаушеску» - только в местном исполнении. Только страх, что такие же виселицы появятся завтра по всей стране, заставил Москву погнать туда армию «наводить конституционный порядок». О том, что все началось с Карабаха, никто уже и не вспоминал.

Обвинения народного депутата СССР из Азербайджана Тофика Кязим оглы Исмаилова о том, что «это была цепь хорошо спланированной провокации против моей республики, министр обороны Язов должен подать в отставку, во введении войск не было никакой необходимости», - парировал тогдашний министр внутренних дел СССР Вадим Бакатин: «Не надо за события в Баку обвинять советскую армию и министерство обороны, …руководство двух республик стало на путь сползания к национализму: мы терпим вас, а вы не мешайте нам. …Действия армии всячески блокировались, всячески мешал НФА, экстремистская его часть. В Армении осуществлялось с санкции руководства республики создание национальной армии… Лидер Азербайджана объявил о том, чтобы все коммунисты сдали партбилеты. Призвал к забастовкам…»

Последовала реплика Горбачева: «Представители власти (Азербайджана) молчат, но они же сказали, что они все затерроризированы НФА. И решение о выходе Нахичевани из Союза – принималось под дулом пистолета».

К тому времени было уже известно, что после вступления в Баку подразделений МВД и минобороны, расстрела мятежников и введения чрезвычайного положения в Нахичевани (эксклав Азербайджана, окруженный Арменией, Ираном и Турцией) по требованию многотысячного митинга прошла сессия ВС автономной республики. Депутаты приняли решение о выходе Нахичеванской АССР из состава не только Азербайджана, но и СССР.

Похоже развивались и события в Ленкорани. К началу операции по защите власти КПСС в Азербайджане вся она здесь уже принадлежала Народному фронту. По свидетельствам очевидцев, райком, горисполком, милиция, почта, телеграф - все находилось в его руках. С властью КПСС и Советов в этом отдельно взятом городе было также покончено. Лидер НФА Альакрам Алекпер оглы Гумматов возглавил Ленкорань 11 января 1990 г. НФА продержался здесь 10 дней и пал с началом армейской операции Центра по восстановлению власти КПСС.

Многое прояснило и выступление на закрытой сессии председателя КГБ СССР Владимира Крючкова: «Ленкорань, Нахичевань, Джелалабад были захвачены НФА, там установилась их власть. 19 января (1990 г.) лидеры НФА призвали к захвату радио и телевидения. Вопрос о захвате власти в Азербайджане велся уже на часы. Возле ЦК КП Азербайджана соорудили три виселицы». Шеф советского КГБ, видимо, подсознательно (по Фрейду) еще раз акцентировал: три виселицы для членов ЦК КПА – вот что больше всего его волновало.

Как отмечалось в заявлении Комиссии ВС Азербайджанской ССР по расследованию этих событий, которое огласил тогда депутат от Нахичеванской АССР Курбан Абас Кули оглы Абасов, «страшное зрелище открылось взору бакинцев на рассвете. Обагренный кровью мирных жителей асфальт, остатки изуродованных трупов, раздавленные и изрешеченные пулями машины, обстрелянные здания жилых домов и больниц… Жизни лишались все, кто попадал в поле зрения, …давились танками машины «Скорой помощи», добивались раненые, расстреливались медицинские работники при оказании неотложной помощи на местах. Многих смерть настигла в квартирах, подъездах домов, в автобусах и на рабочих местах… Данной бесчеловечной операцией… руководили заблаговременно прибывшие на театр военных действий министр обороны СССР Язов и министр внутренних дел СССР Бакатин». Так КПСС, не сумев справиться с событиями в Нагорном Карабахе (и далее – везде), утопив народ в крови, удалось еще на некоторое время продлить здесь свою власть. Спустя годы стало ясно, что это была уже агония.

Еще и сейчас вряд ли возможно найти стенограмму того закрытого заседания сессии ВС СССР в открытых архивах. Тогда ее не распечатали даже для членов Верховного Совета. В официальном стенографическом отчете о работе третьей сессии советского парламента в заголовке обозначено: «Часть 1. 14-20 февраля 1990 г.». Но в тексте стенограммы сразу после 18 февраля следует… 20-е.

По заключению азербайджанской прокуратуры, в январе 1990 г. в операции под кодовым названием «Удар» было задействовано 20 тысяч военнослужащих армии и внутренних войск, группа «А» КГБ СССР – знаменитое спецподразделение «Альфа». По официальным данным, «наведение конституционного порядка» в республике привело к гибели 134 мирных граждан (по неофициальным – от 300 до 500), 700 получили ранения, 12 человек пропали без вести.

Однако и после этого позиционные бои локального масштаба - за Нагорный Карабах - продолжались, обострившись после провозглашения НКАО независимой республикой в сентябре 1991-го и распада СССР. В 1993 г. несколько резолюций по примирению сторон приняли ООН и Европарламент, в 1994-м вооруженный конфликт был, наконец-то, остановлен. Или – скорее – заморожен. Чтобы более чем через два десятилетия снова «выстрелить». Война, похоже, снова пришла на Кавказ, став в очередной раз кровавым геополитическим инструментом в борьбе за интересы разных стран и амбиции их лидеров.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Путин обсудил карабахский конфликт с президентом Казахстана

Азербайджанский манат теряет позиции на фоне боев в Карабахе

Азербайджан сообщает об уничтожении 12 единиц техники и 170 солдат ВС Армении