Волынская резня — от трагедии до геноцида

Чем дальше Варшава отстоит от кровавых событий времен Второй мировой, тем жестче становятся ее оценки исторических фактов.


Польская власть ужесточает риторику по поводу убийства соотечественников боевиками ОУН-УПА на Волыни. © FreeImages.com Content License

Верхняя палата польского парламента на днях приняла жесткую резолюцию по одному из самых болезненных для отношений с Украиной вопросу — так называемой Волынской резне. Некоторые киевские эксперты и политологи полагают, что это может стать для обеих стран «точкой невозврата». Как сообщается на польском портале Wirtualna Polska, сенаторы призвали Сейм установить 11 июля «национальным днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против граждан Второй Речи Посполитой». «За» проголосовали 60 депутатов, «против» — 23 и один воздержался.

Полякам потребовалось около 30 лет, чтобы принять это воистину историческое постановление, которое вряд ли станет «точкой невозврата» в отношениях между странами, но, несомненно, будет раздражающим фактором для Киева и особенно для украинских националистов, диктующих идеологическую повестку дня для власти.

Впервые робко напомнить себе, соседям и миру о событиях 1943 года, когда, как считают поляки, ОУН-УПА (организация УПА запрещена в РФ) вырезала на Волыни десятки тысяч их соотечественников, они попробовали в 1992 году после распада СССР и так называемого социалистического лагеря. Тогда украинские власти позволили польской группе исследователей провести «изыскания» на месте событий. Было найдено 600 мест массовых захоронений, проведены эксгумации. Однако ужасающие находки, подтвердившие архивные материалы, тогда не стали яблоком раздора для двух стран. Скорее, наоборот.

В 2003 году президенты Украины и Польши приняли совместное заявление «О примирении в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни». В нем выражалось глубокое сожаление и соболезнование родным и близким погибших. Было отмечено, что трагическая судьба постигла оба народа, однако акцентировалось, что особо пострадало польское население на Волыни. Власти обеих стран приняли решение совместно работать в поисках исторической правды. Договорились, что после завершения исследований будут оглашены организаторы и исполнители преступлений против обоих народов. Замечу — обоих.

Уже тогда, при президенте Кучме, Верховная рада Украины с трудом приняла заявление, в котором была выхолощена вся конкретика, а ответственность за убийства поляков возлагалась на некие анонимные «вооруженные формирования украинцев».

Впервые со времен Второй мировой войны Польша назвала виновников Волынской резни накануне очередной ее годовщины в 2009 году. Тогда польский Сейм принял постановление, в котором указал, что ОУН и УПА спланировали и провели «антипольскую акцию — массовые убийства, имевшие характер этнической чистки и обладавшие признаками геноцида». Так — снова-таки впервые спустя 65 лет после трагедии — официально появился термин «геноцид» против польского населения. В том же постановлении впервые Польша «с болью вспоминает о жертвах среди украинского гражданского населения».

Чем дальше Варшава отстоит от Волынских событий времен Второй мировой, тем жестче становятся ее формулировки.

К 70-летию событий в 2013 году Сейм Польши принял специальную резолюцию, в которой снова отмечалось, что преступления ОУН и УПА имели «организованный и массовый масштаб», и это придало им «характер этнической чистки с признаками геноцида». Впервые спустя 70 лет в резолюции Сейма было озвучено, что в 1942—1945 гг. на территории Волыни и Восточной Галиции погибло около 100 тысяч поляков. Здесь уже появляется фраза о поляках, «зверски убитых украинскими националистами». Снова в польской резолюции упоминалось и о жертвах со стороны украинцев. Но не в смысле, что они были убиты поляками, а потому что «рискуя, а порой и отдавая свою жизнь, защищали польских собратьев от чудовищной смерти от рук Организации украинских националистов и отрядов Украинской повстанческой армии».

Три года назад, несмотря на то, что резолюция была принята, против нее проголосовали 33 депутата и 146 — воздержались. Однако не потому, что они не одобряли ее. Наоборот — оппозиционные партии предлагали более жесткие формулировки, квалифицируя события прямо — «геноцид». И предлагая 11 июня объявить «днем памяти жертв Волынского преступления». Помог тогда избежать «убойных» формулировок министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, убедив депутатов в своем выступлении остановиться на менее конфронтационных формулировках.

Венцом усилий польского парламента в желании разграничить белое и черное во время войны стало нынешнее постановление его верхней палаты от 7 июля 2016 года «по вопросу увековечения памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами в отношении граждан ІІ Речи Посполитой в 1939—1945 годах». Кажется, здесь обиженные поляки сказали уже все, что они на самом деле думают об «апогее волны злодеяний, которые на Восточных крессах ІІ Речи Посполитой совершили Организация украинских националистов (ОУН) и Украинская повстанческая армия (УПА), а также подразделение СС „Galizien“ („Галичина“ — А.Я.) и украинские коллаборационистские подразделения».

Без обиняков и стыдливого камуфляжа указывается, что «в результате геноцида в 1939—1945 годах были убиты свыше ста тысяч граждан II Речи Посполитой. Точное их количество по сей день неизвестно, а многие из них до настоящего времени не были достойно погребены, и их память не была почтена. (…) Сенат Республики Польша чтит память граждан II Речи Посполитой, зверски убитых украинскими националистами. (…) Память жертв преступлений, совершенных в 1940-е годы украинскими националистами, до настоящего времени не была надлежащим образом увековечена, а массовые убийства не были названы — в соответствии с исторической правдой — геноцидом».

В постановлении отмечается, что «в резне, помимо поляков, гибли также евреи, армяне, чехи, представители других национальных меньшинств, а также украинцы, которые пытались помочь жертвам».

Как отмечает редактор киевской газеты «Европейская правда» Юрий Панченко, «такие решения Сейма разрушат нынешние отношения Украины и Польши. Ведь они во многом базировались на идее примирения двух народов. Примирения, которое, как мы думали, уже состоялось. А голосование за геноцид „обнуляет“ все наши взаимные прощения, перенося уровень отношения двух стран в лучшем случае на уровень начала 1990-х…»

Впрочем, украинцы, похоже, тоже не остались в долгу. Киевская власть, со своей стороны, приняла решение о переименовании Московского проспекта в проспект имени Бандеры. Как и за что в Польше «любят» Бандеру — известно. Поэтому реакция возмущения из Варшавы — от политиков и до рядовых граждан — не заставила себя ждать.

Нынешняя ситуация, напоминает Панченко, это своего рода дежавю событий прошлого года, когда в Киев с официальным визитом приезжал тогдашний президент Польши Бронислав Комаровский. Спустя буквально час после его выступления в Верховной раде украинские депутаты приняли закон о статусе воинов Украинской повстанческой армии, уравняв их положение в обществе с ветеранами Великой Отечественной. Такой шаг украинских депутатов расценила, в том числе, и мировая печать, как плевок в лицо полякам. Это притом, что на европейской шахматной доске Комаровский курировал Украину, защищая ее и помогая киевским властям преодолеть экономические и иные трудности послемайданного времени. По мнению варшавских политологов, тот антипольский инцидент во многом и стоил Комаровскому места президента, которое занял в результате юрист из Кракова Анджей Дуда.

Удивляет в этой истории иное. Националистически настроенные украинские историки и политики в своих публикациях и интервью пишут и говорят о том, что в тех давних трагических событиях пострадали от поляков, хотя и в значительно меньшей мере, и сами украинцы. Называются и цифры жертв — несколько тысяч. Отчего же ни украинская интеллигенция, ни украинский парламент до сих пор ничего не сделали, чтобы документально и официально прояснить ситуацию? Ведь еще в совместном польско-украинском заявлении (при Кучме) было акцентировано, что пострадали в той братоубийственной резне оба народа, правда, польский — больше. Украинцам давно следовало, глядя на пример поляков, разобраться со своими погибшими (сколько бы их ни было) от рук поляков в те годы и в тех местах. Тогда и разговор с соседом наверняка можно было бы вести в другой тональности. И понимание в мире тех драматических событий приобрело бы, скорее всего, несколько иную окраску. Если, конечно, публикации в местных СМИ о массовых украинских жертвах от рук поляков в то драматическое время — не очередные фантазии «национально ориентированных» историков.

Стоит отметить, что в ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии» (УПА) и Организации украинских националистов (ОУН). Демонстрация их символики запрещена в России.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Постановление Сейма Польши о признании Волынской резни геноцидом отправлено на доработку

Министр обороны Польши обвинил Россию в Волынской трагедии