Из жизни хамелеонов

Бывший лидер компартии Украины Леонид Кравчук, записавший себя в главные ликвидаторы СССР, на самом деле был верен ЦК КПСС и ГКЧП до самого распада Союза.


© СС0 Public Domain

Последнюю неделю пресса бывших стран СССР (да и мировая) наводнена материалами про ГКЧП — путч умирающей КПСС, случившийся 25 лет назад в эти августовские дни. Удивительным образом за четверть века сознание и общества, и самих участников тех исторических событий почти кардинально поменялось. С каждым годом, отдаляющим нас от «Лебединого озера» всесоюзного масштаба, сторонников чрезвычайщиков и заговорщиков на просторах России становится все больше и из злодеев они постепенно превратились едва ли не в героев. И если раньше сами гэкачеписты пытались всячески оправдаться, мол, «бес попутал» (бывший министр обороны СССР генерал Дмитрий Язов), то теперь, наоборот, последние из могикан представляют себя не иначе как борцами, пострадавшими за народное счастье.

Но есть и другие примеры. Особенно хорошо видно это на Украине. Там борцами за народное счастье провозглашают себя «хамелеоны», сначала поддержавшие московскую «хунту», а когда стало ясно, что затея провалилась, объявившие себя ее противниками. Как обычно, в такие «датские» дни общество радует своими «глубокими» умозаключениями первый президент Украины Леонид Кравчук. Вот и на этот раз в интервью телеканалу «112» Леонид Макарович со всей свойственной коммунистической натуре широтой взглядов завил: «Украина может гордиться тем, что она есть, была и стала в 1991 году страной, которая развалила Советский Союз — последнюю империю, наиболее страшную».

Моя приятельница, проживающая на Украине, сказала в ответ на это сногсшибательное признание бывшего главного идеолога Компартии Украины и члена ЦК КПСС одно экспрессивное слово: «Тю!» Что в приблизительном переводе с украинского означает «ну и ну!» или «вот это да!» А у меня, бывшего народного депутата СССР от Украины, не только свидетеля, но и участника тех невообразимых событий, не хватает даже и этого слова. Слишком хорошо известны мне тогдашние порядки на Украине под руководством ее компартии, главным (после Щербицкого) подавляющим все живое винтиком которой был именно новоявленный — спустя 25 лет — борец с ГКЧП и СССР Леонид Кравчук. (К слову, это и по его указке третировали меня в Житомире после выхода моей статьи «Исповедь провинциального журналиста» в перестроечных «Известиях» в 1987 г. о затыкании журналистам ртов секретарями обкома партии, преследованиях инакомыслящих.)

Так как же все было на самом деле? Начнем, видимо, с парада суверенитетов «Союза нерушимого республик свободных». Он начался на третьем году политических послаблений и экономической либерализации в СССР — горбачевской перестройки. Нет сомнения в том, что в Кремле, начиная перемены, ничего подобного не планировали. Первой о своем суверенитете 16 ноября 1988 г. заявила Эстонская ССР, объявив о верховенстве законов республики над законами Союза. За ней этим же путем 18 мая 1989 г. последовала Литва, 28 мая — Армения, 23 сентября — Азербайджан. Латвия пошла еще дальше, объявив 11 марта 1990 г. о восстановлении независимости и отмене Конституции СССР на ее территории, а 30 марта ей уже вторила Эстония. Однако венцом центробежных устремлений стало неожиданное провозглашение 12 июня 1990 г. суверенитета России. Вот уж чего никто не ожидал!

Как видим, на Украине в первые годы разрешенных «перестройки и нового мышления» (разброда и шатаний) речи не только о «развале СССР», но даже о бумажном суверенитете не было. И в условиях очередной советской оттепели она все еще оставалась реликтовым заповедником советского коммунизма и тотальной «щербитчины» (многолетним первым секретарем ЦК КПУ был В.В. Щербицкий).

Все изменилось только летом 1990 г. — после выборов и прихода в ВС УССР не зависимых от компартии народных депутатов, объединившихся впервые в его истории в оппозиционную Народную раду. Только 16 июля 1990 г. Украина (после России) присоединилась к параду суверенитетов.

А когда в конце 1990 г. на IV Съезде народных депутатов СССР оппозиционной Межрегиональной депутатской группе удалось поставить на голосование крамольную резолюцию о признании Съездом провозглашенных республиками деклараций о суверенитетах и даже независимости, спасать ситуацию поспешил на трибуну первый секретарь Киевского обкома КПУ Григорий Ревенко. Голосование показало «расклад» политических сил: «за» — 515, «против» — 1197. Замечу, в это время Кравчук дослужился, наконец, аж до члена ЦК КПСС. И он вовсе не возражал против речи своего коллеги Ревенко — скорее это и было запланировано в цитадели ЦК КПСС. Вот так странно Украина «разваливала СССР», агитируя и голосуя не только против своего, но и против объявленных суверенитетов и независимости других «братских» республик.

Вот для истории: против Декларации о государственном суверенитете УССР (и других республик) в украинской депутации тогда проголосовали: С. А. Андронати, А.П. Ведмидь, В.С. Венгловская, А.Н. Гиренко, В.Г. Дикусаров, П.А. Друзь, Ю.Н. Ельченко, В.А. Ивашко, В.М. Кавун, Н.А. Касьян, А.И. Корниенко, В.А. Кравец, Г.К. Крючков, В.И. Лисицкий, В.А. Масол, В.И. Мироненко, Д. К. Моторный, М.А. Орлик, Б.И. Олейник, Е.Н. Парубок, Б.Е. Патон, В.И. Цыбух, С. В. Червонопиский и другие. А ведь почти все они были членами КПСС, многие — ее лидерами на самых высоких уровнях. Однако член ЦК КПСС Леонид Кравчук не вступил тогда с ними даже в дискуссию, не говоря уже о том, чтобы публично поддержать Декларацию об украинском суверенитете. Почему? А еще было опасно — вдруг кривая не туда вывезет, так и «головы» вместе с креслом можно лишиться.

Приблизительно такая же история произошла у Кравчука и с попыткой введения ГКЧП — для возвращения СССР на доперестроечные круги, а по сути — путча обескровленной КПСС.

Как вспоминал бывший командующий Прикарпатским военным округом, замглавы Минобороны СССР генерал Валентин Варенников, прибывший в Киев накануне объявления о переходе власти к ГКЧП, в те окаянные дни украинская власть взяла под козырек. «У меня состоялись встречи, — вспоминает Варенников, — с председателем Верховного Совета Кравчуком, первым секретарем ЦК КПУ Гуренко, первым заместителем председателя Совмина Масиком. Я предложил создать оперативную группу из числа высокопоставленных офицеров армии, КГБ и МВД, которая собирала бы информацию обо всем, что происходило в республике, и докладывала эту информацию руководству. Масик доложил на Президиуме Верховного Совета Украины это предложение, и все проголосовали 100% «за» создание такой оперативной группы. Леонид Кравчук со всем этим согласился… Кравчук не только ни единым словом не высказался против введения чрезвычайного положения, наоборот, — просил меня как можно скорее прислать ему документы ГКЧП, чтобы он мог ими руководствоваться в своей работе».

Пока Кравчук прятался за стенами своего кабинета от депутатов, требовавших немедленного созыва чрезвычайной сессии Верховной рады, в Союзе писателей УССР (а не в стенах ВР!) на свое заседание собралась оппозиционная Народная рада, негативно оценившая его бездеятельность и безликие заявления. Депутаты требовали немедленно созвать чрезвычайные сессии ВР и местных Советов, провести референдум о независимости, призывали граждан к неповиновению, митингам и забастовкам. Но хитрый лис снова выжидал — чья возьмет.

Хотя в самый разгар путча — 20 и 21 августа — независимость провозгласили прибалтийские республики — Латвия, Литва и Эстония. А уже 22-го начались аресты членов хунты. Президент России Ельцин, временно переподчинивший себе все союзные министерства и ведомства, аннулировал секретные и несекретные постановления ГКЧП. В этот же день он издал Указ «Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР». Под давлением Межрегиональной депутатской группы и продолжавшихся в Москве перманентных митингов было принято решение о созыве внеочередного Съезда народных депутатов СССР. Именно после того, когда стало уже не опасно, вслед за прибалтами и другие республики СССР стали «сыпаться», как спелые груши. 24 августа заявила о своей независимости Украина. 25-го — Белоруссия. 27-го — Молдова. 30 — Азербайджан. 31-го — Киргизия и Узбекистан.

«Когда вечером 23 августа (1991 г.) в Днепродзержинске мы открывали собрание Ассоциации демократических Советов, — вспоминает нардеп Украины первого созыва Виталий Мельничук, — было уже понятно, что Ельцин в Москве победил, ГКЧП подыхает, а ВР УССР 24 августа собирается-таки на внеочередную сессию, созыва которой мы требовали. А утром 25-го Вячеслав Чорновил на мой вопрос: «Что вчера случилось в Киеве?», — ответил: «Что-то мы такое сделали. Очень важное. За что долго боролись и сидели по тюрьмам. Но почему-то — вместе с коммунистами. И это не дает мне покоя и чувства радости». Именно после убедительного провала ГКЧП, 24 августа 1991 г., когда стало совсем безопасно, ВР Украины провозгласила Акт о независимости УССР.

Из документов известно, что тогда украинская партноменклатура, еще недавно преследовавшая «экстремистов», выступающих за свободную Украину, поддержавшая на местах московскую партийно-гэбистскую «хунту», за сутки после падения ГКЧП развернулась на 180 градусов. А бывший секретарь ЦК КПУ, член ЦК КПСС Леонид Кравчук объявил себя украинским патриотом, враз «позабыв», как душил инакомыслие с партийного амвона. Хотя еще совсем недавно в своем «труде» «Стиль идеологической работы» Леонид Макарович твердо стоял на интернациональных позициях, осуждал и клеймил националистов и экстремистов. Как только шею не свернул от такой резкой идеологической диспозиции? А 1 декабря 1991 г. чуть больше 60% электорального населения избрало Кравчука своим президентом. Свободный раб уже сам выбрал своего душителя. Поразительно, но во время выборов и уже будучи даже избранным президентом Кравчук еще до 26 декабря 1991 г. пребывал в членах Госсовета СССР. Так, видимо, сподручнее ему было разваливать «последнюю империю, наиболее страшную».

Под ликование многих бывших узников совести, депутатов и новой-старой партийно-комсомольской элиты 22 августа 1992 г. на сессии ВР Николай Плавьюк (бежавший с Западной Украины после II Мировой войны от большевиков в Мюнхен) официально передал свои полномочия главы правительства УНР в изгнании, десятилетиями предававшейся анафеме руководством КПСС и КПУ, бывшему первому секретарю, члену политбюро этих самых ЦК КПУ и ЦК КПСС, «специалисту по смене идеологического белья» президенту Украины Леониду Кравчуку. Как с горечью писал тогда Вячеслав Чорновил, «мы дали им возможность прийти в себя от послепутчевого шока, перегруппироваться и сгруппироваться по-новому… Демократические организации разрешили себе «одолжить» свои знамена людям, которые вряд ли имеют право стоять под ними…»

Интересные свидетельства о попытках Кравчука стать святее папы Римского приводит в мемуарах и бывший председатель Совмина СССР Николай Рыжков: «Оказывается, Леонид Макарович Кравчук мечтал с детских лет об отделении Украины от СССР. Об этом он рассказал миру в 1993 г. в Украинском национальном центре Гарвардского университета. (…) Кравчук поведал собравшимся, что у него хранится вырезка из какой-то оккупационной газеты военного времени, в которой рассказывается, как мальчик Леня Кравчук колядовал немецким и румынским солдатам, оккупировавшим Украину. Таким образом Кравчук доказывал аудитории этого крупнейшего заокеанского националистического центра, что уже в восьмилетнем возрасте испытывал теплые чувства к тем, кто пришел на Украину, чтобы изгнать «коммунистическую гадину», которой, между прочим, он верно служил многие годы. Для большей убедительности он сообщил, что все эти годы хранил эту газету как зеницу ока. Правда, не уточнил, где — между томами классиков марксизма-ленинизма или в папке своих статей по идеологическим вопросам. Такое оправдание многолетней деятельности в партийных органах Украины вызвало в зале гомерический смех…»

Такой же смех (скорее всего, горький) вызывает у старшего поколения, которое помнит все те события, и нынешнее заявление раздухарившегося, но давно обанкротившегося идеолога КП Украины Леонида Кравчука о том, что «Украина развалила СССР». Ну, под его, подразумевается, мудрым руководством.

Да, это сейчас, спустя четверть века, Кравчук в собственных глазах — хоть куда герой независимой страны. Ну, а если бы тогда не Ельцин в Москве на танке с российскими демократами, то сейчас, видимо, не Петр Симоненко (в подполье), а Кравчук возглавлял бы ЦК Компартии УССР, ездил бы на политбюро ЦК КПСС в Москву и рассказывал нам, что «учение Маркса всесильно, потому что верно». Похоже, идеологические хамелеоны неистребимы.

Алла Ярошинская