Плутоний раздора

Похоже, за закрытыми дверями сильных мира сего России уже уготована судьба СССР. Однако, объявив о «заморозке» соглашения, Путин напоминает: он — не Горбачев.


© Фото ИА «Росбалт»

Сообщение Кремля о том, что Россия приостанавливает в одностороннем порядке соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Соединенных Штатов Америки об утилизации плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны, обращению с ним и сотрудничеству в этой области, стала главной мировой информационной бомбой последних суток. Документ был подписан  Россией 29 августа 2000-го, США — 1 сентября  того же года. Как признаются некоторые журналисты, все об этом говорят, но мало кто понимает, о чем идет речь.

Так называемый  «избыточный» плутоний, который неожиданно стал разменной картой в геополитической борьбе, появился не на голом месте, а  в результате двустороннего сокращения стратегических наступательных ядерных вооружений, начало которому было положено вступлением в силу в 1994 году российско-американского договора СНВ-1. Тогда и возникла проблема утилизации большого количество  опасных для человека  высокообогащенного урана (ВОУ) и плутония,  извлекаемых из демонтируемых ядерных боезарядов.  

К слову сказать, проблема эта назрела уже давно: за почти полувековую «холодную войну»  США, судя по открытым источникам, наработали около 110 тонн оружейного плутония, СССР, по разным оценкам специалистов,  от 125 до  130 тонн.

В «плутониевом» соглашении, взорвавшем информационный мир, прямо указано на  необратимость перевода избыточного изотопа в формы, непригодные для изготовления ядерного оружия. То есть, документ акцентирует на том, что извлеченный оружейный плутоний не может быть использован для производства другого ядерного оружия. Это — самое сердце соглашения. Если оно «останавливается», то договор «умирает».

Согласно документу  обе стороны должны  утилизировать избыточный плутоний в форме топлива для легководных энергетических реакторов (не менее 34 тонн каждый из партнеров). Соглашение предусматривает также возможность утилизации и большего количества плутония в будущем, если это потребуется.

Ну и святое  для подобных договоров — это  прозрачность при выполнении обязательств по нему, которая, как водится, возможна только при  взаимном мониторинге и инспекциях — как именно утилизируется плутоний, отработавшее топливо, на каких установках. Обычно разоруженческие договора мониторятся также и МАГАТЭ. Такая возможность для этой международной организации тоже  предусматривается в соглашении, хотя пока до этого не дошло. (И, похоже, уже не дойдет.)

Один из важных  пунктов документа — это гарантии России в предоставлении ей непрерывного технического и финансового содействия на всех этапах реализации российской программы утилизации плутония. Иными словами, по соглашению  оплачивать «банкет» предписывалось США и Западу. Стоимость утилизации российского плутония  была оценена отечественными специалистами  в сумму не менее $4 млрд (По другим оценкам — $3,5 млрд) Однако эта цифра оказалась лишь на бумаге. Суммарный задекларированный донорский взнос составил всего около $850 млн. Из них —  $400 млн пришлось на долю США и около $450 млн  —других стран  «восьмерки» (тогда была еще G8).  

При этом США согласились с предложением Москвы использовать в России для утилизации избыточного плутония реактор на быстрых нейтронах БН-800 (в то время он уже строился) взамен легководных реакторов ВВЭР-1000 и реактора БН-600 (находился в эксплуатации с 1980 года) с «гибридной» активной зоной. (Речь идет о так называемом МОХ-топливе.) Сами американцы тоже собирались развернуть  программу по производству МОХ-топлива для «выжигания» оружейного плутония. Для этого они должны были построить специальные сооружения.

Однако в  2007 году России было объявлено, что больше денег от «споносоров»  не будет. То есть, в утилизацию   отечественного оружейного плутония она должна вкладывать свои миллиарды.

В  2010 году  стороны разработали и подписали протокол к соглашению от 2000 года — в связи с изменившимися обстоятельствами. В нем указывалось, что они  запустят свои программы утилизации избыточного оружейного плутония не позднее 2018 года. Также были изменены параметры  мониторинга и инспекций. Важно, что в протоколе содержались положения, дающие право российской стороне приостановить, изменить или прекратить деятельность в рамках Соглашения, если правительство США примет решение не начинать или прекратить оказание технического содействия. Этот обновленный документ вступил в силу  13 июля 2011 года.

Нынешнее приостановление соглашения  — это уже не первое предупреждение Штатам. В апреле 2016 года Москва заявила, что Путин не поедет на международный ядерный саммит  именно по той причине, что Вашингтон не выполняет соглашение по утилизации оружейного плутония. Как отмечал тогда российский президент, согласно договоренностям плутоний из боеголовок предполагалось уничтожать промышленным способом. И для этого США обязались  построить специальные предприятия. Россия, сказал Путин,  свои обязательства выполнила, а американские партнеры — нет. Вместо  прописанных обязательств США, как писала об этом и американская печать,  намерены смешивать оружейный плутоний с другими, нерадиоактивными, материалами и отправлять  его в хранилище. А это уже другая «песня»  — при таком хранении, как считают эксперты,  остается возможность  изъять эту смесь и выделить из нее плутоний для создания нескольких тысяч ядерных боеголовок. Тогда представитель Белого дома выразил сожаление, что президент России не будет участвовать в ядерном саммите государств. И отринул все обвинения Москвы в нарушении соглашения.

И вот спустя полгода, 3 октября 2016-го,  Владимир Путин  подписал Указ о приостановлении действия соглашения с США об утилизации избыточного оружейного плутония. Главная причина  такого шага, указывает Москва,  связана с  «возникновением угрозы стратегической стабильности в результате недружественных действий США в отношении РФ», а также неспособностью США обеспечить выполнение принятых обязательств по утилизации избыточного оружейного плутония. 

При этом Владимир Путин дал шанс «хромой утке» Бараку Обаме вернуть Москву к возобновлению работы соглашения, огласив весь список условий, которые США должны для этого выполнить. В законопроекте, внесенном срочно в Госдуму,  указывается, что США должны сократить военную инфраструктуру и численность своего контингента на территории стран-членов НАТО, вступивших в альянс после 1 сентября 2000 года; отменить «закон Магнитского» и все санкции, введенные в отношении отдельных субъектов России, физических и юридических лиц; компенсировать ущерб, понесенный РФ в результате этих ограничений и введения против Вашингтона ответных мер; предоставить четкий план по необратимой утилизации избыточного плутония. (Замечу, что в этой «битве престолов» пункт о необратимой утилизации избыточного плутония указан на задворках, так сказать,  требований Москвы.)

Конечно,  у простого обывателя (и не только)  эти требования (можно сказать, ультиматумы) от государства, объем экономики которого соразмерим с экономикой штата Техас, ничего кроме скептической улыбки не вызывают.  Ведь еще совсем недавно многие из власть предержащих так гордились и тешились, даже благодарили Запад и США за санкции, мол,  это так хорошо, даст толчок развитию экономики России, и вот — на тебе — оказывается, лукавили. И это вовсе не хорошо, а как раз и привело к «расшатыванию экономики РФ и нарушению прав российских граждан». (Правозащитники в Кремле сидят, однако.)

Ясно, что эти «капризы»  в США никто выполнять не будет. История  вызывает параллели со сказкой Александра Пушкина, в которой раздухарившаяся старуха, имеющая  всего-то избу-развалюху с дырявым корытом,  потребовала от золотой рыбки стать  «владычицей морскою».

Это то, что лежит на поверхности. Однако сложно представить, что, выдвигая  масштабные требования и увязывая утилизацию плутония, например,  с санкциями США и российскими антисанкциями,  Кремль не понимает,  что это выглядит, мягко говоря, неадекватно. Разрыв с  США   вот уже 16 лет плохо работающего (десять из них  вообще не работающего) соглашения как-то не соответствует тому массиву всеобъемлющих желаний, в том числе и денежных компенсаций  даже за введенные Россией ответные санкции. (Суммы должны посчитать, видимо, вновь пришедшие депутаты, принимая такой закон.)

Видимо, во всем этом действе есть  другая причина. А плутоний — всего лишь удачно подвернувшийся повод. (Хотя, несомненно, соглашение  США должны выполнять.)  И заключается она в том, что в последнее время, судя по всему, что-то сдвинулось в коллективном сознании Запада по отношению к России, а скорее всего — лично Путину. Я с изумлением слушала выступления в режиме онлайн участников срочного заседания Совбеза ООН 25 сентября сего года, созванного по требованию министров иностранных дел США и ЕС в связи с событиями в Сирии.

Подобных формулировок и высказываний в адрес России  на таком высоком уровне не было никогда ранее. Да не только в адрес России — даже во времена СССР никто бы не осмелился в стенах ООН поносить Москву такими словами. Возникало чувство, что страну просто размазывают.  Вызывали шок не только слова, но и сами интонации, особенно — у представителя США Саманты Пауэр, которая с особым смаком объявила действия Москвы «не борьбой с терроризмом, а варварством, которое надо остановить»,  «абсолютным террором». Ей  почти в такой же тональности вторили представители Великобритании и Франции — «военные преступления», «Россия приобретает статус страны-изгоя». Иностранные публицисты называют это заседание «историческим приговором Запада Путину».  Российский представитель Чуркин, обычно уверенный в себе,  при этом выглядел растерянно, как герои  картины «Не ждали». А обычно толерантная New York Times после этого заседания разразилась жесточайшей редакционной статьей с заголовком «Государство Владимира Путина — вне закона». Не авторским, замечу мнением какого-нибудь политолога, а именно редакционной статьей.

Похоже, за закрытыми дверями сильных мира сего России  уже уготована судьба СССР — вот и цены на нефть, прогнозируют некоторые западные СМИ, в следующем году опустятся до уровня $25 за баррель. А это — главное оружие оппонентов Москвы. Только, сдается мне, что  Запад и США плохо понимают, что если Россия это и есть модифицированный СССР, то Путин — отнюдь не Горбачев. Он без боя не станет сдаваться. Так что и избыточный оружейный плутоний тоже в нем может пригодиться.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Чуркин заявил о блокировании российского проекта по Сирии в Совбезе ООН

Комитет Госдумы одобрил приостановку соглашения с США по плутонию

Сменился заместитель Керри по контролю над вооружениями