От мата нужно лечиться

Неоднократно было замечено, что психически больные люди, ранее не склонные к сквернословию, заболев, начинают грязно материться. Верно и обратное: мат — это признак психического расстройства.


© СС0

Нельзя просто взять и перестать ругаться матом. Ну то есть можно — как можно бросить курение или алкоголь «без всяких книжек». У кого-то получается, но большинство все-таки нуждается в помощи.

Прежде всего. Неоднократно было замечено, что психически больные люди, ранее не склонные к сквернословию, заболев, начинают грязно материться. Думаю, что верно и обратное: мат — это признак психического расстройства. Не очень тяжелого, на уровне «дурной привычки», но именно расстройства.

Замечу. Я имею в виду не «умение ругаться». Я знавал людей, умевших виртуозно материться, но не испытывавших в этом потребности: это было «выходкой», бравадой (что-то вроде открывания пивной бутылки «глазом»). Я также не имею в виду использование этих слов в литературно-художественных целях — как, скажем, у Алешковского. Я даже не имею в виду мат как средство оскорбления или самоутверждения: все это плохо, но я не об этом. Я имею в виду ситуацию, когда человек просто не способен разговаривать, не матерясь. Иногда процесс заходит дальше: мат начинает вытеснять нормальные слова. Человек уже не может сказать «вещь», он говорит, в крайнем случае, «хреновина».

Кстати об этом: речь, полная заменителей мата, ничем не лучше матерной, так как денотат у этих слов тот же. Сам факт, что человек заменяет любимые слова их подобиями, не говорит о том, что он излечился от матюгов. Нет, эти слова — что-то вроде темного пакета, в который прячут бутылку со спиртным, чтобы пить его на улице. Так и здесь: эвфемизмы позволяют прилюдно удовлетворять потребность в матюгах, формально оставаясь в рамках приличия.

Причины тому тоже достаточно ясны. Мат подстегивает. Поскольку все эти слова связаны с сексуально-генитальной сферой, их произнесение дает немного дополнительной энергии. Потому что в мозгу прошито на уровне BIOS«а, что все, связанное с этой сферой, важно и на это надо давать ресурс. Так, например, работает реклама с девушками: хочешь не хочешь, а хоть капельку внимания ты ей все-таки уделишь. Так и здесь: как ни крути, а матерные слова — это названия половых органов, их действий, а также обозначение половой доступности. Произнесение их подстегивает — примерно как сигаретная затяжка. Не с такой силой, конечно, капелька энергии там выделяется крохотная. Но все-таки выделяется, а лучше мало, чем совсем ничего. Сказал «крепкое словечко» (очень характерное словосочетание, кстати сказать), и вроде «полегчало», «пошло дело». Это же объясняет желание материться в опасных или неприятных ситуациях — когда подрезает чужая машина или когда на ногу упал кирпич. Обычно мат в таких ситуациях называют «разрядкой». На самом деле это «зарядка» — то есть попытка быстренько получить от тела немного энергии вот прямо сейчас.

Кстати, в нормальной ситуации мат используется именно для подхлестывания, пришпоривания — например, он бывает уместен при перетаскивании тяжестей, когда надо что-то сдвинуть, «взять на рывок». Но постоянно матерящийся — это человек, у которого без мата и мысль останавливается, и речь не идет. Или идет, но медленнее и не так энергично.

Понятно, что ситуация это нездоровая — все равно что две пачки в день выкуривать. Только здесь засоряются не легкие, а мозг. Ну и, естественно, страдают окружающие.

Поэтому от мата нужно лечиться. А основа любого лечения — дисциплина. В данном случае речевая. Человек, следящий за тем, что он говорит (например, в ситуации обучения этикетной речи), вынужден отказывать себе в привычном способе стимуляции.

Константин Крылов

Прочитать оригинал поста Константина Крылова с комментариями читателей его блога можно здесь.