Атомная бомба для Киева

Очередной виток «ядерного» популизма на Украине не приведет ни к чему конкретному, как и все предыдущие — после распада СССР.


Лидер Радикальной партии Олег Ляшко предлагает вернуть Украине ядерный статус. © Фото с сайта facebook.com/O.Liashko

В Верховной раде Украины на днях был зарегистрирован законопроект № 5489 о признании закона «О присоединении Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года» утратившим силу, а также о восстановлении права на владение им. Авторами проекта выступили 16 депутатов от фракции Радикальной партии во главе с ее лидером Олегом Ляшко. Сам текст проекта закона, а также объяснительная записка к документу на сайте парламента не публикуются.

Как объясняет эпатажный депутат (неожиданно для украинской общественности в ходе недавней кампании обязательного декларирования доходов оказавшийся долларовым миллионером), крупные мировые державы, которые, согласно Будапештскому меморандуму от 1994 года должны гарантировать Украине безопасность и территориальную целостность в обмен на ее отказ от ядерного оружия, не выполняют своих обязательств. Поэтому Киев в такой ситуации вправе вернуть себе статус ядерного государства.

Вопрос об украинской атомной бомбе дебатируется среди политиков и в более широких кругах общества уже несколько десятилетий — он возник едва ли не сразу же после того, как эшелоны с ядерным оружием СССР покинули пределы незалежной. И каждый раз при этом поводом становилась Россия. Но, пожалуй, особо остро впервые он был поставлен при президентстве Леонида Кучмы, когда возникли российско-украинские трения вокруг острова Тузла. Осенью 2003 года глава комитета ВР по вопросам промышленной политики и предпринимательства Юрий Ехануров из фракции Виктора Ющенко «Наша Украина» заявил, что страна должна восстановить свой ядерный статус «как фактор сдерживания».

«Конечно, гонка вооружений нам не по карману, но наша страна все же не настолько бедна, чтобы не суметь снова создать небольшой ядерный арсенал, способный выступить в роли фактора сдерживания не в меру „любящих“ нас соседей», — сказал тогда Ехануров. Он предложил даже предусмотреть средства на эти цели в бюджете на 2004 год, призвав парламент рассмотреть вопрос о том, как были выполнены обязательства, опираясь на которые Украина начала процесс ядерного разоружения. По его мнению, «россияне продемонстрировали, какой должна быть внешняя политика государства. (…) Она должна быть адекватной и способной реализовать интересы своего государства всеми доступными способами», — сказал он, отметив при этом, «что способ, примененный россиянами в нашем случае, изящен и не нов».

Похоже, 13 лет назад депутат Ехануров выступил в роли Кассандры, высказав опасение, что «остров Тузла, остров Змеиный могут стать прецедентом для начала цепной реакции». Однако в бюджете 2004 года никаких денег для «создания небольшого ядерного арсенала» предусмотрено не было. Впрочем, у Еханурова была (теоретически) возможность реализовать свое предложение, когда во время президентства Ющенко он сам работал премьер-министром в 2005—2006 годах. Однако он ею (по понятным причинам) не воспользовался.

Во вспыхивающей время от времени эмоциональной украинской дискуссии о «потерянном» ядерном оружии главным «козлом отпущения» всегда становится первый президент Украины Леонид Кравчук, при котором и произошел отказ Киева от ядерных арсеналов взамен на бумажные обещания безопасности (Будапештский меморандум) — со стороны России, Великобритании и США. Украинские радикалы вменяют в вину первому президенту предательство национальных интересов.

Сам же Леонид Макарович в многочисленных своих интервью оправдывается: «А как бы его (ядерное оружие — А.Я.) содержали? — Риторически вопрошал он в газете „Голос Украины“. — В 1997 году прекращался срок жизни боеголовок. То есть, по законам физики, нужно было боеголовки заменить. 165 ядерных ракет. Каждая ракета имела не одну боеголовку. Мы боеголовок не делали — все они были произведены в России… И вот если бы не сдали эти боеголовки — и уже в 1997 году у нас их никто бы не принял. Они стали бы опасными». По его словам, замена боеголовок на новые, то есть запуск их изготовления на Украине, — обошлась бы казне в 80 млрд долларов. «У нас на счету не было ничего. Разве нам дали бы кредиты на изготовление боеголовок? Это же безумие», — сетовал Кравчук. Да и, кроме того, по его словам, ядерное оружие было нацелено на США, и за это Украина «поддавалась международному давлению». Ну, вот так и пришлось Украине сдать зброю (оружие) России. (Объяснение, прямо скажем, рассчитано на учеников начальной школы.)

За последние два года это уже третья попытка законодательно восстановить ядерный статус Украины. Новая волна разговоров о его возвращении стране поднялась после событий в Крыму и его присоединения к России. В конце февраля 2014 года депутат Верховной рады от партии «Свобода» Михаил Головко заявил, что Украина в ответ на действия России должна вернуть ядерный статус. Тогда же в парламенте был зарегистрирован законопроект о выходе Украины из «Договора о нераспространении ядерного оружия». Его авторами выступили депутаты от партий «Батькивщина» и «УДАР». Произошло это на фоне подготовки и проведения в Гааге международного саммита по защите ядерных материалов. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун уже тогда негативно отреагировал на эту попытку Киева: «Последствия будут серьезными, как для региональной безопасности, так и для целостности режима нераспространения ядерного оружия. Это (ситуация на Украине — А.Я.) не должно служить оправданием для того, чтобы добиваться обладания ядерным оружием, что приведет к еще большей разобщенности и снижению безопасности». Законопроект тихо спустили на тормозах.

Следом за первой попыткой летом 2014-го в Верховную раду был внесен и зарегистрирован проект (№ 4351а) заявления ВР о получении страной ядерного статуса. На этот раз инициаторами выступили семь депутатов от националистической партии «Свобода». Проект опять наделал много шума в стране и в мире, но все так же ушел в «свисток» жарких дискуссий.

Снова отбиваясь от обвинений, Кравчук (после «сдачи» Крыма) в интервью «Пятому телеканалу» заявил, что разработка ядерного оружия на Украине нецелесообразна, поскольку это может вылиться более чем в 100 млрд долларов, а это неподъемное для страны бремя. «По данным, которыми я владею, на 1994 год это составляло 55 млрд долларов. Сейчас, наверное, в два раза больше, — заявил он. — То есть мы бы сказали, что мы голые и бедные, но будем возобновлять ядерное оружие? И пугать им. Кого? Россию! А Россия пугала бы нас. Таким образом, приближение конфликта стало бы более реальным». (Странная, однако, логика.)

Осенью 2014 года националистов из партии «Свобода» поддержал (косвенно) тогдашний министр обороны Украины Валерий Гелетей, объясняя неудачи украинской армии на ратном поле Донбасса отсутствием у страны ядерного статуса, который она может и должна себе вернуть.

Тогда министр заявил, что Украина ожидает поставки современного вооружения от стран НАТО, а если, мол, Киев такой помощи не получит, то вынужден будет заняться разработкой собственного ядерного оружия. И снова свою точку зрения высказал генсек ООН, призвавший «страны, не обладающие ядерным оружием, сохранять этот статус».

Напомню: до июня 1996 года с территории Украины в Россию почти на ста железнодорожных эшелонах было вывезено около пяти тысяч ядерных боезарядов тактического и стратегического оружия. Все оно было разукомплектовано и уничтожено. Сдача Киевом всего арсенала ядерного оружия не принесла Украине почти ничего: миллиардный дождь компенсаций, на котором она настаивала и который обещал ей Запад, так и не пролился.

Как утверждает бывший глава группы переговорщиков с украинской стороны Юрий Костенко, «удар по национальной безопасности и многомиллиардные материальные потери являются главными последствиями для Украины». Кроме того, по его мнению, разоружение было проведено в интересах не Украины, а других государств — в первую очередь России и США. Он напоминает, что «компенсации от „большой семерки“, которые получила Россия за уничтожение трети своего ядерного потенциала, исчисляются суммой в 25 млрд долларов, а Украина получила в виде компенсаций 276 млн долларов — только на техническую помощь от США».

Возможно, с инженерно-технической точки зрения, Украина, обладая осколками советского ракетного потенциала, и смогла бы «потянуть» создание своего ядерного оружия (однако не за год и даже не за пять лет), но на этом пути есть два непреодолимых препятствия. Конечно, эта затея потребовала бы миллиарды долларов, которых у страны нет. Но главное — Украине никто в мире не позволит восстановить «свой» ядерный статус (на самом деле — это был не ее ядерный статус, а почившего в бозе СССР, правопреемницей которого стала Россия с согласия, в том числе, и Киева).

Очередное громкое заявление депутатов о восстановлении ядерного статуса Украины вызвало новые дискуссии на Западе. Как пишет в своем блоге на украинском сайте «Обозреватель» немецкий политолог и экономист Андреас Умланд, помощь, которую оказывает Запад Украине, пока явно недостаточна. Он полагает, что Украину следует включить в систему международной безопасности. И предлагает «вооружить Киев высокотехнологическим оборонительным оружием соответствующего качества и количества, которое может быть произведено совместными военными предприятиями Запада и Украины».

Далее Умланд уточняет: «Это может означать, что два западных государства, подписавшие более чем 20 лет тому назад известный Будапештский меморандум (т.е. США и Великобритания), сегодня подтвердят, уточнят и дополнят те „заверения о безопасности“, которые они дали Киеву в 1994 году. Также Запад мог бы поддержать Украину в создании региональной структуры безопасности (Междуморье/Интермариум), т. е. некой „коалиции желающих“, куда будут входить те восточно-европейские и черноморские страны, которые коренным образом заинтересованы в выживании и стабилизации украинского государства: такие как Польша, Румыния и др.»

Настаивая на этом, немецкий политолог говорит, что в противном случае Украина рискует просто развалиться на части. «Для Евросоюза же возможный коллапс украинского государства может означать, среди прочего, приток миллионов украинских беженцев, которые хлынут в Польшу, Словакию, Венгрию и Румынию — и далее в Западную Европу. Кроме того, четыре атомные электростанции Украины могут оказаться в опасных руках или небезопасных регионах. Крах территориально самого большого государства, полностью расположенного на европейском континенте, создаст целый ряд серьезных вопросов безопасности вдоль восточной границы ЕС».

Идея немецкого политолога касательно новейшего вооружения для Киева не нова, хотя и непопулярна среди европейского истэблишмента. Впрочем, ее активно поддерживают некоторые американские конгрессмены. Однако замечу, что при этом никто и ни разу не заикался о приобретении ядерного статуса Украиной в ответ на потерю ею части территории. Для мира этот вопрос закрыт раз и навсегда — в следующем году ООН собирается внести вопрос о всеобщем запрете ядерного оружия в мировую повестку дня. Нет никакого сомнения, что очередной всплеск депутатского «ядерного» популизма (экстремизма) на Украине «рассосется», как и все предыдущие.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Лондон выделит 950 тыс. фунтов на поддержку жертв насилия на Украине

Глава правящей партии Польши хочет видеть Европу ядерной сверхдержавой

Кравчук: Украина может изготовить ядерное оружие, но мир оно не принесет