Три признания Путина

Три признания Путина

Жанр ежегодных пресс-конференций президента так устарел, что это признают уже и лояльные комментаторы. Но 3 важные новости за 4 часа все же прозвучали.


Качество шоу оставляло желать лучшего. © Фото с сайта kremlin.ru

Прокремлевские эксперты делятся, как известно, на две группы: дружественные режиму, однако желающие сохранить лицо, и просто дружественные — без каких-либо границ.

Так вот. Буквально все, кто принадлежит к первой из этих категорий, прямо-таки подняли на смех ежегодное телешоу под названием «Большая пресс-конференция Владимира Путина». С разной степенью добродушия, но практически единодушно. Повторю: речь именно о друзьях режима. Время такое на дворе.

Вот типичный отзыв: «Жанр „ежегодная пресс-конференция“ исчерпан. Скучно уже всем, причем главному герою не в последнюю очередь. Смесь „БиБиСи“ и нодовских фриков, разбавленная изысканным холуяжем госканалов и вялой фрондой бизнес-СМИ… Возможно, когда все только начиналось, жанр „кто во что горазд“ был и неплох. Сегодня — избыточен, неконкретен, оставляет недоумение от того, что по существу ты уже это все слышал много раз, а пикировку с „за уфимскую суверенность“ слышать и не хочешь…»

Не будучи театральным или кино- критиком, не смогу профессионально разобрать все проколы мероприятия — слабую актерскую подготовку исполнителей, нелепость мизансцен, да и саму целесообразность четырехчасового формата. Просто соглашусь со знатоками. Во-первых, скучно. Во-вторых, почти все очень и очень не ново.

Впрочем, одна шутка президента, по-моему, была хороша. Про Григория Родченкова, разоблачителя наших допинговых тайн: «Если говорить о так называемых информаторах, которые убежали за границу и сдают все подряд или чего-то придумывают… Я уже не помню фамилию этого гражданина, который удрал, он возглавлял у нас Российское антидопинговое агентство… Когда ему хвост прижали, не смогли его посадить просто, он удрал и начал там, защищая себя и гарантируя себе место под солнцем, все сливать, имея в виду, что ему там создадут условия для нормальной жизни. Ну, на каком-то этапе создадут. Потом, как любого негодяя, бросят просто — и все, никому такие не нужны…»

Сразу вспомнилось, как несколько лет назад американские начальствующие лица точно теми же словами крыли разоблачителя своих разведтайн Эдварда Сноудена, который, «гарантируя себе место под солнцем», «удрал» от их гнева в наши края.

Остальные путинские остроты, на мой вкус, были менее смешны или, как минимум, не имели такого сочного подтекста. Что же касается толпы вопрошателей, то за вычетом двоих-троих, тут и вовсе беда. В лучшем случае — уровень корпоратива где-нибудь в стане Мединского или Хирурга.

Значит ли это, что четыре часа прошли зря? Представьте, нет. Надо просто отжать все протокольное, вроде вопроса о создании должности уполномоченного по правам животных; все нарочито неясное и лукавое — например, рассуждения на «украинские» темы; и все почерпнутое из отчетных докладов генеральных секретарей — что в целом экономика в этом году продолжила снижение, но зато на каждом отдельно взятом ее участке налицо бурный расцвет, иллюстрируемый такими-то цифрами.

Отжимаем это и в сухом остатке получаем три важных сообщения.

1. Путин впервые прямо объявил о предстоящем сокращении военных трат: «Основная статья экономии бюджетных средств придётся на раздел „Национальная оборона“. Если в 2011 году мы тратили 2,7% ВВП на раздел „Национальная оборона“, то в этом году и за последние пять лет мы сильно увеличили эти расходы: за последний, уходящий год это будет уже 4,7%. В следующем году будет 3,3% и в 2019-м — 2,8%. Мы входим в нишу 2,8% и на протяжении нескольких лет будем ее держать».

Дело не в абсолютных цифрах, относительно которых у специалистов есть свое мнение. Знаменательно то, что само это решение, формально прописанное в только что принятом трехлетнем бюджете, прозвучало, наконец, и из уст вождя. То есть признано государственным приоритетом, по крайней мере по состоянию на сегодня.

Военные траты вышли за границы реальных возможностей страны и стали откровенно неподъемными. Признание этого факта — победа здравого смысла хотя бы на одном участке.

2. Обнаружился и другой участок, где этот смысл, оказывается, тоже пока торжествует: «Каков был результат после введения плоской 13-процентной шкалы на доходы физических лиц: сборы налога на доходы физических лиц увеличились — внимание — в семь раз… Можно ли перейти к дифференцированному налогу на доходы физических лиц? Можно. Может быть, это и будет когда-то сделано, но сейчас, считаю, нецелесообразно. Потому что как только мы начнем это делать, после первого шага будет второй, третий, пятый, мы там запутаемся в этой дифференциации, и в конце концов все это приведет к уклонению от уплаты налогов, и доходы в бюджет сократятся…»

Не назову это полным отказом от идеи прогрессивного подоходного налога, но желание оттянуть момент его введения очевидно. Все-таки лучше, чем затянувшееся молчание на эту тему, которое группа казенных народолюбцев успела принять за сигнал покричать о пользе прогрессивки.

3. В порядке признания права Турции на свой кусок при разделе Сирии Путин произвел переоценку всей истории своего конфликта с ее режимом: «Я скептически относился к тезису, что наш самолет был сбит без приказа со стороны высшего турецкого руководства, а людьми, которые хотели навредить российско-турецким отношениям. Но сейчас, после нападения на посла… я уже начинаю менять свое мнение. Мне уже кажется, что все возможно… Помешает ли это развитию российско-турецких отношений? Нет, не помешает… Нам удавалось в последний год, точнее, после нормализации отношений, находить компромиссы. Рассчитываю, что эти компромиссы мы также успешно будем находить и в будущем…»

Итак, все гневное, что было сказано в адрес Эрдогана, в том числе и на прошлогодней президентской пресс-конференции, берется обратно, а такое исключительное событие, как убийство посла Андрея Карлова, ничуть не изменит течения реальной политики.

Проблемы в Сирии оказались слишком велики, Турция слишком сильна, и прошлогодний отказ взять ее в долю фактически признан ошибочным.

Эти три пункта — основное блюдо, поданное на пресс-конференции. Просто оно утонуло в соусе четырехчасового неудобоваримого шоу.

Сергей Шелин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Путин призвал защищать бизнес от необоснованных проверок