Хорошо, что нашелся

Осужденный становится посылкой, которая по хитрому логистическому треку перевозится из пункта А в пункт Б. Причем сведения об этом маршруте являются гостайной.


© СС0 Public Domain

Мои «пять копеек» на тему возможного изменения тюремного законодательства в связи с делом Ильдара Дадина.

Ильдар Дадин нашелся в колонии на Алтае. Хорошо, что нашелся. Его этап длился 37 дней. Оксану Севастиди, осужденную к 7 годам по статье «госизмена» за отправку смс, этапировали из краснодарского СИЗО в колонию в Иваново более двух месяцев через Волгоград, Воронеж и Ярославль.

Этапирование - это перевозка заключенных к месту отбывания наказания. Обычно для этого используют железнодорожный транспорт, как было и в случаях Дадина и Севастиди. Специальные вагонзаки, разделенные на густонаселенные «пассажирами» клетки, сухой паек, длительные остановки на ж/д станциях, где не выпускают даже в туалет.

Везут не по прямому маршруту, а с остановками в т.н. пересыльных тюрьмах - региональных следственных изоляторах, условия в которых могут быть не просто плохими, а очень плохими.

Но я сейчас не об условиях. Все это время осужденный не знает, куда его везут, родственники находятся в полном неведении о его местонахождении. Осужденный лишается практически всех гражданских прав, в том числе, права на адвоката и на общение с близкими родственниками. Он становится посылкой, которая по хитрому логистическому треку перевозится из пункта А в пункт Б.

Причем сведения об этом маршруте являются гостайной - именно поэтому ни один ФСИНовский чиновник не отвечал на вопрос #ГдеИльдарДадин. Понятно, что скрывается такая информация в том числе, чтобы снизить риски, связанные с организацией побега. Но очевидно, что в этом случае забота об обеспечении безопасности не должна полностью затмевать собой определенные гарантии прав человека. Нельзя допускать, чтобы осужденный столь длительный промежуток времени находился в абсолютно бесправном состоянии, а его родственники лишались права получить информацию о своем близком.

Думаю, что одной из поправок в действующее законодательство могли бы стать положения об ограничении срока этапа. Можно установить правило: срок этапирования осужденного не может превышать неделю. Примерно столько сегодня идет поезд из Москвы во Владивосток. При этом время, проведенное осужденным на этапе, должно засчитываться в срок наказания из расчета один день этапа за три дня лишения свободы.

Иван Павлов

Прочитать оригинал поста Ивана Павлова с комментариями читателей его блога можно здесь.


Ранее на тему Суд смягчил приговор жительнице Сочи, осужденной за госизмену

Кремль ожидает разъяснений по делу Севастиди, осужденную за госизмену по СМС

Жена Ильдара Дадина сообщила об отказе ФСИН в свиданиях с мужем