Задолжали? Готовьте квартиру

Концепция России как «социального государства» не выдержала проверку кризисом — интересы банкиров явно важнее, чем благосостояние людей.


Даже во времена падающих доходов населения у него всегда найдется, что отобрать. © СС0 Public Domain

В конце 2016 года Минюст вынес на обсуждение законопроект, в соответствии с которым у должников можно будет изымать даже последнее жилье, если оно по размеру и стоимости «явно превышает потребности». Затем последовало уточнение, что речь идет о долгах на сумму более пяти процентов от стоимости недвижимости.

Накануне «нулевое чтение» этого документа состоялось в Общественной палате РФ. Там, в частности, была озвучена идея «протестировать» новую норму на тех, кто не платит алименты.

Что касается кредитов, то новый закон коснется только тех, кто задолжает банкам уже после его принятия. А вот для людей, с которых не удается взыскивать алименты и компенсации за причинение вреда жизни и здоровью, «обратная сила все-таки есть», — пояснил замглавы департамента экономического законодательства Министерства юстиции Денис Новак.

Против отъема последнего жилья у должников выступают не только ряд экспертов, но и некоторый чиновники, например, из Росимущества. Однако ЦБ РФ, который является главным регулятором на банковском рынке, идею поддержал. В итоге в Минюсте пообещали «доработать» законопроект перед его внесением в Госдуму.

По сути, речь идет об антисоциальном законопроекте, причем особо примечательно, что разработал его Минюст — орган, который, по природе своей, вроде как должен защищать интересы граждан. Однако важнее оказались интересы широких слоев банкиров. Ведь именно банки являются кредиторами абсолютного большинства россиян.

То есть, с классовой основой этого документа все понятно. Богатые собираются на законных основаниях отбирать последнее у бедных. При желании, с такой трактовкой этого законопроекта можно, конечно, поспорить. Например, член ОП зампред совета федерального государственного бюджетного научного учреждения «Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации» Лидия Михеева говорит, что кредитором может быть не только банк, а скажем, «мама с ребенком, чей бывший муж годами не платит алименты».

Наверное, и такое может быть. Однако очевидно, что в большинстве случаев речь идет именно о долгах обычных людей банкам. Это легко увидеть по статистике, которую, в частности, приводит Объединенное кредитное бюро (ОКБ). Из контекста комментария его генерального директора Даниэля Зеленского, следует, что 61% трудоспособных граждан России (а это почти 45 млн человек) должны именно банкам.

Характер законопроекта демонстрирует и низкая планка, позволяющая начать процесс изъятия единственного жилья у должника. Согласно документу, планируется, что соответствующая процедура может быть запущена, если сумма долга превышает всего 5% стоимости жилья. Та же госпожа Михеева поясняет: «Квартира в областном центре может стоить около миллиона рублей, и если у вас есть долг в размере не меньше чем 5% от стоимости вашего жилья, то есть не менее 50 тысяч рублей, то вы попадете под действие законопроекта».

Есть, правда, небольшое ограничение. Предлагается, чтобы изъятию подлежало жилье метражом в два раза больше нормы на человека (в среднем это 9-12 квадратных метров). Так вот, если «если вы один живете в стандартной „хрущевке“-„однушке“ площадью 33 квадратных метра, то процесс обращения взыскания на квартиру может быть запущен», — говорит Михеева.

Долг в 50 тысяч рублей и выше имеют, вероятно, значительное число работающих россиян. ОКБ приводит пример республики Алтай, где, по статистике, самый низкий средний уровень кредитов в России. Так вот, сумма среднего (подчеркну это!) кредита на одного человека в этом регионе составляет 106 тысяч рублей. Соответственно в других регионах РФ этот показатель еще выше. Таким образом, под действие закона попадет абсолютное большинство должников.

Как говорится, «у сильного всегда бессильный виноват». Исходя из этой логики, за то, что россияне «набрали» такое число кредитов, ответственность несут именно они, а не растущие цены и замороженные зарплаты. Банки, которые в условиях жесткого кризиса раздают эти кредиты налево и направо, конечно, тоже чисты. Государство, устами своих представителей постоянно делающее оптимистические прогнозы, уверяя, что переживаемые трудности — дело временное, естественно, тоже ни при чем.

Идея разрешить банкам забирать единственное жилье должника появилась не сегодня, однако именно сейчас процесс принятия законопроекта запущен. С чем это может быть связано? Если коротко, то с тем, что ресурсов становится все меньше.

Известно, что нынешнее российское государство старается если не быть, то хотя бы выглядеть «социальным». Но одно дело вывеска (в том числе, и в виде соответствующей статьи Конституции — 7.1), а другое — фактическое положение вещей. Когда у этого государства, благодаря удачной конъюнктуре мировых цен на нефть, деньги водились, ими в какой-то мере удавалось закрывать обязательства как перед населением, так и перед бизнесом, в частности, перед банковским сектором. Теперь, когда этот источник серьезно иссяк, «социальное государство» тут же превращается в то, чем оно является не на бумаге, а на деле. То есть «в комитет управления делами крупнейших частных компаний».

Нет прибыли от нефти? Не проблема! Под рукой всегда есть «вторая нефть» — население. Даже во времена кризиса и падающих доходов у людей всегда найдется, что отобрать — если не деньги, то жилье, собственность, права…

Александр Желенин


Ранее на тему Приставы смогут задерживать злостных неплательщиков алиментов

В Госдуме предлагают приравнять встречи депутатов с избирателями к митингам