Почему живой?

Почему живой?

В политике как в религии — мы ищем и ждем святых. Но давайте хотя бы для начала не будем требовать от нашей оппозиции посмертной святости.


© СС0

Мне не нравится, что стало обычным сомневаться в оппозиционных лидерах по следующей причине «но ведь если он такой оппозиционный — почему он еще живой?». Для меня нет проблем, если в человеке сомневаются из-за каких-то его взглядов или действий (или бездействия). Но, друзья, сомневаться в ком-то лишь потому, что его не убили — это какая-то беспросветная жесть с нравами уже. Причем не с нравами всей страны, а с нравами вас, кто сомневается.

Для начала, мне прямо интересно, вот если произойдет это событие и кого-то реально покалечат или лишат жизни — т. е. произойдет событие, которое вас убедит — вы-то чем уже человеку поможете? Будете покачивать головой, что, мол, оказывается, вот какой он был хороший, и будете ходить на ежегодные марши его памяти? Извините, но вы были раньше нужны — когда человек был жив, когда вы могли оказать ему помощь волонтерством, агитацией, деньгами, сочувствием хотя бы моральным. И ровно сейчас есть такие же люди, которые ненавистны режиму и полезны для нашей страны, но вы ведь такой умный и сомневающийся во всем, вас так просто не проведешь, вы везде видите руку Кремля и потому просто ждете, пока очередная жизнь хорошего человека не будет искалечена.

Хорошо, посмотрите на историю. Ганди, да, был убит. Но, кстати, не англичанами и не их соратниками и уже после его победы. И он много-много лет вел борьбу сперва с расизмом в Африке, а затем с колониализмом в Индии. И в любой день до его смерти в довольно уже преклонном возрасте его могли троллить: «а если ты такой независимый, что ж ты тогда живой». Возьмите Мартина Лютера Кинга. Да, вот он точно был убит оппонентами. Но до этого момента он тринадцать лет вел борьбу в ситуации реальной опасности для своей жизни. И до момента гибели его тоже могли троллить и обвинять в соглашательстве (кстати, обвиняли). Сегодня разве кто-то может сомневаться в том, как много он сделал для свободы в США?

Я начал с печальных случаев, но вспомним иные истории. Нельсон Мандела — да, был в тюрьме, но остался жив. И стал президентом. Теперь Мьянма. Кто-то будет сомневаться, что там была реальная жесть? Однако лидер местной оппозиции Аун Сан Су Чжи была под домашним арестом и власти не решились ее тронуть. Лю Сяобо — китайский правозащитник. Да, в заключении, но живой. Вспомним нашу историю. Сахаров был в ссылке, но все же не под арестом.

Даже тоталитарные режимы не всегда рискуют трогать публичных фигур. А у нас все же режим авторитарный, т. е. подавляет инакомыслие не массовыми казнями. Почему? Сложно лезть в головы авторитарной власти, но причины на поверхности. Может быть, власть боится, что если она превратится в кровавую, то закроются двери заграницы для ее детей, для ее бизнеса, для нее самой. Может быть, власть опасается радикализации протеста, который вполне может в каких-то условиях из мирного стать партизанским и немирным. Может быть, власть опасается вспышки гнева (вспомним, что власть диктатора Маркоса на Филиппинах закончилась буквально сразу после того, как убили лидера оппозиции Бенигно Акино-младшего). Может, власть в принципе не готова становиться властью батальонов смерти и ей хочется быть хотя бы немного цивилизованной. А может быть, и все эти причины вместе — кто знает. Это не так важно. Вообще не важно.

В политике как в религии — мы ищем и ждем святых. И чем чище помыслы человека и чем ярче его дела — тем легче за ним следовать и его поддерживать. Но давайте хотя бы для начала не будем требовать от нашей оппозиции посмертной святости. Не сходите с ума, будьте хоть немного реальными. Это просто политика. Просто поддерживайте тех, кто разделяет ваши ценности, отстаивает их и борется с тем, что вам самому ненавистно.

Власть и без того давит реальную оппозицию. Людей преследуют, преследуют их родных и близких, закрывают источники финансирования оппозиционной деятельности, изматывают судами и исками. И тут еще вы выскакиваете в комментарии: «а что ж ты тогда живой еще». Будьте взрослее, не надо троллить.

У нас в России, да, много претензий есть к политике и к политикам. Но обернем ситуацию. Есть не меньше претензий к гражданам, к избирателям. Слушайте, есть много-много стран, где оппозиция была много хуже нашей. И даже там удавалось восстановить демократию. Если честно, нам дико повезло сейчас, что у нас такая оппозиция. Умная, с убеждениями, открытая, умеющая работать командой, смелая. Не требуйте от нее умереть, чтобы доказать вам, что она достойна вашей поддержки. Найдите какие-то иные аргументы, чтобы начать ее поддерживать, ладно?

Пора научиться поддерживать живое.

Олег Козырев

Прочитать оригинал поста Олега Козырева можно здесь.


Ранее на тему Центр «Сова»: В России активизировалась публичная активность ультраправых