Быть русским

Быть русским

Язык, на котором человек общается и познает окружающую реальность, напрямую определяет это самое восприятие реальности.


© СС0 Public Domain

Я — русский. Как-то с самого детства так повелось и, видимо, останется со мной уже навсегда. По отцовской линии русские корни прослеживаются до пятого поколения (до деда деда), по материнской линии где-то нет-нет, да проглянут украинские, бабушка была наполовину хохлушкой (тогда это слово еще не считалось оскорбительным), но это пошла седьмая вода на киселе, четвертое поколение и выше. Насколько я знаю, даже у евреев дальше бабушки никто в национальности не ковыряется.

Вообще, в отличие от российской традиции, во всем мире принято разделять национальность и этническую принадлежность. Национальность это твое гражданство. Приехал ты в Танзанию, получил местное гражданство — теперь по национальности ты танзаниец. Так в паспорте и напишут Nationality: Tanzanian (Национальность: Танзаниец). А вот этническая принадлежность (ethnicity) — это как раз к какому этносу (народности, нации) себя относишь, как минимум генетически, как максимум — культурно и духовно. Если вдруг в комментарии заглянут культурологи и антропологи, собирающиеся заниматься дотошным колупанием разницы между этносом и нацией, пожалуйста, конечно, но я особыми деталями тут не страдаю, мне кажется, вполне очевидно, о чем говорю и что имею в виду.

Я русский, что по паспорту, что по генам, что по самоидентификации. Папа русский, мама русский, сам я русский, не судим.

Однако ковыряние в генетике и тем более в паспортных данных не к лицу человеку двадцать первого века.

Сейчас я выскажу довольно банальную мысль, многим наверняка приходившую в голову. Попрошу, дайте ей еще один шанс, попробуйте покатать идею по голове.

На каком языке ты общаешься, на каком говоришь и понимаешь окружающих, тем и оказываешься сейчас, в данную секунду. Многие любят усложнять, повторяя услышанную где-то фразу, что родным языком для человека является тот, на котором он думает, но я лично прошел через данный этап, потому и говорю — все это ерунда. При интенсивном изучении языка только первые полгода в голове приходится держать два языка и на ходу слова переводить для понимания смысла. Через какое-то время мозг переключается, и начинает думать на том языке, на котором ему удобней. Это я как человек, проживший 12 лет в англоязычной среде, заявляю, у которого дети полностью билингвы.

Уже неоднократно высказывались предположения, что язык, на котором человек общается и познает окружающую реальность, напрямую определяет это самое восприятие реальности (гуглим гипотезу лингвистической относительности). От грамматических правил и конструкций зависит то, какую картину реальности составит человек в мозгу, в какую модель упакует и как будет воспринимать мир в дальнейшем.

Используя другой, отличный от родного язык, человек тем самым меняет свою национальную идентичность на лету, как бы это абсурдно ни звучало в отрыве от вышесказанного. Он взаимодействует с окружением через непривычные образы, он сливается с иной этнической группой, пытается принимать ее сущность, смотреть на мир ее глазами.

Если провести параллели с цифровой средой, то метапрограммирование человеческого биокомпьютера ведется на разных языках высокого уровня, хотя в конечном итоге все трансформируется в похожие машинные коды (конфигурации нейронов). Однако детали прямого и обратного преобразования от объектов и их образов до химической цепочки молекул или строки нулей и единиц могут существенно разниться. Эти детали суть этнос.

Не скажу, что это уникальная и свежая идея. Над ней веками ломали голову мыслители от Аристотеля до Грибоедова и Добролюбова (а то и Добронравова), для кого-то она маслом масляный трюизм, и наверняка можно найти разнообразные усложняющие дополнения, вторые, третьи, четверные смысловые исторические и культурологические подтексты, но сегодня нам дано единое цифровое пространство, где очевидность идеи ясна, как на ладони.

Ты хочешь понять чужую историю и культуру, хочешь всесторонне разобраться, что значит быть русским (французом, японцем) — ничего у тебя не получится, пока ты не будешь делать это на языке изучаемой культуры. А когда изучишь их (как язык, так и культуру) досконально, прочувствуешь менталитет всеми фибрами души — нет-нет, да и начнешь ощущать себя немного французом или японцем. Или русским.

Задумайся, читающий эти строки. Вот это самое предложение. Я, русский, прямо сейчас говорю с тобой на русском языке. Использую как стилистически замороченные обороты, так и простонародные выражения, даю отсылки к общеизвестным персоналиям и крылатым выражениям, включаю в текст поговорки, непреднамеренно допускаю пунктуационные (надеюсь, хоть не орфографические) ошибки. Никто не может знать язык на 100%, все время от времени делают ошибки, это нормально.

Догадываешься, вдумчивый читатель, к чему я клоню? Я не знаю, кто ты по национальности и к какому этносу себя относишь. Может быть, ты наполовину казах, наполовину украинец. Быть может, мать твоя кореянка, а отец деда был армянином. Может, ты уйгур по паспорту. Все такие несущественные мелочи. Если ты дочитал до этого абзаца и понял — ты русский. Такая вот петрушка, теперь тебе с ней жить.

Артем Прохоров

Прочитать оригинал поста Артема Прохорова с комментариями читателей его блога можно здесь.