Стэнфордский эксперимент и вина Навального

Стэнфордский эксперимент и вина Навального

Коллективное наказание за вымышленное преступление — прием, который очень эффективно помогает удерживать власть.


Виновны те, кто заставил невиновных страдать. © CC0 Public Domain

У истории с массовыми митингами против «Димона с уточкой» есть одно любопытное продолжение. Это широкое обсуждение в сетях персональной вины Алексея Навального за задержания, аресты, посадки и прочие наказания сотен и тысяч митингующих. Вернулась даже тема, что «Навальный — агент Кремля».

Хотя основной вопрос прост, как штаны пожарного. Либо Навальный — бесстрашный пророк свободы, либо он — поп Гапон, идущий ради карьеры по чужим головам, включая головы вышедших на митинги несовершеннолетних. И для простоты опущу даже то, что в истории любой Гапон, добиваясь победы, автоматически причисляется к пророкам свободы, в то время как любой пророк, потерпев неудачу, записывается в гапоны.

Так все-таки — кем считать Навального?

Меня этот спор умиляет тем, что спорщики, очень по-русски, не знают ни истории экспериментов по изучению социального поведения в условиях противостояния, ни выявленных в ходе этих экспериментов закономерностей, ни прочего научного опыта.

А зря.

Вопрос о вине Навального, например, вполне возможно рассмотреть на фоне знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента, проведенного американским профессором Филипом Зимбардо еще в 1971 году. Тогда добровольцы были произвольным образом поделены на команды «тюремщиков» и «заключенных». К изумлению Зимбардо, несмотря на условность ситуации, участники почти мгновенно стали прибегать к насилию и превратились в настоящих заключенных и тюремщиков. 

Так вот, в этом эксперименте был один любопытный поворот, также связанный с борьбой и виной. Борцом стал заключенный № 416, больше других возмущенный системой унижений и нарушениями прав «заключенных». В знак протеста он объявил голодовку — то есть прибегнул к пассивному неподчинению (как и Навальный). Однако вошедшие в роль «тюремщики» уже знали, что делать. Наплевав на формальные правила поведения в «тюрьме» (которые голодовку не запрещали), они отправили № 416 в карцер и подвергли серии издевательств. № 416 не сдался, и тогда тюремщики использовали новый прием. Они сообщили остальным заключенным, что из-за одного будут наказаны все: спать они будут без матрацев и одеял. Как повели себя в этой ситуации наказуемые? Они стали обвинять в случившемся № 416. То есть солидаризировались с мучителями.

Тюремщики оформили свое наказание изощренно, предложив заключенным выбрать: либо те спят без матрасов и одеял, и тогда № 416 выходит из карцера, либо им возвращают матрасы и одеяла, но № 416 остается в карцере… Вот как бы на месте заключенных поступили вы? Только если честно?.. А?..

Разумеется, с перевесом 3:1 заключенные выбрали одеяла: ведь № 416 был «сам виноват».

Прием коллективного наказания за вымышленную вину (в результате чего жертвы солидаризируются с мучителями, а освободителя считают врагом) распространен в тюрьмах и концентрационных лагерях, он помогает эффективно удерживать власть, — пишет в комментариях в своему эксперименту Зимбардо. Его книга «Эффект Люцифера» переведена на русский и доступна каждому.

Хотя на самом деле в незаслуженном наказании виновен никакой не № 416, а конкретные «тюремщики», злоупотребившие властью, да и сам Зимбардо, не остановивший вовремя эксперимент. Той же позиции Зимбардо придерживался позже на процессе над реальными американскими тюремщиками за преступления в иракской тюрьме Абу-Грейб. Зимбардо не снимал вины с конкретных тюремщиков, но доказывал, что в создании такой ситуации виноваты и их начальники, вплоть до министра обороны и президента США, считавших, что ради победы в Ираке все средства хороши.

Я не вижу ни одного изъяна в логике стэнфордского профессора Зимбардо, а потому не вижу ни малейших оснований считать политика Навального провокатором, виновным в страданиях доверившихся ему людей. Виновны те, кто заставил невиновных страдать.

Конституция страны (и то, что выше ее — права человека в их сегодняшнем понимании) гарантирует гражданам России право на шествия, митинги и мирный протест. И в арестах, насилии, лишении свободы манифестантов виновны снизу доверху все, кто ради удержания власти плюет на закон — от рядового сотрудника ОМОНа и районных судей до высших должностных лиц страны.

Провести над всеми ними суд в будущем — вопрос даже не чести или справедливости, а элементарной социальной гигиены. Ну, и популяризации социальной психологии как науки.

Дмитрий Губин


Ранее на тему В Чебоксарах скрипача — участника митинга «АнтиДимон» задержали на репетиции (видео)

Amnesty International назвала членов команды Навального узниками совести

В Самаре незрячий студент прервал губернатора на форуме «Экстремизму нет»