Не место для партизанщины

Спикер Госдумы Вячеслав Володин делает все, чтобы депутаты и шагу не могли ступить без его ведома.


На пути «нежелательных» законопроектов появится целая система фильтров. © Фото с сайта duma.gov.ru

От повышения дисциплины на Охотном ряду спикер Госдумы Вячеслав Володин постепенно переходит к централизации законодательного процесса. Поначалу шаги в этом направлении ограничивались созданием в Госдуме экспертных советов и первыми, пока еще слабыми попытками ввести законодательный контроль над правительством.

Потерпев неудачу в борьбе с чиновниками (некоторые инициативы в итоге удалось воплотить лишь в виде поправок к думскому регламенту, а не к федеральному закону), спикер решил переключиться на депутатов. Тем более, что сами народные избранники его побаиваются и редко кто из них решается публично выразить свое несогласие с Володиным. До сих пор работает и так называемый «крымский консенсус», когда все четыре парламентские фракции предпочитают согласованные действия, дабы их не обвинили в «раскачивании лодки».

Первый звоночек раздался еще в марте, когда депутаты установили новый срок для доработки возвращенных им законопроектов и ввели ограничения на количество соавторов законодательных инициатив. Тогда же в Думе заговорили о перспективах введения многочисленных «фильтров» на пути депутатских начинаний.

И вот этот день настал. По сути, началось закрепощение депутатов и их окончательное превращение из народных избранников в своего рода чиновников, подчиненных своей фракции и спикеру Госдумы.

Уже в эту пятницу депутаты должны принять новые поправки в думский регламент, главные из которых обязывают их уведомлять свои фракции о внесении законопроектов в Госдуму, а самому спикеру позволяют неформальным путем добиваться от парламентариев отзыва нежелательных законопроектов.

В СМИ суть некоторых из этих поправок, можно сказать, исказили, так что их официальному автору, главе комитета Госдумы по регламенту Ольге Савастьяновой даже пришлось выступать с опровержением. Журналисты преподнесли нововведение так, что теперь якобы ни один законопроект не будет считаться внесенным, если его не подпишет спикер и не направит в профильный комитет. Савастьянова заявила, что «такого не может быть в принципе» и заговорила о неминуемом в этом случае нарушении конституционных норм.

К слову, если бы у спикера действительно появилось такое право, он получил бы возможность «тормозить» не только депутатские законопроекты, но и любые другие, начиная от инициированных региональными заксобраниями и Верховным судом и заканчивая правительственными и президентскими. Но это и правда представить трудно.

В действительности же новая норма вводит правило, согласно которому законопроект, отозванный его автором до направления спикером в профильный комитет, вообще «не считается внесенным в Государственную думу». Другими словами, спикер получает возможность в ходе неформального разговора убедить депутата отозвать не согласованный законопроект и сделать так, чтобы информация об этом инциденте навсегда исчезла из думской базы документов. Как говорится, был законопроект, да сплыл.

Зачем понадобилась эта норма? С момента своего воцарения в Госдуме Володин пытается сделать все, чтобы российский парламент начали воспринимать всерьез, а не как «бешеный принтер» или никчемный цирк. От этого зависит и его собственный статус, и дальнейшие политические перспективы.

Несмотря на прилагаемые усилия, Володину стали портить все дело его же коллеги из «Единой России». Недавно несколько из них прославились внесением в Госдуму скандальных и, как потом выяснилось, несогласованных с фракцией законопроектов, вроде идеи перезахоронить Ленина, наделить полицейских правом стрелять по толпе, обеспечить страховщикам доступ к медицинской информации о клиентах и т. п. Во всех этих случаях депутаты занимались откровенным «самопиаром» или лоббировали чьи-то интересы.

Такая самостоятельность не может нравиться спикеру Володину, который в отношениях с коллегами по Госдуме уже привык вести себя как начальник, который к тому же не любит, если кто-то действует «в обход». Но прямо запретить депутатам вносить законопроекты (то есть заниматься своим прямым делом) он не может. А вот провести с ними разъяснительно-воспитательную работу — вполне. Но для этого нужно изменить думские правила, поскольку сейчас депутаты не обязаны согласовывать свои законопроекты ни с кем, а процедура их внесения в Госдуму выглядит просто как регистрация под определенным номером в электронной думской базе документов, после чего законопроект попадает на стол к спикеру Госдумы, который принимает лишь техническое решение направить его в профильный комитет.

Теперь процедура изменится. Сначала депутат будет обязан уведомить о внесении законопроекта в Думу свою фракцию. Это станет первым фильтром, необходимым для неформального отбраковывания нежелательных инициатив. Де-юре фракция не вправе запретить депутату внести законопроект, но неофициально на него всегда смогут надавить — например, угрозой не включить в списки на следующих выборах в Госдуму.

Если же депутат проигнорирует мнение фракции, тогда уже понадобится следующий рычаг воздействия, который будет в руках у Володина. Как уже было сказано выше, в случае появления «нежелательных» законопроектов спикер всегда сможет убедить депутата отозвать законопроект. «Все равно же отклонят, зачем тебе портить отношения и нарываться на конфликт», — наверняка аргументация будет примерно такой.

В регламент также вносятся поправки, позволяющие отзывать законопроекты на последующем этапе их рассмотрения в профильном комитете и при рассмотрении Советом Госдумы. Надо думать, эти нормы придуманы для самых упрямых депутатов, которые будут отказываться отозвать свой законопроект до последнего. Впрочем, если непокорные депутаты устоят и в этом случае, не факт, что их законопроект вообще когда-нибудь включат в повестку заседания палаты под предлогом ее вечной перегруженности, а если и это произойдет, то, все по той же причине, дело вряд ли дойдет наконец до голосования.

Если же Госдума примет еще и давно запланированные поправки об обнулении в каждом новом созыве своего законотворческого портфеля, то срок жизни любого нежелательного депутатского законопроекта будет составлять максимум пять лет.

Елена Земскова