Не надо делать из углекислого газа пугало!

Не надо делать из углекислого газа пугало!

Безразличие россиян к европейской борьбе с «глобальным потеплением» вполне оправданно, ведь за ней стоят скорее интересы корпораций, чем забота о климате.


Рассчитанные на суперЭВМ климатические модели не подтверждают версию о потеплении на Земле из-за деятельности человека. © СС0 Public Domain

Одним из главных мировых событий минувшей недели стало решение президента Трампа о выходе из Парижского соглашения по климату. Шаг Трампа назвали «ошибкой в отношении будущего всей планеты», «настоящей пощечиной» и даже «предательством Матери-Земли». Но в России эта новость была воспринята с полнейшим равнодушием. России проблемы климата по барабану. Хотя о погоде мы любим поговорить, как ни о чем другом. Да и о каком всемирном потеплении можно рассуждать, если у нас карикатура на лето?

Думаю, разница в нашем отношении к климату и к погоде — это зеркало нашего вечного неумения строить длительную стратегию, ограничиваясь короткими сиюминутными решениями. В России нет внятной, без пустословия и деклараций стратегии ни по одной проблеме, а фатальное отсутствие плана экономического развития может загнать страну в тупик. Было бы странно, если бы климат беспокоил российское массовое сознание.

РСПП призвала президента Путина не ратифицировать Парижское соглашение еще до того, как Трамп совершил демарш. Между тем, участие в Парижской конференции по климату в декабре 2015 года стало очень важным мероприятием для президента РФ, поскольку на тот момент пришелся пик санкционного обострения. Кроме того, сам Путин в тот период проявлял особенный интерес к экологии и незадолго до Парижа летал со стерхами на Ямале.

Можно было бы в очередной раз вздохнуть по поводу громадной дистанции между Западом и Россией, но в данном случае это было бы демагогией. Уверен, Парижское соглашение, пришедшее на смену Киотскому протоколу, — это эксплуатация страхов и алармистских настроений человека лидерами мировой экономики с предельно простой целью обогащения. Нет объективных фактов, которые говорили бы о том, что человечество из-за антропогенной деятельности движется к катастрофе. Разговоры о концентрации углекислого газа в атмосфере, о парниковом эффекте, о неизбежном потеплении — это круги на воде. Некоторое время назад нас пугали озоновой дырой и фреонами, а оказалось, что неподкупные экологи работали на химическую промышленность. Парижское соглашение — это большая панама, которую лучше поскорее снять.

Для моделирования климата используются самые мощные вычислительные машины. Это одна из наиболее сложных математических моделей, поскольку параметров, как звезд на небе. Атмосферная и океаническая циркуляция, космическое излучение, магнитные поля, солнечная активность и колебания орбиты Земли, вулканическая деятельность и, лишь в числе прочих, техногенное влияние человека. Влияние каждого фактора меняется в зависимости от периода, который анализирует климатолог. В масштабах десятилетия доминируют вулканическая активность и колебания океанических течений (основной фактор, повлиявший на климат в 1990-х годах, — извержение вулкана Пинатубо на Филиппинах и загадочное Эль-Ниньо). В масштабах столетия важен техногенный фактор. В масштабах тысячелетия след человека намного уступает суммарному воздействию природных факторов, а первенство за солнечной активностью.

В мире на мощных суперЭВМ построено не менее 20 развернутых моделей по динамике климатических изменений. Более половины моделей сделано в США, но и в России в Институте вычислительной математики РАН построена своя модель. И единого мнения ни по изменению климата, ни по Парижскому соглашению не имеется. Кроме, пожалуй, одного вердикта: цифры, на которые ссылаются политики, необоснованные, а эффективность предлагаемых мер с точки зрения экологии вызывает большие сомнения.

Зачем тогда нужно Парижское соглашение? Документ, по моему убеждению, апеллирует к лучшим сторонам человеческой натуры, но, по существу, еще прочнее привязывает весь мир, особенно развивающиеся и слаборазвитые страны, к лидерам, навязывая им собственные энергосберегающие технологии. Альтруизм всегда оборачивается прагматизмом и выгодой, тут ничего нового наш век не открыл. Кроме того, существует общий тренд на альтернативную энергетику, которая в некоторых странах составляет уже до 20 процентов мощностей электроэнергии. Этим компаниям нужны новые рынки, а также уменьшение налогов за счет экологических инициатив.

О том, что Парижское соглашение — это, в первую очередь, механизм обогащения, а уж потом гуманитарная миссия, говорит тот факт, что в документе не предусмотрено никакой ответственности за нарушение обещаний. В правовом поле сокращение выбросов — благотворительность, а не обязанность. В связи с этим многие эксперты называют соглашение мошенничеством. Другие эксперты обращают внимание на то, что, призывая сократить выбросы, мировые лидеры не собираются ограничить добычу нефти и газа, но озабочены извлечением максимальной прибыли. Кстати, в тексте соглашения вообще не встречается термин «ископаемое топливо». 

Насколько опасно потепление на 2 градуса, даже если поверить в эти прогнозы? Вернется климат, который был на Земле за 50 веков до нашей эры. В тех комфортных условиях начала победное шествие наша цивилизация. В истории Земли было множество климатических колебаний куда масштабнее нынешних. Засухи в Сахаре погубили процветавшее Среднее царство, а слоны, на которых Ганнибал покорял Рим, просто вымерли. Потепление в IX—XII веках помогло колонизировать Исландию и Ирландию, викинги дошли до Америки, новгородцы проникли в широты, о которых не помышляли, в Европе начался экономический подъем, давший начало Возрождению, а Средняя Азия пережила лучший период в своей истории.

ХIХ век, когда начались регулярные метеонаблюдения, был самым холодным с Рождества Христова. ХХ век, когда всполошились климатологи, выдался теплым лишь на прежнем холодном фоне. В Москве за 100 лет стало теплее на 3 градуса, в Подмосковье — на 1,5 градуса. И мы отвыкли от нормальных русских зим, а выражение «крымский санный путь», которым пользовались купцы при Иване Грозном, сейчас кажется абсолютно диким. Но на исторической шкале это незначительные колебания.

Теория парникового эффекта все чаще трещит под сокрушительной критикой. И вообще трудно говорить об общепринятой теории изменения климата. Последние исследования в Антарктиде, в том числе российские, выявили обратную причинно-следственную связь — концентрация углекислого газа в атмосфере вырастает в результате потепления. А не наоборот, как утверждают идеологи Киотского протокола и Парижского соглашения. Кроме того, существуют защитные механизмы: при повышении температуры увеличивается испарение, облачность становится плотнее — Земля получает меньше солнечного тепла и начинается охлаждение. Не надо делать из углекислого газа пугало! Если бы вся земная атмосфера состояла исключительно из углекислого газа, средняя температура у поверхности была бы на 2 градуса ниже, а не выше нынешней!

Для России Парижское соглашение безразлично еще и по той причине, что мы обещали к 2030 году снизить выбросы на четверть по сравнению с 1990 годом. Но уровень промышленного развития советской эпохи Россией так и не достигнут. Поэтому безразличие России к Парижскому соглашению — свидетельство слабости российской экономики.

И на закуску — анекдот. Метеорологи установили, что в результате глобального потепления климата не только зима стала холоднее, но и лето — тоже.

Сергей Лесков