Не лезьте к народу с пенсионными новациями

Государству, которое не признает своих обязательств перед гражданами и отрицает их право собственности, лучше обойтись без очередных затей с пенсиями.


Начальственный цинизм не знает границ. © СС0 Public Domain

Всенародное неприятие любых пенсионных новшеств — и уже введенных, и только еще планируемых — выглядит на первый взгляд нелогичным или как минимум инфантильным.

Да, минимальный стаж, требуемый для назначения страховой (трудовой) пенсии, к 2024 году будет плавно увеличен до 15 лет. Но разве это не справедливо? Если человек всю жизнь не работал или, выразимся точнее, не платил взносы со своих заработков, то ему пожалуют социальное пособие — попозже и поменьше. А уж если он претендует на страховую пенсию, то из тридцати-сорокалетнего трудоспособного периода своей жизни пусть хотя бы половину этих лет вносит деньги в Пенсионный фонд.

Или, скажем, увеличение возраста выхода на пенсию. Сейчас получателями пенсий являются 30% наших граждан. А в Германии, например, где продолжительность жизни на девять лет больше, — только 20%. Разве само это соотношение не подсказывает государственным людям направление действий?

С государственных людей и начнем. В смысле — с получателей пенсий специального типа. Совсем недавно вышел закон об увеличении возраста выхода на пенсию для госслужащих: до шестидесяти пяти лет для мужчин и до шестидесяти трех лет для женщин. И представьте — ни малейших возражений. Госслужащие только рады подольше посидеть на хлебных своих местах. А затем уж спокойно отправиться на пенсию, которая будет гораздо больше страховой, полагающейся простому люду, и при этом никоим образом не оправданной какими бы то ни было соцвзносами, поскольку чиновное сословие никаких взносов не платит. Наше государство любит их даром.

Вот мы и начинаем что-то понимать. Однако продолжим в том же направлении.

В прессу просочились слухи, что силовые ведомства по совету главы государства согласились внять мольбам Минфина и увеличить выслугу лет, требуемую для выхода на пенсию, с нынешних двадцати лет до двадцати пяти. Вообще-то Силуанов просил тридцать, но получил отбой.

Безусловно, это все равно жертва с их стороны. Но даже после ее принесения среднестатистическому отставнику, полному сил человеку лет сорока пяти, обретшему пенсию в среднем от 20 до 30 тыс. руб. (в зависимости от ведомства), еще хватит времени и здоровья выработать себе вторую пенсию гражданского типа. Если захочется, конечно. Или просто отдыхать. Тем более что «силовые» пенсии (тоже, естественно, не подкрепленные соцвзносами) чрезвычайно аккуратно индексируются, независимо от всех режимов экономии, и с 2013 по 2017 год увеличились примерно на 30%.

Итак, стандарты пенсионного обеспечения привилегированных сословий, будь они с погонами или без, являются у нас очень достойными и даже щедрыми. Государство полностью осознает свою ответственность перед этими людьми, поборов на будущую старость с них не взимает, да и вообще не мелочится — примером чему служит выплата пенсий массам сограждан, находящимся в полном расцвете физических и умственных сил. Доверие к государству у этой части клиентов нашей пенсионной системы довольно высоко, благодаря чему она редко сталкивается с какими-либо возражениями с их стороны.

Совсем иначе дело обстоит с податными сословиями. Они-то за свое будущее пенсионное обеспечение государству платят (через нанимателей). И при этом их пенсии не просто скромнее, чем у неподатных, — они еще и принципиально меньше по сравнению с утраченной зарплатой.

Скажем, пенсия депутата Госдумы, отсидевшего там хотя бы один срок, составляет 75% от его очень и очень внушительного оклада. Мы ему, конечно, ни капельки не завидуем. Его ум, талант, обаяние и каторжный труд должны как-то вознаграждаться. Но осадок все-таки остается. Ведь коэффициент замещения у обычных пенсионеров что-то около 35% — и ежегодно снижается.

В первую очередь по этой причине как минимум треть, а скорее даже и половина наших пенсионеров продолжают работать. Повышение пенсионного возраста — сильнейший удар по их доходам. Точнее, по доходам тех, на кого оно ляжет, когда состоится.

Сейчас человек в возрасте 55+ (женщина) или 60+ (мужчина), получающий и зарплату, и страховую пенсию, может считать себя нормально обеспеченным. Поэтапное увеличение пенсионного возраста превратит десятки миллионов немолодых людей, вытесняемых на непрестижные рабочие места, в бедняков. Зато резко уменьшит бремя выплат, лежащее на казне, — ради чего, собственно, и задумано.

Что же до настоящих, безоговорочных пенсионеров, то есть людей, уже не работающих по возрасту и утрате трудоспособности, то их доля у нас не выше, чем в других странах. С той разницей, что их материальное положение, по сравнению с работающими категориями сограждан, заметно хуже.

Теоретически тут возможны два решения.

1. Резко поднять госпенсии и хотя бы до 50-60% увеличить коэффициент замещения. Этого можно достигнуть несколькими способами. Увеличение возраста выхода на пенсию — лишь один из них. Можно было бы до достижения общего для всех пенсионного возраста начислять лишь часть пенсии людям из привилегированных сословий, а их ведомства обязать выплачивать соцвзносы в Пенсионный фонд из своих бюджетов. Урезать гигантские пенсии и материальные блага высших категорий начальства. Упразднить унаследованную от советских лет многомиллионную категорию получателей досрочных пенсий. Занятые на вредных производствах, делающих инвалидами не только собственных работников, но и всех, кто живет вокруг, должны поощряться не ранней пенсией, а превращением этих производств в нормальные.

2. Во многих странах коэффициенты замещения, обеспечиваемые государственными пенсиями и пособиями, достаточно скромны, но пенсионерской нищеты там не наблюдается. Причина в том, что, помимо традиции делать на старость сбережения в деньгах и активах, там нормально работают негосударственные фонды, аккумулирующие взносы будущих пенсионеров.

Вот такие два варианта. Можно использовать порознь, можно вместе. Но реализуемо ли что-то подобное у нас? Конечно же нет.

Начнем со второго. Накопительные пенсионные схемы имеют смысл только там, где признается частная собственность, а желание людей использовать ее в своих интересах воспринимается как самоочевидное. У нас же право собственности властями отрицается. И чем дальше, тем с большим запалом. В пенсионной сфере это проявляется так же ярко, как и во всех прочих.

Взносы, сделанные от лица наемных работников за несколько последних лет по государственной накопительной схеме, объявлены собственностью казны и спокойно ею растранжирены. А так называемые негосударственные пенсионные фонды, в которые наивные люди сами принесли свои деньги, тратят их по указанию властей на заведомо убыточные затеи; боятся инвестировать в прибыльные, но не интересующие начальство проекты; по указанию свыше разукрупняются и укрупняются — короче, живут нормальной учрежденческой жизнью, бесконечно далекой от интересов вкладчиков. Планируемое надстраивание над всем этим еще какого-то добавочного пенсионно-накопительного налога будет встречено людьми лишь как очередной акт начальственного цинизма.

Что же касается первого варианта, то есть резкого увеличения пенсий тем, кто потерял трудоспособность, ценой переброски средств, сэкономленных за счет уменьшения пенсионных выплат тем, кто может и хочет работать, то это противоречит всей логике государственных манипуляций над пенсионной системой. Задача этих манипуляций — сделать ее не рациональнее и не справедливее, а только дешевле. И желательно — гораздо дешевле. Любая схема, не предусматривающая общего уменьшения затрат на пенсии, просто не имеет шансов на рассмотрение.

Ну а если посмотреть снизу, то даже если властям и хватит хитрости посулить какие-то выгоды в будущем в обмен на невыгоды в настоящем, то кто же им поверит? Кто поверит в новую разновидность накопиловки после того, как власти расхитили предыдущие? В какие-то будущие шикарные пенсии в награду за то, что выплату полагающихся сегодня отложат на несколько лет? Бывали времена победнее, но не было такой всеобщей уверенности, что любые гарантии свыше — всегда ложь.

Это улавливают даже наверху. Иначе не сворачивали бы собственные пенсионные обязательства понемножку, шаг за шагом, а запустили бы все свои новаторские затеи одним махом. Опасаются крупных проблем. И правильно делают.

Сергей Шелин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Силуанов: Вернуться к отчислениям в ПФР на уровне в 34% на данный момент невозможно

Перейти на работу в частные клиники хотят 51% российских врачей

Минфин намерен сохранить запланированный объем расходов бюджета на 2018 год