Мечта о шиле

Куба была, пожалуй, самой страстной любовью из всех, с кем крутил романы СССР.


Барак Обама на Кубе. © Official White House Photo by Pete Souza

Куба — это была, пожалуй, самая страстная любовь из всех, с кем крутил романы СССР. Иосиф Кобзон, бывало, только затянет «Куба — любовь моя», а вся страна уже в экстазе подпевает.

Восточная Европа на словах тоже клялась в искренности отношений, но отдавалась как-то холодновато, даже приходилось изредка подкреплять любовь вводом танков.

Вот товарищ Хонеккер, тот не лгал, его объятия с Брежневым не вызывали подозрений в лукавстве, взасос целовались так, что молодые немцы завидовали. Завидовали, а глаза-то косили на Запад и чуть что, норовили через забор в ФРГ сигануть.

А с Кубой по-настоящему взаимное чувство было, да вдобавок материально подкреплялось. Честно. Один к одному. Они нам тонну сахара тростникового — мы им тонну долларов. Не мелочились. Понимали, что шило в нашей руке под самым задом Америки не может обходится дешево.

Потом с возрастом страсть утихать стала, посчитали, что тонна долларов за тонну сахара все-таки дороговато, и шило пришлось убрать. А к 2014 году поняли, что и ожидание возврата некоторого долга — дело безнадежное. Слетал Путин на остров Свободы, с Фиделем тепло и без обид попрощался, Россия с грустью и сожалением попрощалась с 32 миллиардами долларов и вроде бы про прежнюю горячую любовь забывать стали.

Но вот Дональд Трамп заявил об отмене решения Обамы по нормализации отношений с Кубой. И мечта о шиле — которая, откровенно говоря, в нас последние лет 10 вновь возродилась и крепла — обрела реальность!

Свободных тонн долларов, правда, уже нет, но ничего, поднапряжемся. Народ у нас терпеливый, понятливый. А самое главное, что Иосиф Кобзон по-прежнему в голосе и слова помнит. Да и половина россиян не забыли — «Куба — любовь моя…».

Николай Травкин

Прочитать оригинал поста Николая Травкина с комментариями читателей его блога можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Трамп решил ужесточить политику в отношении Кубы