Казус Аграмунта

Судьба председателя ПАСЕ показывает, как закулисные сделки с российскими властями губят имидж и карьеру западных политиков.


Отставка грозит одному из самых высокопоставленных европейцев, позиция которого по многим вопросам совпадала с официальной линией Кремля. © Фото с сайта ПАСЕ

Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) на прошедшей неделе внесла в свой регламент поправки, позволяющие досрочно прекратить полномочия выборных должностных лиц на основании вотума недоверия. Ныне возглавляющий Ассамблею испанец Педро Аграмунт станет первым, кто будет отстранен от своей должности по новой процедуре. И причиной тому является его встреча с президентом Сирии Башаром Асадом, которая была организована Россией.

Педро Аграмунт — обычный представитель испанского парламента от «Народной партии» и член делегации своей станы в ПАСЕ. Российскому обывателю он почти неизвестен. Да и широкая европейская аудитория до недавнего времени знала о нем немного. Его политическая карьера длится уже более четверти века и тесно связана с Валенсией, где он регулярно выигрывал выборы и попадал в испанский парламент, несмотря на свою очень неоднозначную репутацию.

В молодости Аграмунт симпатизировал диктатору Франсиско Франко и, как утверждают испанские газеты, активно сотрудничал с режимом. В конце 1980-х он был фигурантом громкого «дела Насейро» о нелегальном финансировании «Народной партии» и смог избежать ответственности только благодаря процедурным нарушениям, допущенным прокуратурой в ходе следствия. Верховный суд Испании тогда постановил, что записи телефонных разговоров с участием подозревавшихся в нарушении закона лиц были случайно получены в рамках другого расследования, и поэтому формально не могли быть использованы в качестве доказательств по делу о коррупции в партии.

Членом испанской делегации в ПАСЕ Педро Аграмунт является на протяжении последних 17 лет. Все это время логика его политического поведения основывалась на простом правиле: главное — собственные интересы, а принципы и ценности второстепенны. Например, в противостоянии авторитарных режимов и их оппонентов по вопросам соблюдения прав и свобод человека он был склонен проявлять особую чуткость к аргументам властей предержащих. Поэтому коллеги по цеху и правозащитники называли его конформистом.

Друг Азербайджана

Конформизм Аграмунта часто проявлялся во время его работы в качестве содокладчика Мониторинговой комиссии ПАСЕ по Азербайджану. Он упорно отказывался принимать во внимание доводы азербайджанских активистов относительно нарушений прав человека и процедуры выборов. Его нисколько не смущало и то, что Ильхам Алиев в 2009 году провел конституционный референдум, чтобы править страной третий срок подряд, хотя Венецианская комиссия Совета Европы дала негативную характеристику подобной практике и осудила ее как «серьезное препятствие на пути Азербайджана к консолидированной демократии». В своих выступлениях Аграмунт хладнокровно парировал данный тезис тем, что в Испании король вообще правит пожизненно.

Степень благосклонности Аграмунта к политике официального Баку достигла апогея в январе 2013 года, когда в ПАСЕ были представлены два доклада по Азербайджану. Автором первого из них был германский депутат Кристоф Штрессер, который утверждал, что система правосудия в Азербайджане широко используется режимом для запугивания и нейтрализации своих политических оппонентов. В документе говорилось, что с момента вступления Азербайджана в Совет Европы ситуация со свободой слова существенно ухудшилась, а число уголовно преследуемых за политические убеждения граждан резко возросло и достигло 85 человек.

Азербайджанские власти пошли на беспрецедентный шаг в отношении Штрессера, отказав ему во въезде в страну для сбора материалов. Поэтому в основу его доклада легла информация из неправительственных организаций и открытых источников. Его проект резолюции призывал Баку к немедленному и безусловному освобождению узников совести, а также не допускать новых случаев притеснений по политическим мотивам. В Администрации президента Алиева не скрывали раздражения и назвали доклад Штрессера «необоснованным, заказным и выдуманным».

Педро Аграмунт был соавтором второго доклада — о правах человека в Азербайджане. Он категорически отрицал наличие в стране такой проблемы, как политические заключенные. Вместо этого в нем подчеркивалось, что Азербайджан имеет важное геополитическое положение, и за два десятилетия независимости он достиг в обеспечении прав человека определенного прогресса, несмотря на не способствующие развитию в стране демократии факторы, такие как специфическое географическое соседство и продолжающийся конфликт с Арменией. То есть, главный посыл этого документа заключался в том, что функция Азербайджана как поставщика нефти в Европу важнее показателей его демократического развития. Эти тезисы полностью совпадали с позицией официального Баку, который всецело поддержал как доклад Аграмунта, так и принятую на его основе резолюцию ПАСЕ.

С широко закрытыми глазами

Между тем, в ПАСЕ проект резолюции Штрессера был сенсационно отклонен. В Баку по этому поводу ликовали. Как выразился замглавы азербайджанской делегации Али Гусейнли, такой исход голосования «показал силу азербайджанского государства». После этого критика в адрес Аграмунта со стороны правозащитных организаций резко усилилась. Азербайджанские оппозиционеры и гражданские активисты открыто говорили о недоверии к нему, обвиняли его в пособничестве властям и бойкотировали встречи с его участием. Им даже удавалось организовывать в ПАСЕ альтернативные слушания по Азербайджану, на которых присутствовали десятки членов Ассамблеи.

Радость азербайджанских властей, тем не менее, была преждевременной. Летом 2016 грянул самый громкий коррупционный скандал за всю историю Совета Европы, когда против итальянского депутата Луки Волонте (на тот момент председателя политической группы ПАСЕ «Европейская народная партия», членом которой являлся Аграмунт), прокуратура Милана открыла делопроизводство по обвинению в коррупции и уклонению от уплаты налогов. Волонте не смог внятно объяснить происхождение 2,4 млн евро, поступивших ему в 2012—2014 годах от компании Baktelecom MMC, тесно связанной с ближайшим окружением президента Ильхама Алиева. По версии прокуратуры, эти деньги были вознаграждением за содействие в организации «правильного» голосования по резолюции Штрессера. Волонте в интервью телеканалу RAI заявил, что это была не взятка, а гонорар за оказанные члену азербайджанской делегации в ПАСЕ Эльхану Сулейманову консультационные услуги «по сельскохозяйственным вопросам».

Спустя еще полгода были опубликованы результаты расследования независимого центра European Stability Initiative (ESI). Его предметом стала «икорная дипломатия» Азербайджана, или практика обеспечения лояльного голосования членов Ассамблеи по интересующим Баку вопросам в обмен на дорогостоящие подарки и большие денежные выплаты. В нем фигурировало и имя Педро Аграмунта как функционера, сыгравшего важную роль в противодействии принятию резолюции Штрессера. Доклад ESI вызвал широкий резонанс и заинтересовал даже испанский Сенат, который попросил Аграмунта дать объяснения. И хотя это не повлекло за собой серьезных последствий, подозрения относительно участия Аграмунта в нелегальном лоббировании интересов Азербайджана стали плохим фоном для его переизбрания на должность председателя Ассамблеи в январе 2017 года.

«Дело Волонте» нанесло Совету Европы существенный репутационный урон. Ради спасения реноме организации в ПАСЕ зазвучали призывы к проведению тщательного расследования, однако Аграмунт не спешил давать им ход. Он хотел погасить волну возмущения в Ассамблее и оставить процесс рассмотрения этого вопроса под своим контролем. В частности, он призвал не подвергать сомнению результаты голосования по проекту резолюции Штрессера, а несогласных обвинил в организации «кампании ненависти, вербальной агрессии и давления».

А несогласных было достаточно много — 64 делегата. В специальном заявлении они высказались за немедленное проведение полностью независимого, внешнего и открытого расследования всех обстоятельств голосования по проекту резолюции Штрессера. В какой-то момент показалось, что Аграмунт отступился: Бюро Ассамблеи (куда по должности входил и Аграмунт) единогласно поддержало заявление 64-х своим решением. Затем генеральный секретарь ПАСЕ Войчех Савицкий представил подробный меморандум, предусматривавший создание внешнего органа, наделенного широкими полномочиями по выявлению коррупционных схем в ПАСЕ. Однако Аграмунт сделал все, чтобы нейтрализовать данную инициативу. Сначала он высказался в пользу проведения только внутреннего расследования. А затем пять лидеров парламентских групп с участием Аграмунта подготовили «исправленный вариант» меморандума Савицкого.

Неизвестно, чем бы закончились эти усилия спрятать под ковер историю с политической коррупцией в ПАСЕ, если бы не бесславный вояж председателя Ассамблеи в Сирию. Последующее публичное политическое пике Аграмунта привело к тому, что в конечном итоге меморандум Савицкого был принят в оригинальном виде без поправок.

В гостях у Асада

Скандал разгорелся на следующий день после того, как в марте этого года Педро Аграмунт в составе делегации, состоявшей из депутатов Государственной думы РФ и десяти иностранных парламентариев, посетил российскую авиабазу в Хмеймиме и встретился с Башаром Асадом в Дамаске. Первыми, кто выступил с осуждением такого поступка, были представители Польши, Дании и Украины. Они обратили внимание на непрозрачность финансовой стороны поездки и подчеркнули, что у председателя ПАСЕ не было никаких полномочий ее совершать. Однако самой серьезной критики Аграмунт удостоился за то, что прилетел в Сирию на борту министерства обороны РФ, а сама по себе встреча с Башаром Асадом полностью противоречила позиции Совета Европы по сирийскому вопросу.

Тучи над Аграмунтом еще больше сгустились в начале апреля, когда сирийская армия нанесла авиаудар по городу Хан-Шейхун с применением химического оружия. В результате атаки погибли десятки жителей и еще более 500 получили отравления. На этом фоне сирийский вояж председателя ПАСЕ действительно выглядел как сигнал поддержки режима Асада.

Аграмунт попытался сыграть на опережение. Утром первого дня весенней сессии Ассамблеи ему удалось добиться важной тактической победы на закрытом заседании Бюро ПАСЕ, большинство членов которого решило не включать в повестку дня сессии вопрос о визите председателя ПАСЕ в Сирию. Затем, открывая пленарное заседание Ассамблеи, он поспешил сразу заявить о том, что его поездка была согласована с правительством Испании, а сам он представлял лишь Сенат своей страны, а не ПАСЕ. При этом Аграмунт подчеркнул, что его визит к Асаду был ошибкой, а вина за инцидент лежала на российских СМИ и депутатах Госдумы, которые манипулировали его пребыванием в Дамаске в своих целях.

Ассамблею эти объяснения не убедили. Как сказал тогда в ходе дискуссии голландец Питер Омтзихт, даже если бы такие оправдания исходили от его собственных детей, он бы их не принял. Было очевидно, что никаких правозащитных или гуманитарных целей поездка Аграмунта в Хмеймим и Дамаск не преследовала. Возмущенные парламентарии один за другим стали спонтанно брать слово и потребовали поставить на голосование вопрос о доверии к председателю ПАСЕ. Аграмунт спасовал перед напором большинства и предпочел тихо удалиться с заседания всего через полчаса после его начала.

Председатель без полномочий

Казалось, что выходом из сложившейся ситуации с минимальными потерями и для ПАСЕ, и для ее председателя могла быть добровольная отставка последнего. Однако Аграмунт не спешил покидать свой пост. Проблема была в том, что регламент Ассамблеи не содержал прописанной процедуры досрочного отрешения от должности. ПАСЕ могла выбрать себе председателя, но в случае нарушения им этических норм и серьезных проступков она не могла его сместить. То есть, никаких формальных рычагов воздействия на Аграмунта у ПАСЕ не было.

Это оставляло испанцу возможность для политического торга об отставке с сохранением лица. В четвертый день весенней сессии ПАСЕ планировалось выступление короля Испании Филиппа VI. Его визит в Ассамблею был приурочен к 40-й годовщине вступления Испании в Совет Европы. До этого глава испанского государства выступал в ПАСЕ лишь дважды — в 1979 и в 1988. Аграмунт хотел остаться в президиуме во время выступления короля и пообещал сразу после него сложить свои полномочия. Бюро Ассамблеи согласилось с такими условиями, но, учитывая одиозную репутацию испанца, попросило его положить на стол заявление об отставке до прибытия монарха. Планировалось, что его текст будет опубликован в последний день сессии. Однако Аграмунт отказался, и сделка не состоялась. Вместо него право торжественно передать слово Филиппу VI получил испанец-социалист Антонио Гутьеррес, а на следующий день Бюро Ассамблеи единогласно выразило Аграмунту свое недоверие, лишив его права председательствовать в ходе заседаний и представлять организацию на международных мероприятиях. Формально он еще оставался председателем ПАСЕ, но в действительности полномочий у него уже не было.

Вслед за этим Бюро сформировало и утвердило состав независимого органа для расследования случаев коррупции в ПАСЕ, в которых Аграмунт является одним из подозреваемых. Далее ни испанское правительство, ни Сенат не подтвердили слова Аграмунта о том, что его поездка в Сирию была ими официально согласована. Он также был исключен из состава собственной парламентской группы ПАСЕ «Европейская народная партия». В конце концов, в Ассамблее приняли поправки в регламент и собрали рекордные 154 подписи под предложением лишить Аграмунта полномочий председателя. Голосование по данному вопросу состоится 9 октября, и нет никаких оснований сомневаться, что оно завершится его отставкой.

А что же Аграмунт? Почти весь июнь он скрывался от журналистов. Лишь изредка его представители появлялись в СМИ с гневными комментариями в адрес политических оппонентов, обвиняя последних в направленном против него «крестовом походе» и грозясь судебными исками. Российские официальные лица вступились за испанца, обвиняя Ассамблею в организации «травли» и «вакханалии». Разумеется, в таких оценках присутствует значительная доля лукавства. ПАСЕ есть за что критиковать, но не за отсутствие плюрализма взглядов и свободы их выражения. Кроме того, нужно подчеркнуть один очень важный момент. В резолюциях и рекомендациях Ассамблеи ответственность за массовую гибель людей, кровавые расправы и нарушения прав человека в Сирии возложена на сирийское правительство. Педро Аграмунт не только голосовал в поддержку этих документов, но также в одном из своих выступлений охарактеризовал Сирию как страну с «поддерживаемым Россией диктаторским режимом Асада». Тем не менее, это не помешало ему совершить поездку в Дамаск и пожать по локоть испачканную в крови собственных граждан руку тирана. Иными словами, Аграмунт сам погубил свою международную карьеру, когда окончательно перестал различать гибкость и беспринципность.

Последствия для России

Неизбежная отставка Аграмунта — плохая новость для российского руководства. В его лице Кремль лишится одного из самых высокопоставленных политиков, позиция которого по многим вопросам совпадала с официальной линией Москвы. Он, например, в унисон российским дипломатам и чиновникам твердил, что, хотя вторжение российских войск в Грузию не является оправданным, его спровоцировало признание многими европейскими государствами независимости Косово. Кроме того, невзирая на всеобщее осуждение политики Кремля по отношению к Украине, Аграмунт, возглавив ПАСЕ, взял курс на восстановление полномочий российской делегации. В прошлом году он трижды посетил Россию и каждый раз заявлял, что его российские визави готовы к конструктивному поиску компромиссов.

Поэтому в России испанца называли не иначе как деятелем, относящимся «к реалистически мыслящему крылу Парламентской Ассамблеи». Кремль явно делал на него большую ставку. Валентина Матвиенко после одной из встреч с ним была столь оптимистична, что спрогнозировала возвращение российской делегации в ПАСЕ уже в 2017 году. Для этого Аграмунт намеревался изменить регламент, увеличив число голосов, необходимых для того чтобы поставить под сомнение полномочия какой-либо делегации страны-члена. Как ни странно, именно так Вячеславом Володиным было сформулировано главное условие возвращения России в ПАСЕ. Но теперь шансы на его выполнение равны нулю.

Если расследование об участии Аграмунта в азербайджанской «икорной дипломатии» получит развитие, это срикошетит и по России. Ведь сквозь призму политической коррупции будут рассматриваться не только усилия Аграмунта по организации нужных результатов голосования для Азербайджана, но и его действия, направленные на возвращение полномочий российской делегации.

Репутация — ключевой политический ресурс в международных отношениях. Казус Аграмунта будет приниматься во внимание при каждом взаимодействии с Россией не только в Совете Европы, но и за его пределами. И квинтэссенция этого восприятия будет такова: закулисные сделки с российскими властями могут иметь губительные последствия как для имиджа, так и для карьеры.

Политическое фиаско Аграмунта также показало, что российский истеблишмент утратил связь с международной политической реальностью. Отечественные политики часто утверждали, что настроения в ПАСЕ и в Европе относительно России меняются. Что больше людей осознает необходимость снятия с Москвы санкций. Все как раз наоборот. За последние несколько лет репутация нашей страны на международной арене значительно ухудшилась, а за агрессивную политику приходится платить слишком высокую цену. Ни на Западе, ни на постсоветском пространстве действия Кремля понимания не находят. Об отмене санкций на Западе говорится исключительно в контексте восстановления Россией территориальной целостности Украины. Переговоры в рамках «нормандского формата» уже давно проходят по формуле «3+1»: представители Украины, Франции и Германии в диалоге с Россией имеют согласованную позицию. Совершенно ясно, что Запад не пойдет с Россией на сделку «Сирия в обмен на Украину». Даже среди стран ЕАЭС нет единодушия с Москвой ни по одному из ключевых внешнеполитических сюжетов. Время идет, но с каждым ходом позиции России на глобальной шахматной доске лучше не становятся.

Игорь Грецкий, политолог, специалист по международным отношениям


Ранее на тему ПАСЕ назвала временную замену Аграмунту

Москва призвала Баку прекратить дискриминацию россиян