Европу Бандера не интересует

Европу Бандера не интересует

Польша напрасно пытается выступать в спорах с Украиной о трактовках истории от лица всего ЕС. Выяснение, кто больше прав, — проблема лишь этих двух стран.


Нынешняя власть в Варшаве хочет отыграться на Киеве за прошлые ошибки с соседями. © FreeImages.com Content License

Исторические споры продолжают сотрясать Восточную Европу. Только что делили французскую королеву (и киевскую княжну Анну), теперь же Россия возмущается намерением Польши убрать часть памятников советским воинам-освободителям, а Украина — заявлением польского министра иностранных дел о том, на каких условиях ей будет открыта дорога в Европу

В интервью одному из польских изданий Витольд Ващиковский отметил, что «хуже всего они (отношения с Украиной, — „Росбалт“) складываются в сфере истории». А потом обратился к украинским политикам: «Наше послание ясно: с Бандерой в Европу вы не войдете».

Как тут же поспешили напомнить российские медиа, оживленно комментирующие новый скандал, в «Польше негативно воспринимают проводимую нынешним руководством Украины политику героизации воинов Организации украинских националистов (ОУН, запрещена на территории РФ) и ее лидера Степана Бандеры, виновных в массовых убийствах поляков в 1942—1945 годах на Волыни».

При этом, несмотря на многочисленные противоречия с самими поляками в области толкования исторических событий ХХ века, российские медиа делают вид, что не понимают, насколько противоречивы факты, на которых строят сейчас свои национальные мифы как польские, так и украинские националисты.

Степан Бандера в этих мифах — лакмусовая бумажка, поскольку как раз в контексте отношений этих двух народов (а сегодня и двух стран), он выступает более чем спорной фигурой. Например, в советской историографии с Бандерой все было ясно — он был террористом и украинским националистом, пособником немецких национал-социалистов. Для многих, но не всех, украинских националистов он был одним из символов борьбы за независимость любой ценой. Поляков же его взаимоотношения с нацистами практически не интересуют. Они не задаются вопросом, был он их пособником или наоборот — противником, боровшимся за создание независимого украинского государства. Для них Степан Бандера — один из вдохновителей украинского терроризма на территории бывшей Западноукраинской народной республики, включенной в результате недолгого военного конфликта в состав Польши.

При режиме Йозефа Пилсудского и его преемников Бандера был одним из активнейших борцов за право украинцев говорить и писать на родном языке. А равно и террористом, которого осуждали многие соотечественники. Кстати, в 30-е годы ХХ века Польша, борясь против деятельности радикальных украинских националистов, даже поднимала в Лиге наций вопрос терроризма и требовала запрета на предоставление террористам политического убежища. В итоге Бандера был приговорен к смерти за организацию покушения на министра внутренних дел Польши, а затем, когда смертную казнь заменили на пожизненное заключение, получил еще шесть пожизненных сроков. И освободило его из тюрьмы в 1939 году только прекращение существования польского государства в результате начала Второй мировой войны.

Так что понятно, что у Польши к Бандере и его соратникам претензий немало. Но поскольку все они привязаны к польско-украинскому историческому противостоянию, а не к его сотрудничеству с нацистами, то лежат эти претензии вне общеевропейского контекста. Польша вообще сейчас в целом выходит все дальше за рамки общей исторической повестки ЕС. В своем интервью тот же Ващиковский не случайно упомянул, что польские власти с Украиной не хотят повторить ошибок, допущенных ими в отношении Германии и Литвы, с которыми при вступлении в ЕС не была решена проблема «польского меньшинства».

В Варшаве, похоже, многие и правда верят, что когда поляков принимали в Евросоюз, они могли ставить условия давно уже находящейся там Германии или запрещать другим европейским странам принимать в состав «большой Европы» Литву. В любом случае, эти вопросы правящей сейчас в Польше партии Ярослава Качиньского «Право и справедливость» уже не пересмотреть, так что она пытается отыграться на Украине.

В свою очередь политики в Киеве в своих ответах на претензии поляков демонстрируют, что там заметно лучше понимают сегодня общеевропейский контекст. «Пройдет много времени, очевидно, поменяется еще не один Ващиковский, и ситуация будет меняться», — так прокомментировал заявление главы польского МИД украинский дипломат Маркиян Лубкивский.

Так что украинцы прекрасно понимают, что нынешняя Польша — вовсе не выразитель мнения Европейского Союза, а один из его наиболее жестких внутренних критиков. И претензии со стороны Варшавы в глазах многих европейских политиков, не готовых разбираться в тонкостях польско-украинских исторических противоречий, скорее, даже позитивная рекомендация. Уж больно современная Польша надоела большинству европейских политиков своей истерической критикой и желанием подчинить брюссельскую повестку своим внутриполитическим спорам. Дело доходило даже до попыток сместить с поста председателя Евросовета «неугодного» поляка Дональда Туска.

Иван Преображенский