Ядерные боеголовки ограничат в передвижении

Ядерные боеголовки ограничат в передвижении

Хотя главные «атомные» державы не подписали договор о запрещении оружия Судного дня, эксплуатировать его им станет менее удобно.


Ядерный апокалипсис, возможно, немного отодвинется. © СС0 Public Domain

В ООН завершилась длительная эпопея по подготовке, обсуждению и принятию Договора о запрещении ядерного оружия. Международное соглашение запрещает разработку, испытание, хранение, приобретение, транспортировку и использование ядерного оружия. Событие вполне эпохальное. Однако на фоне гамбургского саммита «двадцатки» оно прошло практически не замеченным мировыми средствами массовой информации и политиками. Впрочем, этому есть и другое объяснение: по сути, в историческом международном форуме не принимали участие главные виновники «торжества» — девять ядерных государств, против которых в первую очередь и направлен документ.

Для понимания процесса — немного из политического анамнеза. В конце прошлого года после рассмотрения документа так называемой «открытой рабочей группы» Генассамблея ООН одобрила решение о проведении конференции для «согласования юридически обязывающего документа о запрете ядерного оружия, который привел бы к полной ликвидации этого оружия». Тогда против него голосовали четыре из пяти «официальных» ядерных держав (Россия, Соединенное Королевство, США и Франция), а также Израиль. Китай и Индия воздержались. Северная Корея, досаждающая уже несколько десятилетий своими ядерными испытаниями, не участвовала в голосовании. Япония тоже не нажимала на кнопку, что наводит на вполне определенные размышления. Хотя Китай и Индия при голосовании о проведении такой конференции ООН воздержались, что давало хрупкую надежду, все же от участия в ней эти ядерные государства также отказались.

В марте и мае сего года прошло два раунда конференции ООН по обсуждению положений проекта Договора о запрещении ядерного оружия. В международном форуме принимали участие более 115 государств, а также свыше 220 представителей неправительственных организаций. Уже тогда о своем неучастии в конференции по запрету ядерного оружия кроме девяти ядерных государств объявили более 40 стран, не владеющих им. В основном, это государства ЕС, входящие в НАТО, а также Япония и некоторые другие.

Главным вопросом на протяжении всех дебатов о новом Договоре о запрещении ядерного оружия был, несомненно, вопрос о том, каким образом инициировавшие его принятие неядерные государства смогут заставить владеющих им отказаться от мощного оружия массового поражения, дающего колоссальные преимущества в защите собственного суверенитета и безопасности. Главной идеей для решения этой (в общем-то, нерешаемой без участия самих ядерных государств проблемы) стал вопрос о внесении в Договор запрета на инвестиции в компании, производящие ядерное оружие. То есть эксперты доказывали, что такие вложения представляют собой форму помощи в производстве этого ОМУ, а без финансовых вливаний остановится и технологический процесс.

Поэтому, по мнению участников переговорного процесса, именно запрет на финансирование для создания, владения, приобретения и использования ядерного оружия и стал бы той волшебной палочкой, которая способна повлиять на ядерные страны. «Помощь любому, кто может производить, иметь, получать или использовать ядерное оружие любым способом, — указывалось в подготовительных ооновских документах, — будет противоречить целям договора о запрещении ядерных вооружений…»

Независимые эксперты считают, что инвестиции, которые идут в «ядерный» сектор экономики, вовсе не являются нейтральными. Банк не инвестирует в производителя оружия только потому, что зачастую эти компании делают еще и тостеры. Банки и другие финансовые учреждения хорошо знают, куда и на что идут их деньги. Значит, своими инвестициями они «демонстрируют молчаливое одобрение их деятельности» и «не всегда раскрывают связи с ядерной промышленностью».

Как отмечалось в ооновских документах, именно финансовые учреждения оказывают решающую и необходимую поддержку «ядерным» компаниям, чтобы они могли выполнять свои проекты. Большинство ядерных государств полагаются на частные компании для производства, технического обслуживания и модернизации своего «оружия Судного дня». Из открытой документации следует, что частные компании участвуют в производстве ядерных арсеналов во Франции, Индии, Израиле, Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах Америки. Финансовые учреждения, инвестируя в компании, связанные с производством ядерного оружия, обеспечивают его производство, испытания и модернизацию. Исследования показывают, что в период с января 2013 г. по август 2016-го по меньшей мере 390 финансовых институтов со всего мира инвестировали 498 млрд долларов в 27 частных компаний, задействованных в ядерных арсеналах Франции, Индии, Израиля, Великобритании и США.

Логика участников Конференции, предложивших внести в Договор подобный запрет для создания барьеров ядерным странам, вполне понятна. Однако это радикальное предложение не получило необходимой поддержки большинства стран даже и в стенах откровенно антиядерного форума. Притом что подобный международный запрет действует в отношении, например, кассетных боеприпасов. Похожий механизм заложен и в Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма. Она основана на идее, что финансирование является важнейшей формой помощи террористическим группам и поэтому должно быть запрещено. В случае если бы эта норма закона была одобрена для Договора о запрещении ядерного оружия, это могло бы негативно повлиять и на работу отечественного «Росатома».

Интересна и еще одна статья документа, которая может поставить в сложное положение даже те страны, которые принимали активное участие в его разработке и принятии. Согласно Договору, государства-члены обязуются не разрабатывать и не приобретать ядерное оружие или владеть им, передавать, получать или контролировать его; а также помогать и получать помощь в деятельности, нарушающей Договор. Важно, что государства также обязуются на своей территории или в пределах своей юрисдикции не размещать, не развертывать ядерное оружие и не проводить ядерные испытания. Так вот Маршалловы острова, которые некоторое время назад подавали даже международный иск против ядерных государств (на их территории США в свое время проводили испытания), до сих пор сдают Вашингтону в аренду одиннадцать островов атолла Кваджалейн. Именно для испытаний там баллистических ракет, включая и их типы исключительно с ядерными боеголовками. Аренда заключена до 2066 года. Выходит, руководство Маршалловых островов наступило на горло собственной «песне»: ратифицировав Договор, ему придется расторгнуть аренду.

Вызовет нервозность участников процесса и еще одна норма закона — запрет на размещение ядерного оружия в юрисдикции неядерных государств. Здесь специалисты видят проблему, прежде всего, в транзите. Самый яркий пример — Новая Зеландия. После того как в 1987 году она приняла закон, запрещающий на ее территории ядерное оружие, ВМФ США, не оповещающий, есть ли на его кораблях ядерные боеголовки, не заходил в территориальные воды страны. Эксперты отмечают, что теперь это может коснуться и судов остальных ядерных государств. Относительно России — опасения теперь может вызывать заход отечественных подводных лодок на базу Камрань, что во Вьетнаме, проголосовавшем за принятие Договора. Впрочем, впереди еще его ратификация (или отказ от нее) в парламенте.

В общем, юридически обязывающий документ о запрете ядерного оружия поддержали 122 государства, против высказались Нидерланды, воздержался Сингапур. В заключительных положениях Договора говорится, что он будет открыт для подписания 20 сентября 2017 года. И вступает в силу через 90 дней после сдачи на хранение пятидесятой ратификационной грамоты или документа о принятии, утверждении или присоединении. Однако надежды на присоединение к Договору ядерных государств остаются нулевыми. Ядерное оружие вне закона, но все еще может выстрелить.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Сенатор-республиканец: Россия пытается помешать модернизации ядерных сил США