Кому нужен «развитой путинизм»

В условиях застоя идеологам уже не в первый раз приходится заниматься разработкой образа «светлого будущего».


Путин пойдет по пути Брежнева? © Коллаж ИА «Росбалт»

Когда у страны есть понятное людям будущее, политтехнологам ничего не надо на этот счет сочинять. Но если даже завтрашний день в тумане, возникает идея разработать «образ будущего» и рассказать о нем населению — чтобы оно не сильно впадало в пессимизм от настоящего. Именно этим, как сообщили на днях «Ведомости», сейчас занимаются в кремлевской администрации. Правда, не слишком успешно, поскольку сменилось уже несколько «разработчиков будущего», а воз и ныне там.

Задача, прямо скажем, не нова. Первый классический застойный период в истории России — эпоха Николая I, никак не решавшегося на отмену крепостного права, — породил известную фразу шефа жандармов Александра Бенкендорфа: «Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение».

И впрямь, после трагической революции 1917 года будущее нашей страны оказалось столь страшным, что никто из людей XIX века не мог себе такого представить. Лучшим, чем Бенкендорф, пророком оказался его современник диссидент Петр Чаадаев, грустно констатировавший, что наш народ «существует лишь для того, чтобы преподать великий урок миру», но «кто знает день, когда мы найдем себя среди человечества, и кто исчислит бедствия, которые мы испытаем до свершения наших судеб?»

Впрочем, Бенкендорф только разминался при изображении «образа будущего». Массовая пропаганда в те времена не требовалась. По-настоящему данной проблемой озаботились лишь идеологи брежневской эпохи, поскольку при Леониде Ильиче, как и при Николае Павловиче, страна находилась в застое, но при этом народ был образован, прочитал массу книжек про светлый рай обещанного ему коммунизма и ждал, когда же начнут блага давать по потребностям.

С коммунизмом, правда, дело не задалось. Особенно неудачно вышло, что при Хрущеве в очередной программе КПСС людям пообещали создать материально-техническую базу коммунизма к 1980-м. И когда стало ясно, что годы эти уже не за горами, а нет у нас ни коммунизма, ни даже его материально-технической базы, понадобилось придумать что-то духоподъемное, дабы народ не отчаивался.

Именно с этой целью появилась тогда изрядно подзабытая ныне концепция развитого социализма, пропагандировавшаяся несколько лет чуть ли не из каждого утюга. Брежневские идеологи не стали рисовать иной образ будущего, поскольку светлее коммунистической халявы с раздачей всех благ по потребностям все равно ничего нельзя было придумать. Поэтому они просто заявили, что мы, оказывается, не стоим на месте, а последовательно продвигаемся вперед, и вот уже прошли путь от социализма к развитому социализму, за которым точно коммунизм когда-нибудь последует.

Народ, правда, в коммунизм верить перестал, а социализм сталинско-хрущевских времен логично окрестил недоразвитым. Похоже, совершенствование коммунистической теории не нужно было на деле никому, кроме партийных идеологов, зарабатывавших себе на хлеб с черной икрой подобной схоластикой.

Прагматичный Юрий Андропов совершенствовал работу КГБ так, чтобы никому за пределами собственной кухни не пришло в голову сомневаться в успехах коммунистического строительства. А быстро стареющий Леонид Брежнев боролся за мир и жил по принципу «лишь бы не было войны» — при разрядке международной напряженности, мол, коммунистическое будущее уж как-нибудь само образуется.

Сегодня с разработкой образа будущего — похожая история. В то, что Россия развивается, верят лишь мало размышляющие или сильно идеологизированные граждане. Экономический застой, в который мы погрузились после кризиса 2008—2009 годов, наводит на грустные мысли о «светлых» перспективах каждого человека, который всерьез пытается понять происходящее.

Малые плоды большой кампании по импортозамещению, сохраняющееся при скромном росте ВВП падение реальных доходов и другие экономические показатели свидетельствуют, что великолепное будущее ждет лишь избранных, которые и сейчас живут припеваючи. Да и среди них, как показывает история с экс-олигархом Владимиром Евтушенковым, не каждому удастся сохранить нажитое непосильным трудом имущество. По мере исчерпания нефтяной ренты «творцы светлого будущего» из кремлевской верхушки станут все чаще залезать в карманы тех, кто пассивно ждет позитивных перемен.

На этом фоне Владимир Путин в начале сентября обгонит Брежнева по продолжительности реального пребывания во главе страны. И, вероятно, даже Сталина потом перегонит, несмотря на экономический застой. Будущее России все чаще ассоциируется со словом «дряхление», и с точки зрения идеологов сложившуюся грустную тенденцию следует переломить. Нужно разработать какую-нибудь концепцию «развитого путинизма», чтобы изобразить, будто мы все же движемся вперед.

Сам Путин, как ранее Брежнев, к подобным идеологическим кульбитам остается равнодушен. Хотите — разрабатывайте. Денег не жалко. Еще из трубы возьмем. Но для того, чтобы ни у кого не было сомнений в светлом будущем, на самом деле существуют Росгвардия, ФСБ, ЦИК и TV. Попеременно включая каждый из этих механизмов, можно обгонять по продолжительности правления и Сталина, и Николая I, и даже матушку Екатерину, своевременно осознавшую, что присоединение Крыма гораздо лучше способствует продолжительности правления в России, чем отмена рабства, о необходимости которого твердили ей всякие просветители.

И еще один важный момент делает работу над образом будущего не слишком перспективной. Творцы концепции развитого социализма (так же как в свое время Бенкендорф) предполагали жить не за границей, а в нашей стране, и лично были заинтересованы в ее процветании. Но сегодня сложилась совершенно иная ситуация. С Россией свое будущее связывают лишь те высокопоставленные лица, которые попали под санкции и не могут уехать на Запад. В целом их доля по отношению к общей массе «господствующего класса» крайне мала.

Остальные же его представители энергично обеспечивают себя распилом нефтяной ренты, чтобы в старости жить в благоустроенном мире, куда многие уже перебрались.

Более того, даже «ястребы», находящиеся в черных списках, не сильно заинтересованы в перспективах России, поскольку их дети (которые, как известно, за отцов не отвечают) запросто могут на Запад упорхнуть, даже не дожив до пенсионного возраста. Во-первых, для этого есть папины деньги. А во-вторых, золотая молодежь у нас часто устраивается на столь доходные посты, что уже годам к тридцати имеет состояние, вполне достаточное для безбедной «пенсии».

В общем, наша страна для этой публики сейчас — не более чем поле дикой охоты. О судьбах родины эти люди не думают. Поэтому концепция «развитого путинизма», ведущего в «прекрасное далеко» (слова из песни эпохи развитого социализма), если и будет разработана к выборам 2018-го, то скоро исчезнет из памяти населения. Как, собственно, исчезли уже некоторые «шедевры» прошлых предвыборных кампаний: «план Путина» (2007—2008 годы) и серия статей о развитии страны, якобы написанная самим Владимиром Владимировичем (2012 год).

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Дмитрий Травин. Запасы кончились, штаны пообносились

Эксперты ВШЭ зафиксировали сокращение реального размера пенсий в России