Плавучая АЭС или «плавучий Чернобыль»?

Плавучая АЭС или «плавучий Чернобыль»?

Петербуржцам при поддержке экологов удалось отбиться от опасного эксперимента по загрузке ядерного топлива и запуску реакторов в центре города.


© sevmash.ru

На днях экологическая общественность России потерпела редкую удачу в борьбе с планами «Росатома» запустить первую так называемую плавучую АЭС едва не в центре Санкт-Петербурга. Как стало известно, атомщики объявили, что  загрузка ядерного топлива в реакторы плавучего атомного энергоблока и их пуск состоятся не на Балтийском заводе в Петербурге, а в Мурманске — на базе «Росатомфлота». Блок  будет достроен в культурной столице и доставлен  на российский Север без топлива на борту.

Инициатором требования к «Росатому» выступила  НПО  «Гринпис», собравшая под петицией более одиннадцати тысяч подписей горожан.  Экологи требовали, чтобы  атомщики отказались от опасной идеи загрузки ядерного топлива и запуска реакторов плавучей АЭС в центре пятимиллионного города. (Вспомнилось, как отец приснопамятного реактора чернобыльского типа РБМК-1000 академик Александров уверял Брежнева: реактор настолько безопасен, что его можно строить даже на Красной площади. Чем кончилось — известно.) Впрочем, изменить решение атомщиков подвигли не только горожане, но и обеспокоенные   экспериментом правительства сопредельных стран.

Справедливости ради надо сказать, что плавучие АЭС все же имеют некоторые плюсы. К  их несомненным преимуществам  можно отнести  мобильность — они  могут быть заякорены в любом прибрежном районе, , а также давать не только электричество, но и  тепло,  превращать  морскую воду в пресную. Плавучие АЭС, утверждают атомщики,  могут эксплуатироваться без перезагрузки топлива в течение 12-15 лет. Правда, на этом «халва» и заканчивается.

Как оказалось, росатомовское ноу-хау — все же не первой, так сказать, свежести. Идея создания атомной станции на приколе впервые возникала в США  еще около пятидесяти лет назад.  А в 1961 г. американская компания Offshore Power Systems  начала строительство плавучей АЭС под названием  Sturgis с мощностью 45 МВт.  К началу 1980-х  в США планировалось построить восемь подобных ПАТЭС общей мощностью 1150 МВт. Но в 1976 г. первая и единственная из построенных американская плавучая АЭС была выведена из эксплуатации. Причин тому было две -  соображения безопасности и абсолютная экономическая неэффективность. Свою роль сыграли  также протесты не только общественности, но и  властей прибрежных штатов — их не вдохновила возможность иметь у себя на якоре подобное атомное электрочудо. И 180 миллионов долларов, вложенных в американский проект плавучих АЭС, ушли коту под хвост.

Однако  идея  упала на благодатную почву — единственный в мире советский флот атомных ледоколов  вполне мог таким образом решить в СССР проблему отслуживших судовых реакторов, которые надо было куда-то девать. То же самое касалось и атомных субмарин.   Но тогда «планов громадью» помешал   распад СССР. Правда, не прошло и три года, как  ядерное ведомство  все же одобрило первый российский технический проект плавучего энергоблока с ядерными реакторами для теплоэлектростанции небольшой мощности. И еще 15 лет  назад  «Росатом» заявлял о строительстве до 2016 года флотилии из семи плавающих электростанций. Это  — ПАТЭС малой мощности в Северодвинске, на Таймыре — в Дудинке, на Чукотке — в Певеке, на Камчатке — в Вилючинске, а также в Якутии и Красноярском крае.

Однако до сих пор «угрозы» атомщиков осчастливить граждан России приводненными АЭС — маленькими «плавучими Чернобылями», как их окрестили в народе, — остаются на бумаге.  Хотя первый энергоблок был спущен на воду в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе еще летом 2010 года. Прошлой осенью началось строительство береговой инфраструктуры ПАТЭС в Певеке на Чукотке. В сентябре 2019 г. атомщики планируют приступить к установке энергоблока, начать испытания АЭС, и затем ввести ее в эксплуатацию.

При этом следует отметить, что проект строительства первой ПАТЭС в Приморье, о котором с помпой объявили в 2010 году, был благополучно «торпедирован» общественностью. Жители Архангельской области и  Северодвинска выступили против, расценив его как полигон для испытаний новых атомных технологий.  Городской общественный экологический совет   Северодвинска провел пикеты и театрализованное действие под лозунгами:  «Мы не подопытные кролики» и «Если у вас не было Чернобыля, тогда мы плывем к вам. Ваша ПАТЭС».

Тогда  же с открытым письмом к властям обратилась архангельская региональная  экологическая организация «Этас». В нем, в частности говорилось: «…Поморье стало площадкой реализации нового опасного эксперимента — плавучих АЭС, отбрасывающего нас к дочернобыльской эре бездумного распихивания ядерных объектов повсюду и везде. Люди, для которых ядерная отрава — их хлеб, толкают нас в это прошлое. Мы призываем администрацию области отказаться от планов строительства объектов атомной энергетики на нашей земле. Мы призываем депутатов защитить нас и нашу землю от угрозы повторения новых Чернобылей. Мы просим средства массовой информации не скрывать от общества правду о ядерной отрасли». «Постановка производства ПАЭС „на поток“ неизбежно приведет к заваливанию в недалеком будущем нашего региона ядерными отходами», — это уже из письма  Путину. После того, как Поморье восстало против сомнительной «инновации», атомщики сменили прописку первой ПАТЭС, взяв под прицел Чукотку.

О возможных негативных сценариях после внедрения ПАТЭК свидетельствует длинный список известных аварий и инцидентов, связанных с плавучими реакторами (и не только российскими). На сегодняшний день из сообщений прессы известно о не менее ста таких инцидентах и катастрофах  — от утечек  до расплавления активных зон и взрывов. В этом же ряду и ядерная авария на  прославленном ледоколе «Ленин», случившаяся в конце 1960-х годов. Тогда в результате расплавления судового реактора погибли около 30 человек, остальные получили  лучевую болезнь. Одна из самых  известных аварий  — взрыв реактора подводной лодки  в 1985 г. на Дальнем Востоке (бухта Чажма). Тогда во время перезарядки реакторов подводной лодки   погибли десять человек, сотни людей были облучены, шлейф загрязнения составил около 5,5 километра, радионуклиды регистрировались в 30 км от места выброса.

«К обычному списку факторов риска аварий, — говорят в „Гринписе“, —  добавляются опасные природные явления (землетрясения, цунами), морское пиратство и терроризм. В случае захвата ПАТЭС в руки преступников попадет значительное количество высокообогащенного урана (ВОУ), и они получают шанс для ядерного шантажа».

Кроме проблем с безопасностью плавучих АЭС, эксперты отмечают и запредельную стоимость такого способа выработки электроэнергии. (Из-за этого, в частности, от них отказались в США.) В случае с  неудавшимся проектом в Поморье, одним из решающих для местных властей стало, видимо, и такое заключение специалистов: «Расчеты показывают экономическую нецелесообразность сооружения ПАТЭС в Двинском заливе у г. Северодвинска, в связи с тем, что высокие тарифы за электроэнергию и тепло будут абсолютно неприемлемы для ГУП ПО „Севмашпредприятие“ и городского коммунального хозяйства из-за отсутствия перспектив платежеспособного спроса на электрическую и тепловую энергию станции».  Но об этом атомщики конечно помалкивают.

Важно также, что  проекты ПАТЭС не предусматривают в смете   колоссальные расходы, связанные впоследствии с демонтажем станции и захоронением отходов. В свое время бывший глава «Росатома» Сергей Кириенко на встрече с экологами на Кольской  АЭС  (в конце 2006 г.) честно сознавался: «Если бы мы сейчас платили за отходы и за разборку атомных станций, то атомная энергия была бы очень дорогой, и пришлось бы атомные станции закрыть». А так она, значит, дешевле?

В стоимость ПАТЭС должна входить и  физическая защита при их эксплуатации и  транспортировке к месту, прибрежные гидротехнические сооружения, где она будет базироваться  и т. д.  Все это выливается, по расчетам экспертов, в  10% от  стоимости всей станции. Видимо, это финансовое бремя  ляжет на и без того скудные местные бюджеты городов и весей,  у которых будут «заякорены»  ПАЭС. А о такой мелочи, как расходы на обеспечение радиационной безопасности этих самых портов прописки ПАТЭС — водных акваторий  и жителей, — вряд ли кто-то  и вспоминает.

В новом ядерном проекте российских атомщиков есть еще один весьма важный аспект — международный. По их словам, к российским ПАТЭС   после объявления в 2010 году о первом проекте был проявлен интерес со стороны 12 стран, в их числе — Малайзия, Индонезия, а также Южная Корея. Правда, на сегодняшний день в активе, по некоторым сведениям, осталась только республика Кабо-Верде (Острова Зеленого Мыса) — проект пока на стадии консультаций.

Как отмечают эксперты из «Гринпис», в связи с международным размахом внедрения  российских ПАТЭС, «строительство плавучих атомных электростанций позволит обойти ограничения в сфере нераспространения ядерных технологий, которые существуют в ряде стран». Ведь предполагается, что на плавучих станциях будут установлены реакторы типа КЛТ- 40С, работающие на высокообогащенном уране. «Только в одном реакторе ПАТЭС содержится расщепляющийся материал, достаточный для создания многих десятков атомных бомб», — говорят специалисты.

По их мнению, возможные контракты на поставки плавучих АЭС за рубеж должны учитывать требования физической защиты объектов атомной энергии. «Известно, как сложно (если вообще возможно) защищать крупное судно от нападения извне. Физическая защита станции потребует содержать значительную военизированную охрану, то есть — предусматривать участие военно-морских сил России. Но даже и при этом практически невозможно обеспечить абсолютную защиту станции со стороны ее подводной части от торпедного удара или от подводных диверсантов, а на поверхности — от ракетно-бомбового удара», — считают экологи.

Алла Ярошинская

 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Медведев заявил о заморозке ряда арктических проектов

HBO покажет сериал о взрыве в Чернобыле

«Росатом» отказался от запуска ядерного реактора в центре Петербурга