О предвыборной мистике и символах

О предвыборной мистике и символах

Крымское турне Владимира Путина свидетельствует о его намерении вновь баллотироваться на пост главы российского государства.


Президент выступил с посланием в адрес десятка социальных и профессиональных групп, не входящих в его базовый электорат. © Фото kremlin.ru

Соображения безопасности не позволили президенту России заранее анонсировать свой визит в Севастополь и Крым — два региона, присоединенные к РФ в 2014 году. Но так для главы государства получилось даже лучше. Откровенно предвыборная поездка оказалась для многих неожиданностью и не стала всего лишь обычным проходным событием. Если другие его поездки в российские регионы, где в сентябре пройдут губернаторские выборы, были, по большому счету, важны только для конкретных субъектов Федерации, то «крымская гастроль» главы государства выросла до размеров общероссийского события.

Судя по тому, как проходил этот визит Путина, драматургия его в основном принадлежала первому замглавы администрации президента Сергею Кириенко. Например, именно его команда, как говорят, старательно отдаляла от президента байкеров из клуба «Ночные волки». Недавно они не сумели получить президентский грант. Вот и в Крыму, несмотря на призывы лидера группировки по прозвищу Хирург, Путин на шоу «волков» не поехал, а только сердечно поприветствовал специально к нему на показ доставленных «пророссийских» иноземцев.

Зато Кириенко лично готов был на второй день визита ждать президента в течение почти восьми часов вместе с подростками в лагере «Таврида». И там, если не считать этого опоздания, сбоев не было. Как не было их накануне во время общения с «деятелями культуры», встречи с исполняющим обязанности севастопольского губернатора, возложения цветов к мемориалу защитникам Севастополя, похода в оперу и поездки на джазовый фестиваль в Коктебеле.

Фактически можно сказать, что во время своей поездки в Крым Владимир Путин последовательно и целенаправленно обрабатывал небольшие, но потенциально важные для выборов социальные группы, не входящие в состав его базового электората, сформированного из пенсионеров, женщин среднего возраста и «бюджетников». Президент за два дня охватил с десяток таких социальных и профессиональных групп: это и школьники с их родителями, и студенты с учеными, и художники с актерами, и музейные работники, и байкеры, и военные пенсионеры, и моряки, и музыканты.

Отдельной драматургии потребовала религиозная тема, и тут постановщиком, судя по всему, выступил уже не Сергей Кириенко, а епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), которого пресса неоднократно представляла как духовника главы государства. Вряд ли священнослужитель мог забыть о том, что глава государства прибывает в Севастополь в канун Преображения Господня, и продолжает свой визит в сам праздник, символизирующий приход в наш мир Спасителя. И это не говоря о том, что случайная или специальная оговорка Путина о Херсонесе как «российской Мекке» также подняла религиозную тему. Правда, по аналогии не со спасителем, а с пророком.

В комплексе можно сказать, что поездка Путина в Крым стала не только политическим, но и религиозным посланием. Так что в копилку «обработанных» за двухдневный тур смело можно добавлять и верующих.

Наконец, последнее измерение вояжа Путина — историко-символическое. Планируя поездку, президент России не мог не помнить, что он едет в Крым в годовщину попытки госпереворота в СССР. Как раз 18 августа 1991 года Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) объявил об отстранении от власти президента Советского Союза Михаила Горбачева, изолированного накануне на его крымской даче в поселке Форос.

Какие ассоциации предполагал вызвать Владимир Путин, поехав в Крым именно в эти дни? Об этом нетрудно догадаться по его многочисленным высказываниям о событиях той поры. «Величайшая геополитическая катастрофа ХХ века» — это ведь именно им сказано про распад СССР. Да и Горбачев, допустивший это, явно не относится к любимым историческим персонажам российского президента.

Это вряд ли случайное совпадение явно призвано было продемонстрировать российскому правящему классу накануне очередных выборов, что Путин — не Горбачев. И его мнение было, есть и останется решающим. Что бы там ни думали о себе его бывшие и действующие соратники.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Макаркин: От запроса на перемены, до протестных настроений недалеко