Доходы — в офшор, отходы — в Россию

Президентский Совет по правам человека после изучения ситуации вокруг проекта строительства Томинского ГОКа потребовал исключить его из Стратегии развития цветной металлургии.


Экологи говорят об опасности загрязнения питающего Челябинск и окрестные поселения Шершневского водохранилища. © FreeImages.com Content License

Простые граждане должны страдать (умирать) за барыши богатых. Приблизительно так на сегодняшний день выглядит схема жизни вокруг новой «звезды пленительного счастья» во глубине уральских руд — горно-обогатительного комбината «Томинский», который уже в следующем году собирается запустить «Русская медная компания». Компания экспортирует 90% добываемой меди, а ее производства расположены в Свердловской, Челябинской, Оренбургской, Новгородской областях и Казахстане.

Как обещает руководство, на ГОКе будет добываться до 28 млн тонн медной руды в год и более 500 тысяч тонн медного концентрата. В комплекс промышленных объектов будут входить два открытых карьера глубиной около 540 метров (Томинский) и 350 метров (Калиновский) общей площадью почти 4000 гектаров. А также обогатительная фабрика с хвостохранилищем (открытое хранилище отходов) площадью 800 гектаров и дамбой обвалования почти стометровой высоты. Еще — гидрометаллургическое производство с цехами кучного выщелачивания и переработки растворов, технологическими прудами, склады серной кислоты и ГСМ, рудные отвалы и т. д.

Замечательно, что все это рачительные хозяева планируют разместить в десятке километров от города-миллионника Челябинска (мало, видимо, местным жителям объединения «Маяк», загадившего пол-Урала своими радиоактивными авариями и отходами производства). Кроме того, до Шершневского водохранилища, из которого поится полтора миллиона человек, тоже десять километров. А до деревни Коркино и ближайших населенных пунктов Сосновского района (поселки Шумаки, Дубровка и другие) расстояние не составит и двух километров. Ну, а Томино с населением в 122 человека и вовсе в 270 метрах от новой стройки века.  

Откуда дровишки? То есть, как такое стало возможным — буквально на головах миллионов людей возводить относящееся к первому классу опасности производство, сулящее его владельцам выгоду, а челябинцам — проблемы со здоровьем и разрушенную экологию? При дотошном рассмотрении сего калейдоскопа борьбы за презренный металл история оказалась простой, как революционная песня. Отмашку для выхода на «рулежную» полосу Томинского ГОКа еще в начале ноября 2015 г. дал глава Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Артем Сидоров. Он подписал приказ об утверждении положительного решения экспертной комиссии по проекту его строительства.  

А уже затем барьер, который взяла в чиновничьих кабинетах «медная» компания, освятил и сам министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Событие случилось 11 июля 2017 г. в Екатеринбурге на выставке «Иннопром-2017». Церемония старта Томинского ГОКа прошла на стенде «Медный дом РМК». Первую руду компания планирует добыть уже в следующем году. Томинский ГОК был назван объектом федерального значения, и правительство РФ объявило его среди приоритетов для экономики страны. Горно-обогатительный комбинат стал даже одним из предприятий, включенных в стратегию развития металлургии России до 2020 г.   

Однако это «ура» раскатывается только на правительственной сцене. А за кулисами — народное возмущение: пикеты, митинги, собрания, петиции. Полторы тысячи рабочих мест, обещанные РМК местным, посулы о золотом налоговом дожде несравнимы с той ценой, которую придется заплатить уральцам своим здоровьем за чужой бизнес. И они это хорошо понимают.

Как отмечает в своем обращении к российским властям НПО «Эко-согласие», ежегодно из недр вместе с 28 млн тонн руды «будет выниматься на поверхность 840 тонн мышьяка, 280 тонн кадмия, 3800 тонн хрома, 560 тонн свинца, 1400 тонн сурьмы». Калькуляцию для общественности сделала местный химик с большим стажем Надежда Вертяховская на основании данных самой компании о процентном химическом составе руды. Кроме того, сообщают экологи, «по расчетам Национального кадастра по ртути, попутно будет извлекаться ртути в количестве около шести грамм на тонну руды». Мышьяк, свинец, кадмий, ртуть — вещества первого класса опасности — пойдут в отвалы и в открытое хвостохранилище, станут опылять также и воздух.

Как сказал журналистам председатель экодвижения «За природу» Андрей Талевлин, «есть опасность загрязнения посредством подземных вод Шершневского водохранилища (…). То, что место РМК выбрало идеальное в плане развитой социальной сферы, нет сомнений. Томино — готовое поселение, есть все коммуникации, очень удобно. Осталось вырыть яму размером больше Коркинского разреза и устроить там горную добычу. А то, что люди будут дышать пылью и испарениями, — никого не волнует. Хвостохранилище, которое предполагает проект ГОКа, — ничто иное как водоем огромного размера с жидкими отходами — в три раза больше, чем Шершни!» Замечу: это водохранилище — единственный безальтернативный источник питьевой воды для Челябинска и окружающих его поселений.

По мнению главы «Центра инновационных решений» Артура Андреева, высказанному в газете «Челябинск сегодня», «минусов будет гораздо больше. Там будет находиться несколько десятков тонн серной кислоты. Есть риски утечки, аварии. Непонятно, что там будет происходить с подземными водами. Будет ли эффективна чаша, которая будет отсекать вредные вещества в хвостохранилищах от подземных вод. Никто не отменял случаев природных катастроф: ураганов или сдвигов земной коры».  

Но и это еще не все. Для освобождения территории под строительство Томинского ГОКа предполагается вырубка леса почти на 3000 гектарах вблизи Челябинска. Эти леса считаются «легкими» не только большого города, но и сопутствующих ему десятков поселений.

История с настойчивым «внедрением» опасного производства создала на Южном Урале серьезный очаг социального напряжения и протестных настроений. За последние два года к народному движению «Стоп ГОК!» присоединились тысячи. В Челябинске и поселках прошли десятки митингов и пикетов. Активисты собрали около 120 000 электронных подписей и более 160 000 на бумажных носителях, которые направили президенту. Это более 10% от взрослого населения Челябинской области. Не считая тысяч индивидуальных обращений. Но все они по давней советской традиции возвращаются местным чиновникам. Это притом что экологический аудит проекта, официально выполненный специалистами Уральского государственного горного университета, подтвердил многие опасения жителей.

Согласно результатам опроса ВЦИОМ, проведенного в феврале—марте 2016 г., против строительства Томинского ГОКа выступало 73% жителей Челябинска и 68% — Коркинского района. Опросы общественного мнения, проведенные органами местного самоуправления, показали: против реализации проекта 99% жителей Полетаевского и 98% — Вознесенского поселения Сосновского района. Более того, жители Челябинска, Сосновского и Коркинского районов шесть раз пытались инициировать местный референдум, однако инициативные группы не были даже зарегистрированы. И в то же время на публичные слушания жителей фактически не допускали сотрудники частной охраны из «РМК-безопасность».

В конце июня с. г. в Кремле, наконец, отреагировали на петиции трехсот тысяч человек (после прямой линии с президентом). В Челябинске высадился десант президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Результатом обсуждения проблемы с населением и инициативными группами граждан стал, в частности, народный «Перечень требований к проекту строительства Томинского ГОКа», зафиксированный в рекомендациях Совета органам власти. Народ потребовал «отказаться от положительного заключения государственной экологической экспертизы по хвостохранилищу и горнотранспортной части проекта» — согласно результатам аудита этой самой экспертизы специалистами из Уральского государственного горного университета.

Как указывается в официальном документе Совета, «АО „Томинский ГОК“ фактически препятствует проведению общественной экологической экспертизы, отказывая в предоставлении проектной документации, несмотря на решения судов различных инстанций (…), включая Верховный суд РФ». (Оказывается, уже и суд высшей инстанции для иных в России ничего не значит.) Важнейшая деталь: после проведения государственных экологических экспертиз и утверждения их положительных заключений в проектную документацию на строительство Томинского ГОКа были внесены изменения, отражающие предложения экспертов. Как указывает президентский Совет, в таком случае «в соответствии с п. 5 ст. 18 федерального закона от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ „Об экологической экспертизе“, положительное заключение государственной экологической экспертизы теряет юридическую силу». Это значит, что «оба положительных заключения (на два объекта — А.Я.) утратили юридическую силу, а новый, доработанный проект подлежит обязательной экологической экспертизе».

Это к вопросу о том, что Томинский ГОК «заявил о начале разработки, притом что на момент проведения выездного заседания Совета разрешение на строительство не было получено». Более того, «уже после выездного заседания Совета на земельных участках лесного фонда, находящихся в долгосрочной аренде у АО „Томинский ГОК“ и выделенных для строительства и эксплуатации линейных объектов, начались сплошные рубки леса», которые «осуществляются в нарушение требований законодательства». Беспредел поражает воображение.

Несколько дней назад Совет направил рекомендации министерству промышленности и торговли РФ: «Внести изменения в приказ от 5 мая 2014 г. „Об утверждении Стратегии развития цветной металлургии“ в части исключения проекта строительства Томинского ГОК из данной Стратегии впредь до получения государственной экологической экспертизы на скорректированный проект». Рекомендации соблюдать закон получили и десятки других заинтересованных ведомств. Генеральной прокуратуре кремлевские правозащитники тоже дали дельный совет: «Провести прокурорскую проверку в отношении законности действий, связанных с реализацией проекта строительства объектов Томинского ГОК». (Как скептически пишут пользователи Интернета, «запасаемся попкорном»)

Однако изюминка всей этой истории — в другой стороне медали, о которой в документе Совета по правам человека — ни слова. Учитывая то, что Томинский ГОК оказался в федеральной госпрограмме, ему полагаются бюджетные деньги. Как отмечается в письме Совета, «положительное заключение государственной экологической экспертизы является одним из обязательных условий финансирования и реализации объекта…» Сказав «А», надо говорить «Б».

Криминальную историю о первоначальном накоплении капитала на Урале и о том, как богатейшее южноуральское месторождение меди и золота оказалось в частных руках (включая западные фирмы и офшоры), «раскопал» местный журналист Владимир Филичкин, изложив ее еще в 2005 г. на страницах правительственной «Российской газеты». (Замечу, что по головке его местная власть за то расследование не погладила — как раз наоборот.) С тех пор, похоже, ничего в «датском королевстве» не изменилось.

Новый рояль в кустах обнаружила все та же бдительная общественность. Оказывается, сегодня 100% акций АО «Томинский ГОК» (по состоянию на 10 мая 2017 г.) принадлежит зарегистрированным на Кипре компаниям Groundhill Enterprises Limited и Metallstar Holdings Limited, владеющим 74,51% и 25,49% акций соответственно. («Стройте ГОК у себя на Кипре!» — с такими плакатами выходят люди на акции протеста.) Так кому же правительство собирается оказывать государственную финансовую поддержку? Одолевают глубокие сомнения, что оно сидит на облаце в полном неведении.

И последнее — для справки: Томинское месторождение медно-порфировых руд в Сосновском районе Челябинской области — одно из самых больших медных месторождений России. Международной независимой консультационной группой CRU1 оно включено в 50 крупнейших медных месторождений мира. Его руды содержат медь, золото, серебро и прочие богатства, которые по Конституции РФ принадлежат народу. И мы даже знаем, кто этот народ.

Алла Ярошинская

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Предприятие «РУСАЛа» вывели из безналогового режима в Коми

ВС РФ потребовал от судей строже относиться к ходатайствам об аресте бизнесменов

Россиянам стали чаще отказывать в пересмотре кадастровой оценки недвижимости