Приговорены ненавидеть себя

Публичное обсуждение и унижение человека в развитых странах считается неприличным, но в России остается нормой. В том числе — на телевидении.


© СС0 Public Domain

Программы о стиле и красоте на нашем ТВ, наряду с «Давай поженимся», которую, по слухам, хотят закрыть, преданно следуют одной из главных установок российского общества. А именно — у нас очень не любят признавать за человеком право выглядеть так, как ему хочется, ни перед кем за это не отчитываясь.

И речь здесь не о чем-то выходящем за рамки общепринятых норм, вроде появления в метро в час пик в грязной одежде или визита в театр в пляжном наряде. Речь о том, как люди навязывают другим свои каноны внешности, в резком тоне и с аргументацией на уровне «это же очевидно».

А если не соответствуешь, то и не обижайся — тебе в лицо выскажут все что думают о жире на твоих боках, уродливой обуви и отвратительной осанке. Попробуешь возразить — тут же услышишь, что правда глаза колет.

Возьмем, к примеру, старый (проекту уже более 10 лет) и не очень добрый «Модный приговор». У этого шоу даже формат судебного заседания, на котором «обвиняемая» вынуждена оправдываться перед заседателем Александром Васильевым и прокурором Эвелиной Хромченко за свой внешний вид. А те, как известно, на язык весьма остры.

Причем «истцом» может выступать кто угодно — муж или сожитель, мама, сестра, коллега по работе… Хотя в юридическом смысле термин «истец» вроде бы относится к лицу, которое защищает свои права и, возможно, понесло некий ущерб. Какой же ущерб, скажите на милость, понесли эти люди? Эстетический? Так это, если уж мы в суде, еще доказать надо. Тем более что новые правила позволяют истцам выбрать одежду для героини (программа на 99% посвящена женщинам), и выбор не всегда делает честь их вкусу.

Еще более лицемерно выглядят попытки представить всю эту травлю как заботу о героине, убедить, что это ей же во благо — мол, «холодный душ» или «пинок под зад» поможет начать новую жизнь. Мудрым людям давно известно, что измениться можно, только когда сам этого захочешь, а не когда твой вид не нравится тетушкам на скамейке. Кстати, от того, целиком это шоу постановочное или нет, ничего не меняется: оно в любом случае отражает общественные неписаные правила.

Типичный пример — один из летних выпусков под названием «Мила отдельно, котлеты отдельно». Подсудимая — молодая девушка, симпатичная, но запустившая фигуру и гардероб, так как ее жених не хочет, чтобы она работала и вообще покидала пределы домашнего очага. В то же время ему угодно видеть дома не «серую мышку», а «яркую и стройную мышку», которая готовит ему мясо по-французски и печет чизкейки, но сама питается маковым зернышком с каплей росы. В выражениях молодой человек не стесняется, назвать любимую «страшненькой» ему ничего не стоит. И, судя по выражению лица девушки, слышит она это далеко не впервые. 

«Суд» тоже прилагает немало усилий, чтобы сравнять Милу с асфальтом. Хромченко заявляет, что ей уже «поздняк метаться насчет карьеры дизайнера», ее фото демонстрируют прохожим с вопросом «Кем работает эта девушка — дизайнером или продавцом?», на что те смачно утверждают, что Мила — типичная работяга. Стоило ли так мелочиться? Устроили бы сразу опрос на тему, возбуждает ли вас эта девушка…

А сколько еще таких Мил, живущих под вечным гнетом чьего-нибудь милосердного правдорубства и верящих, что словами «ты страшная» им пытаются выразить любовь и заботу. Иного выражения чувств они, похоже, и не знают.

Почему в нашем социуме людям так стремятся занизить самооценку и самоуважение? Почему те, кто любит себя таким как есть, вызывают у общества раздражение, а те, кто себя не очень любит, — желание попинать, сделать еще больнее? Откуда появилась в нас уверенность, что чужое мнение всегда важнее собственного, а общественные интересы — выше личных?

Пока весь мир пропагандирует культурный глобализм и свободу (конечно, тоже не обходясь без перегибов), мы по-прежнему хотим остричь другим лишние, по нашему мнению, волосы и выкинуть из чужого гардероба вещи, которые не нравятся нам. Вслушайтесь хотя бы, насколько безумно это звучит. Кроме того, мы никогда не знаем, какие душевные раны можно разбередить, пытаясь вывести человека на разговор о недостатках его внешности.

Под конец нельзя не заметить, что и Васильев, и Хромченко толк в моде и красоте, бесспорно, знают. Но лучше бы они применяли свои знания и навыки только в формате журналов и блогов (как колонки Васильева о «звездных» нарядах в «7 Дней»), просвещающем не хуже телевидения, но никого не унижающем ролью «подсудимого».

Людмила Семенова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.