Это не учения

Убытки от волны телефонного терроризма начинают приближаться к расходам на операцию в Сирии. Все тот же вопрос — а там ли государство борется с терроризмом — неизбежно начинает возникать.


© СС0 Public Domain

Глава МЧС Пучков сообщил, что волна телефонного терроризма в стране — не учения. «В МЧС об этом знали бы», — сказал он. В общем-то, уже на второй день глава какого-то комитета Думы во вопросам безопасности или чего-то такого тоже вполне определенно высказался, что происходящее учениями не является. Он, кстати, уже на второй день оценил потери от происходящего в миллиард рублей. По порядку величины — вполне похоже.

Если учесть, что волна террора идет уже почти две недели, то скоро убытки от него начнут приближаться к расходам на операцию в Сирии. Все тот же вопрос — а там ли государство борется с терроризмом — неизбежно начинает возникать.

Версий происходящего, безусловно, много, и далеко не все из них кажутся совсем уж высосанными из пальца. Другой вопрос, что непонятна позиция верховной власти. Событие вышло за рамки чистого криминала и вплотную подошло к чисто политическим моментам, главный из которых — дееспособность власти. То есть, на местах, конечно, реагируют как положено — есть соответствующие протоколы, которые вынуждают действовать так и не иначе, эти протоколы в целом выполняются, правда, пока к счастью, все ограничено именно звонками. Как бы действовали службы в реальных условиях реальных терактов такого масштаба — вопрос без ответа.

Тем не менее, пока все в рамках. За исключением реакции высших властей. Они либо в ступоре и не понимают, что делать и что сказать, отсюда и глухое молчание как первых лиц, так и СМИ, лишь информирующих скороговоркой о происшествиях (причем как можно понять, региональные события вообще проходят мимо центральных СМИ). Второй возможный вариант — как раз таки высшее руководство понимает, кто именно ведет атаку и с какой целью, и уже поэтому не может выйти и сказать все как есть. А врать (хотя это дело привычное) здесь не получается — вранье сразу полезет из всех щелей, как квашня.

Так это или нет, но перед нами типичная беспомощность. Есть проблема, которую власть решить не в состоянии. Вообще и никак. Звонки весьма издевательски продолжаются, первые лица молчат, службы на местах неизбежно начинают роптать — вся тяжесть происходящего ложится на них. Ну, и убытки, конечно. Есть хилый, но все-таки как-то действующий закон о компенсациях пострадавшим в случае террористических актов. Если власть признает происходящее, причем не в СМИ, а официально, террористической атакой, то владельцы бизнеса, который потерпел столь внушительные убытки, будут вправе обращаться в суд с требованиями о компенсациях. Более чем вероятно, что их требования в итоге урежут на порядок, но все равно это колоссальные суммы. Которые фактически должны будем оплатить все мы — как и бессмысленную и тупую войну в Сирии. По которой неизбежно возникает прямой и конкретный вопрос: что мы делаем там, если терроризм продолжает безо всяких проблем разгуливать по всей нашей стране?

Анатолий Несмиян

Прочитать оригинал поста Анатолия Несмияна можно здесь.


Ранее на тему Опрос: Более 70% россиян допустили возможность новых терактов