«Открытие», БИН, далее — везде?

Национализация банковского сектора отбросит российскую экономику в прошлое.


© СС0

События последнего месяца — санация финансовой группы «Открытие», а теперь и БИН-банка, — породили массу разговоров о банковском кризисе в России. Хочу всех успокоить — это точно не банковский кризис, это кризис банковского надзора, это кризис Центрального банка.

Диагноз в обоих случаях одинаковый — оба банка (или вернее говоря, финансовые группы) — в последние несколько лет агрессивно росли за счет слияний и поглощений, т. е. покупая и присоединяя к себе другие банки и финансовые компании, при этом те, кого они присоединяли к себе, находились далеко не в блестящем положении. На какой-то стадии аппетит банкиров разыгрался до такой степени, что они стали ввязываться в то, что в России называется «санацией банков», а на самом деле является масштабным разворовыванием бюджетных средств — «Открытие» стало санатором «Траста», БИН — «Рост-банка». Я не знаю, на что надеялись собственники «Открытия» и БИНа, но из пяти плохих банков сделать один хороший еще не удавалось никому. Но, знаете, к собственникам банков у меня нет претензий (оговорюсь, пока нет претензий, потому что я не видел и не слышал ничего о том, что они использовали средства банков в личных целях) — бизнесменам свойственно делать ошибки. В своем интервью РБК владелец БИНа честно сказал, да, мы покупали банки с плохими активами, но понадеялись на рост экономики, который должен был бы их улучшить. Но рост экономики не случился, и за ошибки в своих прогнозах бизнесменам придется расплачиваться. Это — нормальная практика, за ошибки нужно платить, и эта цена может быть весьма велика, порою не ограничиваясь  потерей всего бизнеса.

Зато у меня точно есть претензии к банковскому надзору, к Банку России, который не только видел, но и поддерживал такие стратегии развития — он давал разрешения на покупки банков, он давал разрешения на то, чтобы БИН и «Открытие» становились санаторами умерших банков и давал им на это деньги (вернее, непрозрачным образом давал деньги в долг федеральному бюджету, который должен оплачивать оживление мертвецов). Мы часто можем слышать, как российский президент восторгается работой руководства Банка России, но эти восторги всегда ограничиваются достижениями в области денежной политики — низкая инфляция и плавающий курс рубля; а вот про систематические провалы банковского надзора и президент, и Государственная Дума, которая назначает руководство Банка России, ежегодно заслушивает и утверждает отчеты ЦБ, почему-то говорить не хотят. Возможно, президенту об этом не докладывают, хотя, на мой взгляд, давно пора.  

Что будет дальше? Пару месяцев назад руководители Банка России торжественно заявили, что расчистка авгиевых конюшен в российской банковской системе завершена, что отныне «все могут спать спокойно». Но крах двух крупнейших частных банков наглядно демонстрирует, что эти слова были, в лучшем случае, заблуждением, отражающим низкую квалификацию, в худшем — откровенным враньем. Но на этом заблуждение или вранье не заканчиваются — провалившись в надзоре, Банк России не хочет работать над ошибками, а усугубляет ситуацию дальше, утверждая, что придуманный им Фонд консолидации банковского сектора является палочкой-выручалочкой. На самом деле, все, что пытается сделать Центральный банк, называется очень просто — национализация банковского сектора. Национализация банков никак не решает проблему низкого качества надзора — за редким исключением государство не в состоянии управлять своими банковскими активами так, чтобы их не нужно было ежегодно поддерживать вливаниями бюджетных денег. Посмотрите, сколько денег получили ВЭБ, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, и что изменится от того, что к ним добавятся БИН, «Открытие», «Траст», Росгосстрах и т. д.?  

Зато национализация банковского сектора несомненно будет означать колоссальный шаг назад с точки зрения качества российской экономики, или (если хотите) шаг вперед в сторону ее тотального огосударствления. Не говоря уже о том, что национализация банковского сектора создаст колоссальные конфликты интересов внутри Центрального банка, которому теперь предстоит управлять десятком банков и финансовых компаний, одновременно осуществляя надзор за ними.

Национализация банков в определенных ситуациях может быть адекватным инструментом государственной политики — посмотрите, как он использовался в США. Но этот инструмент может работать только тогда, когда работает банковский надзор, который с одинаковыми мерками подходит к государственным и частным банкам, и когда решения по управлению банками принимаются без каких-либо надежд на новые вливания бюджетных денег. Для того, чтобы национализация банковского сектора сработала, нужно, чтобы ЦБ честно признался в своих провалах, объяснил их причину и рассказал, как он намерен работать над ошибками. Если этого не будет сделано, то вскоре мы узнаем о новых банкротствах частных банков и о том, что совет директоров Банка России принял решение санировать их, а вернее говоря — национализировать. Далее — везде…

P. S. Удивительный факт: в сегодняшнем совете директоров Банка России нет ни одного человека, занимающегося денежной политикой, зато половина из 12 занимаются банковским надзором. Что называется, воистину, у семи нянек дитя без глазу.

P. P. S. Если посмотреть на данные Росстата, то финансовый сектор в России являлся на протяжении последнего десятилетия одним из «локомотивов» роста. И никаких признаков того, что на его поддержку за это время было выделено 2 триллиона рублей (без окончательной цифры по «Открытию» и БИНу), в статистике найти невозможно.

Сергей Алексашенко

Прочитать оригинал поста можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В МЭР рассказали о прогнозе инфляции в России на сентябрь

Яков Миркин. Неживая экономика

СМИ «заглянули в карман» топ-менеджеров крупных банков