Безальтернатива для Германии?

Обозреватель «Росбалта», наблюдая за выборами в Берлине, стал свидетелем серьезных изменений в умах и сердцах немцев.


Ангелу Меркель, несмотря на очевидный успех, ждет самый сложный период в ее политической биографии. © Фото Михаила Тюркина

На выборах в Бундестаг предсказуемо победила партия Ангелы Меркель. Она останется германским канцлером еще на четыре года. Теперь главная интрига состоит в том, какие политические силы войдут в правящую коалицию. Обозреватель ИА «Росбалт», наблюдая за выборами в Берлине, зафиксировал серьезные изменения в умах и сердцах немцев — впервые в послевоенной истории Германии по итогам избирательной гонки в парламент прорвалась партия с националистическим имиджем, причем сразу заняв третье место.

«Я впервые ощутил гордость за свою страну»

 — Видите, это наша мамочка. С ней у нас не жизнь, а рождественские каникулы, — с доброй иронией в голосе произносит Пауль Нойман, указывая на предвыборный плакат Христианско-демократического союза (ХДС).

На плакате изображена фрау Меркель с фирменной улыбкой застенчивой школьной учительницы. Правда, надпись скромностью не отличается: «За Германию, в которой мы хорошо и охотно живем». Далек от христианского смирения и лозунг на другом плакате, висящем на соседней улице: «С успехом за Германию».

 — Я впервые голосовал за ХДС, — говорит господин Нойман. — Госпожа Меркель — действительно сильный политик. Во-первых, экономически мы живем совсем даже неплохо. Экспорт растет, безработица падает, фирмы набирают новых сотрудников. По сравнению с Италией, куда переехала моя романтичная дочка, мы просто процветаем! Во-вторых, мне нравится, как наша «мамочка» разговаривает с сильными мужчинами — Трампом, Путиным и Эрдоганом. В-третьих, она олицетворяет компетентность, надежность и стабильность, а ее ценят не только у вас в России.

 — То есть перемен вы не хотите?

 — Ну, почему, я всегда за альтернативу. Только не за «Альтернативу для Германии». Наверное, было бы неплохо увидеть нового политика со свежими идеями. Но такого лидера я на горизонте не вижу. Да и зачем что-то менять, если людей и так все устраивает?

Господина Ноймана действительно все устраивает. Дорогой пиджак, богемный шарфик и очки в модной оправе выдают в нем человека состоятельного, но желающего оставаться в тренде. Врач одной из лучших клиник Берлина, он в свободное время бесплатно подрабатывает в благотворительной организации, опекающей больницы в экваториальной части Африки. «Когда сам живешь хорошо, ты должен делиться с теми, кому повезло меньше», — считает он. И такого же мнения придерживаются тысячи немцев, которые осенью 2015 года встречали с цветами и шариками беженцев, массово хлынувших в ФРГ с согласия Меркель.

 — Тогда я впервые ощутил гордость за свою страну, — вспоминает господин Нойман. — Мне приятно, что Германия преодолела нацистское прошлое, построила открытое общество и теперь старается помогать бедным. После избрания Трампа некоторые даже называют нас «надеждой свободного Запада». Конечно, это явный перебор: мы не хотим брать на себя мировое лидерство. Но явная заслуга Меркель — в том, что она сделала Германию экономически успешной и морально привлекательной. За это ей многие благодарны.

Впрочем, назвать немцев влюбленными в госпожу канцлера тоже нельзя — скорее к ней просто привыкли. Не случайно в день голосования берлинцев, казалось, больше занимал традиционный осенний марафон, чем сами выборы. Бегуны, роллеры, велосипедисты, инвалиды на колясках состязались в скорости и выносливости, пока зеваки снимали происходящее на телефоны. Выборы — выборами, а жизнь идет (точнее — бежит) своим чередом. Да и зачем волноваться, когда победитель политического забега уже определен?

От «Человечного мира» до «Партии хип-хопа»

Стремление спастись от скуки, этой традиционной спутницы благополучного общества, нашло отражение в названиях партий, баллотировавшихся в Бундестаг от постмодернистского Берлина с его ночными клубами, богемными кафе и уличными музыкантами. Любой избиратель мог проголосовать за объединение «Ты. Партия хип-хопа», «Серых» («На благо всех поколений») и «Человечный мир» («За всеобщее благо и счастье»). А представитель «Горной партии» (Bergpartei) накануне дня голосования на славу «отжег» в эфире одного из столичных каналов.

 — Какую цель вы ставите перед собой на выборах? — спросил его ведущий.

 — Набрать 0,00 процента, — с протокольным выражением лица ответил «горняк». — Но, боюсь, мы наберем слишком много голосов. И в этом состоит главная проблема — мы пока не знаем, что будем делать в Бундестаге.

Надо сказать, что приколистов оказалось немного — тяга к стабильности явно пересилила этот веселый постмодернистский стеб.

 — Хочешь, я тебе покажу кое-что интересное? — обращается ко мне Арсений Махлов, издатель из Калининграда, доставая из кармана мобильный телефон. — Приезжаю я, значит, в Берлин в прошлом году, захожу в обычный супермаркет, а там…

На экране появляется женщина, бросающая в магазинную тележку макароны, хлеб, масло, вино. Заурядная картина, не правда ли? Приглядываюсь: на женщине характерный зеленый пиджак и белые брюки.

 — Да-да, это она, — Арсений явно доволен произведенным эффектом. — Я бы и дальше ее снимал, но меня жена выдала: «Смотри, смотри, там Меркель!» Народ стал оборачиваться, и мне пришлось убрать телефон. А Меркель была без охраны, только с шофером. Отоварившись, села в машину и уехала.

Госпожа канцлер наверняка отправилась в свою скромную квартиру, расположенную в обыкновенном доме напротив знаменитого Острова Музеев. Там она жила еще до избрания на высший государственный пост в 2005 году.

Фото Михаила Тюркина

 — Говорят, что с тех пор ничего не изменилось, — переводчик Дитрих Хансен указывает на знаменитый дом. — Только вставили бронированные стекла. А так, у госпожи Меркель даже соседи есть, причем самые обычные. И вот эта ее личная скромность многим импонирует.

Что и говорить, сегодняшняя Германия похожа на сытую, относительно успешную семью. Скучная, работящая мамочка обеспечивает домочадцам безбедное существование и защищает от «нехороших мальчиков» из соседних «авторитарных подворотен». Домочадцы платят ей взаимностью, хотя и энтузиазм постепенно уходит — при всей своей безоговорочной победе ХДС набрал лишь около 33% голосов, то есть на 8% меньше, чем на прошлых выборах. И теперь госпожу Меркель ждут непростые переговоры о коалиции, которые многие считают едва ли не большей интригой, чем сами выборы.

Возвращение блудного дядюшки

Изначально многие немцы полагали, что и после нынешних выборов страной будет снова управлять «большая коалиция» в составе ХДС, близкого ему баварского Христианско-социального союза (ХСС) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ). Мол, если уж сохранять стабильность, то во всем. Но социал-демократы, набрав всего 20,5 процента голосов, показали свой самый худший результат за всю историю этой старинной левой партии. И теперь единственный способ спасти тонущий корабль — уйти в оппозицию и постараться вернуть доверие избирателей.

А каким многообещающим был для СДПГ старт избирательной кампании! Бывший глава Европарламента Мартин Шульц, возглавив партию в феврале, поднял ее рейтинг на такую заоблачную высоту, что многие уже видели в нем будущего канцлера. Но затем последовали обидные поражения в ряде федеральных земель, малоубедительная кампания и, как следствие, катастрофическое падение популярности.

Эта ситуация чем-то напомнила возвращение из-за границы доброго дядюшки — домочадцы встретили его восторженно, принялись внимать каждому его слову, но нескончаемый поток банальностей быстро наскучил и они снова вернулись в объятия скучной, но заботливой мамочки.

Социал-демократы до последнего момента очень надеялись исправить положение. В пятницу вечером Мартин Шульц собрал на берлинской Площади жандармов 8 тысяч человек на решающий митинг. Красные шарики, плакаты с лозунгами вроде «За равные доходы для женщин и мужчин», восторженные юные создания с красными розами и степенные пенсионеры с самодельными плакатами… Предвыборное мероприятие меньше всего походило на зажигательное шоу. Скорее, оно напоминало скучный дядюшкин день рождения, на котором родственники вынуждены смеяться над любыми его шутками и произносить дежурные комплименты в адрес именинника.

 — Наша партия — это партия социальной справедливости! — вещал со сцены господин Шульц.

 — Да-а-а! — вторила ему публика.

Фото Михаила Тюркина

 — Простые немцы должны почувствовать на себе рост экономики! — неистовствовал оратор.

 — Да-а-а! — взрывались аплодисментами манифестанты.

 — Никто в нашей стране не должен подвергаться дискриминации! — не унимался Шульц.

 — Да-а-а! — отвечали его верные сторонники.

Вроде бы, этот лысый господин в очках говорил правильные вещи, но звучали они как-то нудно, банально, без огонька. Хотя убежденные социал-демократы и старались изо всех сил этого не замечать.

 — Я не верю этим продажным опросам. Вот увидите: наша партия утрет всем нос! Это произойдет неожиданно, но произойдет! — не без некоторого надрыва говорит мне Карен, обаятельная смуглая женщина в модных очках, которая представилась певицей, исполняющей рок в стиле Pink Floyd.

 — Партия Меркель — это партия богатых, а в нашей стране пропасть между богатыми и бедными растет с сумасшедшей скоростью. Пока 10 процентов купаются в роскоши, остальные едва сводят концы с концами. Они говорят, что в Германии все живут хорошо и с удовольствием? А я говорю: нет, не все…

В эту минуту господин Шульц подошел к благообразной седовласой женщине, которая под бурные аплодисменты митингующих призвала «не допустить распространения образа мысли, присущего членам «Альтернативы для Германии».

 — О, это Инге Дойчкрон, — с теплотой в голосе произнесла Карен. — Сейчас ей 95 лет. Она вступила в СДПГ еще школьницей, пережила нацистскую диктатуру, чуть было не угодила в концлагерь как еврейка. Уж она-то знает точно, что такое фашизм. Мне так стыдно, что он снова возвращается в нашу страну. Эти идиоты из «Альтернативы для Германии»… Они ведь настоящие нацисты! Я голосую за социал-демократов, чтобы не допустить к власти этих подонков.

Конечно, это далеко не единственный мотив, заставивший 20% немцев отдать свой голос за СДПГ.

 — Я всегда поддерживаю эту партию, поскольку для меня имеет большое значение социальная справедливость, — говорит студент по имени Филипп. — Я считаю, что образование должно быть бесплатным для всех и его качество не должно зависеть от доходов родителей. ЕС, на мой взгляд, должен больше инвестировать в экономику южных стран, чтобы победить безработицу среди молодежи. А еще мне кажется, что госпожа Меркель слишком мила с Трампом. Да и повышение расходов на оборону до 2% от ВВП кажется мне дурацкой идеей. Деньги нужно вкладывать не в танки, а в школы!

«Какое разочарование!»

В воскресный вечер, когда по всей стране закрывались избирательные участки, часть этих милых, прекраснодушных и воспитанных людей собралась в Доме имени Вилли Брандта на так называемую «избирательную вечеринку», организованную СДПГ. Люди пили пиво, вели неспешные разговоры и приятно друг другу улыбались. Но вот на экране появились данные экзит-полов. Публика замерла, отодвинув в сторону пивные кружки. И тут по толпе прокатился сдавленный гул: социал-демократы набрали даже меньше голосов, чем предсказывали социологи.

 — Боже, я не верю своим глазам, — хватается за голову Катарина, хорошенькая девушка с открытым, несколько наивным лицом. — Я вступила в СДПГ только в этом году, когда Шульц стал кандидатом в канцлеры. Уж этот человек, мне казалось, приведет партию к победе. А тут… Какое разочарование!

 — Может, вашей партии следовало поставить на другого кандидата? — спрашиваю я. — Мне, наоборот, многие говорили, что Шульц — это ужасный выбор для левой партии. Европейский бюрократ, любитель огромных брюссельских гонораров, он гораздо ближе к элитам, чем к простому народу. Я даже видел в Берлине плакаты с Шульцем, на которых написано маркером: «Предатель рабочих». А вы что думаете?

 — Что вы такое говорите! — обиженно смотрит на меня Катарина. — Шульца как раз все критикуют за то, что он не сдал в школе выпускные экзамены, не поступил в университет и говорит просто, если не примитивно. Я давно не припомню, чтобы у СДПГ был кандидат, настолько близкий к простому народу. Ведь и я пришла в партию во многом из-за него… Боже, какое разочарование! Я не могу в это поверить!

Впрочем, многие эксперты полагают, что бонзы СДПГ специально выдвинули именно Шульца, понимая, что на этих выборах им ничего не светит.

 — Как мне кажется, социал-демократы возложили на этого господина деликатную задачу — взять на себя проигрыш Ангеле Меркель, — полагает Франк Бухвальд, политический корреспондент ведущего немецкого телеканала ZDF. — Еще зимой и весной, когда Шульцу пели дифирамбы, я знал, что ему не стать следующим германским канцлером. Понимаете, этот человек не имеет серьезного управленческого опыта. Да, он возглавлял Европейский парламент, но он никогда не руководил федеральной землей и никогда не работал ни в каком министерстве. По своим масштабам Шульц — не та фигура, которая способна возглавить такую страну, как Германия. Скорее всего, социал-демократы решили проиграть сегодня, чтобы выиграть на следующих выборах. Через четыре года они наверняка выдвинут человека с реальными шансами на победу.

«Мы проснулись в совершенно другой стране»

Но если социал-демократы уйдут в оппозицию, то тогда какие партии имеют шансы сформировать правительство? В Германии не сомневаются: страну ждет коалиция в стиле флага Ямайки: ее составят черные (ХДС/ХСС во главе с Ангелой Меркель), желтые (Свободная демократическая партия) и «Зеленые».

Причем портфели в новом правительстве будут распределены в результате тяжелейших переговоров — с учетом показателей той или иной партии. И если «Зеленые» набрали всего около 9%, что эксперты толкуют как свидетельство их внутреннего кризиса, то свободные демократы не просто вернулись в Бундестаг, но и показали впечатляющий результат — более 10%.

Во многом это стало заслугой их лидера Кристиана Линднера — яркого, динамичного политика с харизмой телезвезды и имиджем «немецкого Макрона». Кандидат от либералов не раз высказывался за сближение с Россией, предлагая вынести за скобки проблему Крыма. Однако коалиция в стиле Ямайки, как ожидается, станет для Москвы довольно трудным партнером…

 — Стоп! Вы хотите поговорить о коалиции? Неужели вам это интересно? — сказал мне за утренним кофе немецкий публицист Генрих Шмитт, приехавший из Гамбурга в Берлин освещать выборы. — Новое правительство — дело рутинное. Вы лучше вот о чем подумайте: впервые в истории ФРГ в Бундестаг прошла партия, которая, мягко говоря, сильно выделяется на общем фоне. Причем «Альтернатива для Германии» набрала почти 13% — больше, чем все предполагали! Сегодня мы проснулись в совершенно другой стране. Стране расколотой, депрессивной, полной страхов и взаимной ненависти.

Что и говорить, Ангелу Меркель, несмотря на очевидный успех, ждет самый сложный период в ее политической биографии. Несмотря на сытость, уют и материальное благополучие, немецкую семью сложно назвать дружной, а тем более счастливой. Многие ее члены всерьез обиделись на свою «мамочку», которая, как им кажется, больше заботится не о родных чадах (коренных немцах), а о приемных детях (беженцах). И часть германской семьи увидела альтернативу в молодой, но амбициозной партии, чье стремительное восхождение на политический Олимп еще десять лет назад было невозможно представить…

Михаил Тюркин, Берлин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Генпрокуратуру РФ попросили проверить речь ямальского школьника, выступившего в бундестаге

Алексей Рощин. В парламентской стране это заканчивается крахом на выборах, в непарламентской — восстанием

«Альтернатива для Германии» раскололась сразу после выборов