Другим наука

То, что сейчас происходит в Каталонии, заставляет вспомнить историю с Крымом. Проблема в том, что в большинстве стран местные референдумы о независимости в принципе антиконституционны.


© Фото Евгения Евдокимова, ИА «Росбалт»

В Каталонии творится, конечно, натуральная жесть — испанское правительство делает все, чтобы не дать жителям проголосовать. По последним сообщениям, дошло уже до того, что в регион направляются полицейские команды из других городов Испании, потому что местные «стали ненадежны», то есть отказываются стрелять в людей — своих земляков — резиновыми пулями только за то, что те хотят положить бюллетень в урну. Чем кончится дело — пока неясно, но очевидно, что после такого «принуждения к сожительству» чувства между каталонцами и кастильцами в Испании едва ли станут более теплыми.

Ну, а мы на своем постсоветском пространстве, естественно, о своем — о бане. То бишь о Крыме — уж больно аналогии напрашиваются. В частности, самое время напомнить, что в том же Крыму в 2014 году изначально был запланирован совсем другой референдум, в другие сроки и с другими вопросами в бюллетене. Этот ДРУГОЙ референдум уже был объявлен крымским парламентом в конце февраля, вполне официально — и лишь в самом начале марта был срочно переигран на то, что и случилось в действительности.

А какой референдум был изначально задуман? А задумано все было (кем? — да, очевидно, крымскими активистами, с несомненным участием «советников» из кремлевской администрации) куда более «легитимно», чем в действительности произошло. Прежде всего — в феврале было объявлено, что референдум должен пройти в мае. То есть на «подготовку и агитационный период» отводились вполне достаточные, европейские 3 месяца — можно было хоть обагитироваться.

И самое главное — выбор, предлагаемый участникам референдума, был куда менее вызывающ. О присоединении к России речь вообще не шла, предлагалось решить: остаться в Украине на правах расширенной автономии или же стать независимым государством, «Республикой Крым». Все очень демократично, с учетом всех пожеланий, с достаточным временем для обсуждения. Естественно, если бы был принят такой вариант проведения, поводов для критики со стороны «мирового сообщества» такой референдум давал бы намного меньше.

Однако в самом начале марта, как я уже сказал, все было внезапно переиграно: срок проведения сдвинули на март, вопросы переписали, выкинув вообще вариант с «независимостью» — но зато вписав прямое вхождение в состав РФ «на правах субъекта Федерации». В итоге на всю «агитацию» отвели — с момента объявления — и вовсе смешные 2 недели, плюнув таким образом на затею как-то легитимизировать все это «в глазах мирового сообщества».

С чего вдруг произошла тогда столь резкая перемена? Почему организаторы не захотели все сделать «прилично», «по международным нормам» — ведь, как бы ни вопили сейчас украинские патриоты, а достаточно очевидно, что хоть в марте, хоть в мае решение о «бегстве с Украины» было бы принято в Крыму вполне убедительным большинством голосов?

Все просто: крымская «инициативная группа» уже в начале марта поняла, что ни до мая, ни до апреля они просто не удержат Крым в «подвешенном», «предреферендумном» состоянии. А главное — в Крыму поняли, что все их попытки сделать все «по закону», «по правилам» заведомо разобьются о нежелание центральной украинской власти В ПРИНЦИПЕ признавать законность референдума.

Собственно, само «окно возможностей» в Крыму возникло только из-за временной неразберихи в Киеве — и это окошко было очень узким. А если бы организаторы чуть протянули… Что было бы, если бы протянули — мы как раз сейчас и видим на примере Барселоны. Было бы ровно то же самое — разве что в чуть более диком, учитывая наши восточные нравы, виде. И решения разных верховных судов Украины «о нелегитимности референдума», и запрет всем чиновникам его проводить, и блокада школ, и посылка отрядов полицейских (в лучшем случае) из других регионов для того, чтобы «бить сепаратистов».

И общим рефреном в Крыму был бы тот же мотив, что и сейчас в Каталонии, — что никакой местный референдум нельзя проводить В ПРИНЦИПЕ, так как это «не предусмотрено Конституцией».

Это и впрямь не предусмотрено конституциями как Украины, так и Испании (и России, кстати, тоже, хе-хе). В Великобритании конституции нет — видимо, поэтому там и был возможен референдум о выходе Шотландии.

А так-то, вообще говоря, как может отделяться отдельный регион от своей метрополии, чисто конкретно, если его не поддерживает ДРУГОЕ государство? Ведь регион безоружен, и поэтому все его поползновения всегда можно признать «незаконными», зачинщиков арестовать, толпы разогнать, избирательные участки закрыть. Сделать то, что делает Испания, — и что Россия не дала сделать Украине.

Алексей Рощин

Прочитать оригинал поста Алексея Рощина с комментариями читателей его блога можно здесь

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Владимир Милов. Сравнивать Каталонию с Крымом — полный бред

СМИ: На референдуме в Каталонии проголосовали свыше 100% избирателей