Лакмусовая бумажка Собчак

Да, Ксения не имеет «управленческого опыта». Но разве этот опыт за последние двадцать лет не стал лишь опытом воровства и подхалимажа?


© СС0 Public Domain

Заявление Ксении Собчак об участии в президентских выборах 2018 г. ожидалось с тех пор, как 1 сентября о вероятности такого шага написала газета «Ведомости». Лично для меня с того момента не было больших сомнений в том, что если и не до появления Ксении Анатольевны в избирательном бюллетене, то по крайней мере до вчерашнего анонса дело точно дойдет. И я думаю, что это хорошо.

Если реалистично взглянуть на современную российскую политику (а не сотрясать воздух воплями о том, что на следующий-то год режим точно рухнет), очевидными выглядят два факта.

1) В.Путин ни при каких обстоятельствах и никогда не откажется от власти; мы имеем дело с очередным елбасы или аркадагом, который расстанется с ней только в момент перехода клинической смерти в биологическую.

2) Главными действующими лицами в официальном политическом поле (т.е. в политике, а не в диссидентском движении) выступают граждане, ничем от президента не отличающиеся и при этом в большинстве своем еще более возрастные и консервативные, чем он сам.

Появление среди участников президентских выборов лица другого поколения, другого стиля поведения и другого восприятия мира и страны — несомненный шаг вперед. Появление такого человека не только на Болотной, но и на центральных телеканалах — большой успех не «либералов», а любых граждан, уставших от кремлевских неадекватности и безумия. Ксения поступила достойно, заявив, что снимется в пользу Алексея Навального, если его зарегистрируют — и она совершенно не была обязана вставать в позу, отказываясь от своих планов из-за безусловно достойного, но никогда не появящегося в бюллетене кандидата. Поэтому мой первый пункт прост: для политики 2020-х годов нужны новые лица, и Ксения вполне может стать одним из них. Она понятна большому числу молодых избирателей — и если кто-то обвиняет ее в цинизме и банальности, то он просто не очень адекватно воспринимает нашу молодежь.

Еще более часто потенциального кандидата обвиняют в том, что она является кандидатурой Кремля. Я не могу ни подтвердить, ни опровергуть тезиса о ее связях с администрацией президента, но считаю, что нужно задуматься вот о чем. Кто, например, принес России самые впечатляющие реформы в XIX веке? Александр II — вовсе не демократически избранный правитель, а сын и воспитанник Николая I (o котором можно даже особо не рассуждать). Кто стал главным реформатором через сто с небольшим лет? Михаил Горбачев, назначенный на свой пост кремлевскими геронтократами и демонтировавший и партию, и режим. Этих двух примеров, на мой взгляд, достаточно для того, чтобы не обращать внимания на то, как та или иная фигура пришла в политику. Ее нужно оценивать только по тем делам, которые она совершила — и не посредством предварительного их измысливания, а лишь по факту их реализации.

Пока все, что мы знаем о Ксении Анатольевне, говорит об отсутствии у нее диктаторских и вождистских наклонностей, совершенно адекватном восприятии России и мира, встроенности в современную информационную и медийную среду — и в целом о поведении ее как гражданина светского, правового и европейского общества. Она, вероятно, способна сделать много ошибок, но я не вижу в ней основной угрозы, которую российские лидеры слишком часто несли российскому обществу — неспособности к рефлексии, а также к интеллектуальной и/или ментальной эволюции.

Наконец, большинство «либералов» любят говорить о том, как опасна для России диктатура и все с ней связанное. Соглашаясь с этим, я хотел бы подчеркнуть, что Ксения Анатольевна — кто угодно, только не вождь и не диктатор. И на месте ее хулителей я бы скорее попытался предложить ей свои услуги — даже если не для того, чтобы сделать из нее в ближайшем будущем идеального президента (что маловероятно), то для того, чтобы хоть раз попытаться сгруппировать всех сторонников светской, современной и европейской России вокруг человека, вполне разделяющего эти ценности. Был ли, например, Билл Клинтон президентом выдающегося ума и способностей? Я не уверен; но он умел подбирать команду и слушать советников и коллег их — а политика в современном мире делается коллективами, в которых формируется адекватное представление о действительности и о шагах по ее изменению, и только в России ее пытаются творить невменько, окруженные холуями или фанатами. Поэтому как кандидат «против всех» Собчак могла бы стать кандидатом для всех тех, кто готов менять страну вместе с потенциальным лидером, а не только быть вокруг него пешками и пылью.

Да, Ксения не имеет «управленческого опыта» — но разве этот опыт за последние двадцать лет не стал лишь опытом воровства и подхалимажа? Поэтому я считаю, что кандидат Собчак — прекрасная «лакмусовая бумажка», проверяющая нормальность нашего общества и его либерального крыла.

И последнее: все заговорили о том, что Ксения — актер, согласившийся выступить на подготовленной сцене. Но театр тем и удивителен, что в нем основную роль играет актер, а не декорации. Актер может интерпретировать пьесу по-разному, и сказать многое не так, как от него ждут. Выйти на сцену можно одним человеком, а уйти в антракт совершенно другим. Поэтому я бы не писал рецензий на еще не начавшийся спекталь, не дождавшись занавеса. А по крайней мере посмотрел бы постановку, которая в нашем заштатном местечке должна восприниматься как знаменательная премьера…

Владислав Иноземцев

Прочитать оригинал поста Владислава Иноземцева можно на сайте «Эхо Москвы».


Ранее на тему ФСИН начала проверку после исчезновения фигуранта «болотного дела» Бученкова

Собчак: Сталин выстроил систему власти, которую до сих пор не удалось сломать

СМИ узнали, кто напишет экономическую программу для Собчак