Никаких миграций!

Вот это свинцовое небо, люди в хмурой одежде, вся дорога в грязно-белых такси с утренним ценником — и так теперь будет полгода, без передышки.


© Фото Ивана Шалёва

Утром проснулся, и вот первая мысль, хотя я почти не пью, что надо прямо с утра накатить водки, потому что невозможно же.

Вот это свинцовое небо, люди в хмурой одежде, вся дорога в грязно-белых такси с конским утренним ценником — и так теперь будет полгода, без передышки практически.

Я, когда был маленький, очень хотел собаку, но папа мне сказал, что маленькая собака это несерьезно, а большую собаку в городе держать нельзя, это издевательство, она не предназначена для этого.

Но разве я предназначен для этого?

Разве меня можно держать в городе? Это не издевательство?

Наши предки сотни тысяч лет жили себе в Африке, жрали по утрам прокисшие ягоды, изредка ходили к реке, и все.

Никто из нас эволюционно не готов жить в племени, в котором пятнадцать миллионов человек, да еще когда вокруг так холодно и темно.

Но, конечно, несколько десятков тысяч лет назад нашелся один чувак, который предложил жить в пещере.

Вы таких людей тоже видели. В основании у такого человека деятельный идиот, но его невозможно поймать, потому что он со своим внутренним идиотом все возможные возражения уже обсудил и все продумал.

 — Но в пещере же будет темно.

 — А мы лучину зажжем!

 — А если пожар?

 — А Коля будет пожарным!

 — Но если Коля будет пожарным, как же он на охоту ходить будет?

 — А мы ему будем отдавать часть добычи!

 — А если она протухнет?

 — А мы придумаем деньги!

 — А если забудем, кто кому сколько должен?

 — А вот вам арифметика и письменность!

И понеслась. Фьючерсы, деривативы, Миша нашел работу по призванию, он теперь менеджер по эквизишен.

Остальное было уже делом техники. А давайте переселимся севернее, с пещерой нам ничего не страшно! Холодно? А меховую шубу видели? Смотрите, как тепло! А давайте придумаем электричество и парковки, а давайте — ой, простите, я тут случайно придумал платные парковки, это же ничего? — да, я понимаю, что мы немножко переборщили с севером, и такси окрашивается в грязь через 15 минут, но смотрите, я изобрел автомойку!

И так костыль на костыле, и вот мы здесь.

Одна надежда, что этот чувак — или, точнее, один из его далеких потомков — придумает машину времени.

Я никаких денег не пожалею, чтобы вернуться назад, и во время первого спича нейтрализовать угрозу.

Ствол еще дымится, изобретатель лежит на песке, вокруг стоят слегка изумленные происходящим наши удивленные предки.

 — Ягоды, — ткну я пальцем в кустарник. — Река. Ягоды. Река. Пещера — нельзя. Никаких миграций. Поверьте мне, вы даже не представляете, во что ввязываетесь, оно того не стоит.

 — В любом случае, — скажу я, пытаясь вернуться к машине, не поворачиваясь к благодарным прародителям спиной, — не поднимайтесь выше южного побережья Черного моря. Максимум Краснодар, но я бы не советовал, там зимой все-таки достаточно зябко.

 — И да, — скажу я. — Одомашните, наконец, собак и котов. Собаки норм, а коты — просто боги, если честно. Рекомендую котов.

 — И ни в коем случае не оформляйте кредитные карты, — крикну я, — внимательно читайте мелкий шрифт!

Но двери уже закроются.

Владимир Гуриев

Прочитать оригинал поста Владимира Гуриева с комментариями читателей его блога можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.