Развлекайтесь, но не путайте шоу с политикой

Президентская кампания набирает обороты. Любителям зрелищ незачем стыдиться, если она доставляет им удовольствие. Не надо только считать это борьбой за власть.


Политтехнологи истосковались по интересной работе. © СС0 Public Domain

Выход на сцену Ксении Собчак все взорвал. Уныние в зрительном зале как рукой сняло, хотя мартовский победитель даже еще не записался в участники соревнования, а список прочих кандидатов не обнародован — и, может быть, даже не до конца составлен.

За неимением другого объекта для споров, интеллектуалы пока бурно обсуждают одну Собчак. Причем раскол случился не только по поводу того, совсем понарошку она участвует или не совсем. Есть, например, партия сторонников теории, согласно которой шумная телереклама передовых идей в любом случае полезна для народа. Иногда звучат предположения, что Путин устраивает кастинг наследников и дает шанс дочери прежнего своего шефа. Попутно оживилась и традиционная дискуссия о том, следует или не следует в день выборов идти на участки.

Короче, при всем разнообразии и даже несовместимости мнений, большинство наших интеллектуалов исходит из того, что мартовские выборы — нешуточное политическое событие, из-за которого стоит ломать стулья, копья и все прочее.

А теперь давайте вспомним, что выборы — вещь, прекрасно знакомая всем поколениям россиян, включая и самых пожилых.

Предоставим политологам размышлять, зачем советская власть аккуратно устраивала депутатские выборы всех уровней. Президента, правда, народ не выбирал, но только по той причине, что СССР был чисто парламентской республикой. Я имею в виду, конечно, только формальную сторону. Однако эти формальности скрупулезно соблюдались. Кандидат на каждое кресло был один, но это вовсе не значило, что предвыборная борьба не велась. Просто она происходила в кабинетах. Депутатский значок был очень важным украшением, и серьезные люди дрались за него, т. е. за свое занесение в избирательный бюллетень, зубами и ногтями.

Но только этими людьми и ограничивался круг интересантов. Вплоть до середины 1980-х никто не считал советские выборы чем-то важным, да и вообще имеющим хоть какое-то отношение к политике. Никто не связывал с ними ни надежд на хорошие перемены, ни опасений насчет перемен плохих. И уж конечно никого ни капельки не волновало, попадет ли в Верховный Совет какой-нибудь знатный директор совхоза или популярная среди интеллигенции актриса-балерина.

Это был просто казенный ритуал с поголовным (теоретически) участием граждан. Так называемые агитаторы обходили по квартирам ленивых и нетрезвых и плакались, что их не отпустят домой, пока все не сходят на участки. Реальное голосование, видимо, было далеко не всеобщим, но в отчетах всегда были положенные 99,99%.

В 1989-м — 1991-м у нас устраивались совсем другие выборы. Они, безусловно, являлись актами политической борьбы, потому что меняли власть.

На что похожи теперешние выборы — на советские или на те, что происходили в революционные годы? Похоже, народ разделился во мнениях. Основная масса наших граждан видит сегодня в выборах лишь ритуал и воспринимает предшествующие им кампании как один из телесериалов. А интеллигенты, по крайней мере заметная их часть, — как политическую борьбу образца начала девяностых.

Кто прав? Считаю, что большинство.

Политика — это борьба за власть. И принципиальная борьба, и беспринципная — частные ее случаи. Но там, где нет борьбы за власть, там нет и политики. Выборы могут быть одним из политических инструментов. Причем далеко не единственным. Придавать любым выборам какой-то магический смысл — большая ошибка.

А выборы, которые организованы так, чтобы власть не сменилась, к политике отношения вообще не имеют. Это просто произведение другого жанра, которое надо судить по другим общественным и эстетическим стандартам.

Низовые выборы иногда, хотя и нечасто, сохраняют у нас некоторый политический оттенок. Единственную попытку придать такой оттенок нынешним президентским выборам предпринял Алексей Навальный. Думаю, попытку изначально обреченную, потому что наш руководящий круг согласился бы на занесение его в список претендентов только под сильнейшим давлением снизу. Давление — к удивлению всех и к испугу некоторых — было, но оказалось явно недостаточным.

Хорош или плох Навальный, но он политик. Вся его биография говорит о том, что он боролся, борется и дальше собирается бороться за власть. С того момента, когда окончательно стало ясно, что президентские выборы пройдут без него, их жанр полностью определился. Это зрелище. Увлекательное или нет — дело вкуса публики и умения постановщиков.

Вот как зрелище его и судите. Оно может оказаться интересным для знатоков театра, сериалов, ток-шоу или хоть цирка, но те, кто станет искать в нем политику, только зря потратят время. Это все равно что искать историческую науку в сериале «Игра престолов», с его драконами и мелодраматическими ссорами и примирениями персонажей. Не случайно привожу этот пример, потому что обнаружилось какое-то число умных людей, готовых устраивать семинары, чтобы выискивать крупицы исторической фактуры там, где она приспособлена совсем для других целей.

Точно такой же смысл имеют и сегодняшние споры об экономической платформе Собчак или о том, сколько великих политтехнологов ринулись на нее работать. Это чисто сценические вопросы. Политтехнологи истосковались по интересной и высокооплачиваемой режиссерской работе. А программа по экономике, которую то ли тайно, то ли уже открыто подрядились писать наши звезды экономической публицистики, по определению не сможет ничего добавить к тому, что они и так всю жизнь пропагандируют, нисколько не скрывая свои рецепты от публики.

Прошу не искать в этом какой-либо неприязни к Собчак персонально. Неприязни нет. Я был когда-то по-журналистски знаком с ее отцом, но саму ее не видел в реале ни разу в жизни. Я никогда не смотрел игривое телешоу, которое когда-то ее прославило, и всего один раз видел ее недавно в роли ведущей, когда она интервьюировала Навального. Беседа была вялой и неважно подготовленной с обеих сторон. Но, может быть, это было исключением, и под руководством хороших постановщиков Собчак станет творить на экранах чудеса и приводить своим искусством в восторг миллионы ценителей.

Я знаю о ней только то, что она никогда не была политиком, никогда не боролась за власть, и нынешние ее выступления никакого касательства к этой борьбе не имеют. Такими же будут установки и у ее неназванных еще коллег по президентской кампании. За вычетом Путина, естественно.

Опять же, оставим политологам вопрос о том, зачем властям вообще такая шумная театрализация выборного ритуала. Тем более что его сюжеты никак не связаны с установками предстоящего президентского цикла. Вспомните темы кампании 2012 года, обещания претендентов, установочные статьи Путина — и сравните все это с реальной политикой и с практическими решениями последних пяти с половиной лет. Это две разные реальности.

Поэтому наслаждайтесь игрой исполнителей и хитросплетениями сценических интриг, если они будут того заслуживать, а вы — любитель зрелищ. Если же будет скучно, просто выключите телевизор. Не тратьте время и на споры, ходить или не ходить на участки. И те, кому занятно будет туда сходить, и те, кому нет, на поведение начальства не повлияют. Самое большее, какой-нибудь чин за низкую явку будет заменен другим таким же.

Вся эта выборная кампания, повторю, не про политику. А кого интересует политика, тому предстоит искать и находить ее в других местах и в иных ситуациях.

Сергей Шелин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.