Табу на тему смерти

Смерть воспринимается не как обыденное и естественное явление, а как что-то постыдное и полузапрещенное — и одновременно легко распугиваемое силой слова.


© СС0

Со времени советской власти многое перестало быть стыдным. Не стыдно быть инвалидом или карликом. Не стыдно делать пластические операции. Не стыдно быть евреем. Конечно, немного стыдно быть геем — но одновременно почетно и загадочно (как в советское время евреем). Но почему-то остался (а вернее, вернулся — одно время казалось, что все рассосалось — а теперь оказывается, что нет) стыд смерти.

С темой смерти в отечественной культуре всегда было что-то не так. В советское время тему смерти прятали в стыдливые рамки на последней странице «Вечерней Москвы» или — если повезет чуть больше — в нагромождение чудовищных канцеляризмов в пространном некрологе. Игнорирование информации о человеческих жертвах при катастрофах имело масштаб национальной идеи. Лучше вообще ничего не писать — но на худой конец «имеются пострадавшие» или в совсем уж адских случаях — «Самолет продолжал полет в сторону Японского моря».

Сегодня все немного по-другому — просто на смену длинным советским некрологам приходит лаконично-абсурдный мем «Уходит эпоха…», а если не повезет, то и совсем истерическое самобичевание про то, что вот какая была глыба — а мы, ничтожные, не показывали ему, чем он был для нас для всех. А в момент страшного взрыва в Ижевске уже после появления в сети не оставлявших иллюзий фотографий каждый первый из оставлявших в самом популярном местном паблике комментарии писал розово-слюняво-убогое: «Надеюсь, все живы».

Смерть воспринимается не как обыденное и естественное явление, а как что-то постыдное и полузапрещенное — и одновременно легко распугиваемое силой слова, ведь вот как же тому Баталову стыдно и нехорошо быть умершим, отвергая искренние пожелания редакции, к которым наверняка присоединятся миллионы читателей.

Короче, это пока постановка проблемы без яркого концептуального вывода — надо еще покрутить. Но — что самое важное — попытка самовозрождения табу на тему смерти явно противоречит реальному интересу и любопытству, которое у обывателя вызывают те же некрологи. В газетах они всегда были и остаются одним из самых читаемых жанров. Особенно за пределами мегаполисов.

Михаил Виноградов

Прочитать оригинал поста Михаила Виноградова с комментариями читателей его блога можно здесь.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.